Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Почему устойчивы «библиотечные» стереотипы? 02.07.2012

Почему устойчивы «библиотечные» стереотипы?

Предлагаем нашим читателям цикл статей М.Ю. Матвеева, посвященных изучению имиджа библиотек.

Статья 4

«Долговечность» стереотипных суждений и образов, бытующих в обществе и представляющих деятельность библиотек в неверном и даже предвзятом ракурсе, — весьма болезненная и, как ни странно, еще недостаточно исследованная проблема. Обычно исследователи приходят к следующему выводу: заявлять во всеуслышание, что «библиотечные» стереотипы неправильные и несправедливые, совершенно бесполезно — эту проблему необходимо исследовать гораздо глубже и выявлять те условия, которые сделали возможным их существование[1].

К проблеме устойчивости стереотипов можно подходить двояко: с учетом специфики стереотипов как особого социального явления и с учетом собственно «библиотечных» стереотипов. В первом случае можно отметить следующее:

· Привыкая к стереотипу, люди просто перестают его замечать. Именно поэтому резкая реакция на нелестное «клише» и попытки его опровержения ведут к противоположным последствиям: окружающие начинают думать, что повод для критики все-таки имеется[2]. Кроме того, стереотип устойчив потому, что для человека, придерживающегося стереотипной точки зрения, она таковой вообще не является — стереотип может быть обидным только для того, к кому он применяется[3].

· Массовое сознание максимально консервативно — оно с куда большим удовольствием повторяет старые представления, чем порождает новые[4].

· Если на человека воздействуют и положительные, и отрицательные сообщения (сигналы), «то при прочих равных условиях положительный сигнал будет все-таки менее значим, чем отрицательный, ибо для нас важнее то, что угрожает жизнедеятельности, чем то, что ее улучшает»[5]. «В социуме из поколения в поколение … воспроизводятся “вечные стереотипы”, которые являются одной из основ человеческой культуры. К “вечным стереотипам” принадлежат нерешенные проблемы… У клиента отрицательные стереотипы практически всегда преобладают над положительными стереотипами, если было бы наоборот, профессии рекламиста и пиармена не были бы востребованы»[6].

· Проблему стереотипов можно представить и через понятия «доверие» — «недоверие»: многие люди полагают, что никому и ничему в жизни верить нельзя. Парадоксальная устойчивость стереотипа (в особенности негативного) заключается в том, что он принимается на веру именно потому, что он основан на недоверии, то есть содержит критику того или иного человека или явления.

· Массовая культура, активно распространяющая всевозможные стереотипы, не ставит целью создание содержательных образов (в том числе — образов библиотеки или библиотекаря), поскольку это противоречит основным принципам ее существования: легкости создания, воспроизведения и тиражирования выпускаемого продукта, его принципиальной одноразовости (при прочтении или просмотре), а также «узнаваемости» потребителем[7].

· Некоторые известные стереотипы, как, например, стереотип «серой мышки», устойчивы потому, что они не являются чисто «библиотечными» — подобные «мышки» встречаются во многих организациях, а в библиотеках ввиду нечеткости требований к персоналу происходит их «накопление» после того, как они меняют ряд работ[8].

· И, наконец, можно признать и тот факт, что понятия «имидж» и «стереотип» буквально «подпитывают» друг друга: имидж как «фасадная часть» образа строится именно на стереотипе, а вовсе не на детальном анализе того или иного предмета или явления, а стереотип, в свою очередь, не был бы столь заметен, если бы не содержал в себе эмоционально-образных оценок. Главную причину возникновения имиджа можно сформулировать следующим образом: «Принимая решения в условиях дефицита информации, а в ряде случае из-за отсутствия времени, а то и просто нежелания думать, мы заменяем построение сложного и углубленного портрета человека его имиджем — знаковым заменителем, отражающим его основные черты… Имидж является естественным продуктом обработки больших массивов информации. Поскольку мы не в состоянии хранить весь этот объем, мы начинаем пользоваться ярлычками, отсылающими на стоящие за ними ситуации»[9]. Примерно то же самое можно сказать и о стереотипе.

Что же касается собственно «библиотечных» стереотипов, то их устойчивость объясняется следующими причинами:

· Для статусных позиций гуманитарной интеллигенции (в том числе и библиотекарей) не так важны профессиональные особенности труда и должностные стратификации, сколько аскриптивные характеристики — возраст, пол, здоровье, семейное положение и т. д.[10] Заметим, что как раз эти характеристики и определяют стереотипный «портрет» библиотекаря.

· На имидж библиотек и библиотекарей влияют и некоторые «общие» стереотипы, непосредственно не связанные с деятельностью библиотек. Так, например, можно упомянуть о весьма своеобразном воздействии СМИ на массовое сознание: и через телевидение, и через Интернет постоянно распространяются образы вечной свободы, вечного здоровья и вечной привлекательности, которые плохо ассоциируются с обычными «рутинными» профессиями и часто ведут к образованию комплекса неполноценности[11]. Кроме того, в СМИ муссируется мысль о том, что успех и скромность — понятия несовместимые[12].

· Одна из причин долголетия «библиотечных» стереотипов — это постоянное обесценивание «женских» профессий в глазах общественности[13].

· Библиотекарям досадно сознавать, что в массовой культуре они изображаются только как молчаливые «хранители знания», но это же можно сказать и о природе существования самого стереотипа: он, по сути, тоже является формой хранения знания, и, возможно, именно поэтому библиотечная профессия столь часто стереотипизируется[14].

· Общественное мнение зависит и от того, как оценивают деятельность библиотек писатели и журналисты, причем это проблема «вечная» и повторяющаяся в каждом поколении. Как только ослабевает дружеские связи людей искусства с библиотекарями, так сразу же ухудшается и восприятие библиотечной профессии.

· Долговечность и многочисленность стереотипов можно объяснить тем, что их распространяют представители разных профессий, опирающиеся на собственное видение мира и собственные представления о библиотечном деле: «С точки зрения социологии культуры библиотека … собирает, хранит и обеспечивает потребление культурных ценностей. Именно формирование и сохранение библиотечных фондов — этой книжной модели культуры, цивилизации, общества — представляется социологам главной ценностью библиотеки как социального института общества. В целом роль библиотеки видится скорее как пассивной, чем активной участницы жизни общества, т. е. как “хранительницы”. …

Психологи утверждают, что в каждом обществе своя роль института профессии. В обществах с высоким статусом профессии принадлежность к той или иной профессии является ведущим фактором психологического благополучия человека, … или, наоборот, ощущения незащищенности, неуверенности неблагополучия. Дает ли наша профессия уверенность и спокойствие? … Психологи предостерегают: нестабильность окружающего мира и недооцененность профессии порождает такое явление, как “профессиональный маргинализм”» и т. д.[15]

· Библиотечное дело само по себе очень неоднородно. Некоторые зарубежные исследователи условно делят его на «большое» и «малое». «Большое» или «великое» библиотечное дело — это мир зарубежных командировок, грантов, участия в работе крупных международных организаций и т. д., а «малое» — это мир обычных «маленьких» библиотекарей[16]. «Существует очень узкая грань, в пределах которой библиотечное дело можно определить как совокупность незаметных усилий таких же скромных и незаметных библиотекарей. При этом происходит постоянное “соскальзывание” либо в сторону “великих свершений”, либо в сторону негативных стереотипов. Между тем деятельность “маленьких” библиотекарей не менее важна, чем масштабные планы и проекты»[17]. Другими словами, «те люди, которые не относятся к миру “большого” библиотечного дела, очень часто соотносятся со стереотипными портретами библиотекарей с их старомодностью, одиночеством, любовью к порядку и “шиканьем” на читателей»[18].

· В России статус, роль и задачи библиотеки определяются «специалистами-библиотекарями и библиотековедами без изначальной стратегической установки на партнерство с разными группами общественности. Возможно, именно поэтому у нас колоссален разрыв между представлениями библиотекарей о своей профессии и мифологическими представлениями общества о ней»[19]. В определенном смысле слова библиотекари сами поддерживают архаичный образ библиотеки, начиная от зданий, выстроенных «в псевдоклассическом стиле» и кончая неизменным интерьером и навсегда установленными правилами пользования[20].

Устойчивое существование «библиотечных» стереотипов в массовом сознании вынуждает библиотекарей разрабатывать различные подходы к проблеме их преодоления. В целом можно упомянуть четыре таких подхода:

1. «Воинственно-непримиримый» подход состоит в том, что библиотекари пользуются любой возможностью (в общении с читателями, в профессиональной и «непрофессиональной» прессе, на радио и телевидении, в Интернете), чтобы опровергнуть имеющиеся стереотипы. Вот типичный пример: «Социологические исследования показывают, что нередко библиотека в глазах современной молодежи выглядит своего рода анахронизмом, пристанищем консерватизма, а образ библиотекаря ассоциируется чуть ли не с чеховским “человеком в футляре”…

У меня и моих коллег такое отношение вызывает не только справедливое негодование, но и желание объявить войну отжившим свой век стереотипам, принижающим социальный статус и престиж такого уникального социального института, как Библиотека, обесценивающим его многовековую историю и заслуги последних дней»[21].

2. «Юмористически-игнорирующий» подход заключается в том, что библиотекарям либо вообще не нужно замечать стереотипы, либо обращать на них внимание только в юмористическом плане и от души смеяться над ними. Заметим, что многие зарубежные сайты в Интернете, затрагивающие проблему имиджа библиотек, базируются именно на таком подходе. При этом некоторые авторы полагают, что «войну за имидж» надо немедленно прекратить и не тратить время и деньги на неэффективные и напрасные мероприятия[22].

3. «Эволюционный» подход состоит в том, что «библиотечные» стереотипы со временем сами изживут себя. Библиотекарям же нужно просто признать, что «и такое порою встречается», и спокойно работать дальше. Таким образом, если библиотекарь, каким бы «старомодным» и «стереотипным» он ни казался, поможет сэкономить посетителю библиотеки массу времени и денег, предоставляя необходимую информацию, то это уже безусловное благо[23].

4. И, наконец, можно упомянуть о «постструктуралистском» подходе, основанном на изучении места библиотечной профессии среди других профессий и междисциплинарном исследовании библиотеки как феномена культуры. Как отмечает К. Адамс, «Весь предшествующий анализ стереотипа библиотечного работника оказался несостоятельным, поскольку все равно остается непонятным, как же стереотип влияет на формирование общественного мнения и почему же он оказался настолько долговечным.

Без тщательного анализа этого процесса попытки побороть стереотип простым усилием воли, переименованием отдельных понятий или путем его простого игнорирования будут оставаться тщетными… Постструктуралистские теории последнего времени позволяют библиотекарям понять стойкость и неотъемлемость алогичных и иррациональных моментов в стереотипе и начать создание базы для его преодоления…»[24]. Один из наиболее настораживающих феноменов последних лет — появление в конце ХХ в. анекдотов «про компьютерщиков и библиотекарей», в которых библиотекари выставляются в самом нелестном виде: «Имидж “засушенной косточки от чернослива” может быть частью анекдотов и шуток по поводу библиотечной профессии. Все дело в том, что стереотип дает возможность любым другим специалистам в области информации “сохранять дистанцию” между собой и библиотечными работниками»[25]. Неприязнь к библиотеке, таким образом, может быть не только личностной — она может быть и профессиональной (библиотека, бесплатно предоставляющая информацию, может рассматриваться как конкурент).

На наш взгляд, однозначного предпочтения ни одному из подходов отдавать нельзя. Скорее всего, библиотекарям подойдет «тактика гибкого реагирования» в зависимости от конкретной ситуации:

· Если есть возможность тактично объяснить читателю библиотеки, чиновнику или журналисту, что существующие стереотипы устарели, то ей надо воспользоваться (1-й подход). Однако слишком активного опровержения стереотипов (особенно в печати) быть не должно — иначе, как уже говорилось, общество только укрепится в своих подозрениях.

· Для поддержания морального настроя сотрудников «библиотечные» стереотипы можно обыгрывать на конкурсах профессионального мастерства, в юмористических отделах сайтов библиотек в Интернете и т. д. (2-й подход). Тем не менее, необходимо учитывать, что юмор самих библиотечных работников отличается от тех шуток в адрес библиотекарей, которые бытуют в обществе.

· Имидж библиотеки зависит не только от стереотипов, но и от реальных достоинств библиотеки (3-й подход). В то же время понятия «имидж библиотеки» и «репутация библиотеки» не являются синонимами: имидж содержит в себе много иррациональных моментов и часто основывается на случайных наблюдениях, в то время как репутация создается на основе оценки реальных достоинств организации.

· Механизмы формирования стереотипов действительно нуждаются в дальнейшем изучении, причем не только в рамках самой профессии (4-й подход), однако это не должно становиться самоцелью. Кроме того, прямое или косвенное признание маргинальности своей профессии отнюдь не прибавляет оптимизма самим библиотечным работникам.

Подводя общие итоги, можно отметить следующее.

1. Библиотекарям необходимо помнить, что количество и качество исходной информации о работе библиотеки не находится в прямой зависимости с конечным результатом — распространенными в обществе стереотипами.

2. Современный человек не может обойтись без стереотипов, и поэтому непримиримо-враждебное к ним отношение не может привести к успеху. Скорее, здесь необходим комплексный подход, учитывающий различные точки зрения.

3. Главным «идейным противником» библиотек является современная индустрия досуга с ее клишированными образами, расхожими сюжетами и причудливым сочетанием жанров и стилей. В определенном смысле слова библиотека всегда была, есть и будет главной «мишенью» для насмешек со стороны массовой культуры, отнюдь не симпатизирующей своему «конкуренту» и не желающей, чтобы люди становились более думающими, читающими и образованными.

Примечания



[1] Radford M. L., Radford G. P. Power, knowledge and fear: feminism, Foucault and the stereotype of the female librarian // Library Quarterly. 1997. Vol. 67(3). P. 256—257.

[2] Федоров И. А. Имидж как программирование поведение людей. Рязань, 1997. С. 59.

[3] Амозова Л. Н. История как составная часть имиджа компании: социально-философский и социологический анализ // Текст: восприятие, информация, интерпретация. Актуальные проблемы перевода. Чтение как феномен культуры. Текст в системе обучения: проблемы восприятия и методики. Имиджелогия и PR: сб. докл. I Междунар. науч. конф. Рос. нового ун-та (М., 27—28 мая 2002 г.) / сост.: Н. А. Збруева, О. Ю. Иванова. М., 2002. С. 199.

[4] Федоров И. А. Указ. соч. С. 91.

[5] Панасюк А. Ю. Вам нужен имиджмейкер? или о том, как создавать свой имидж. М., 1998. С. 33.


Страница 1 - 1 из 2
Начало | Пред. | 1 2 | След. | Конец Все




Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru