Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Духовная память о подвижниках веры – путь к их прославлению: 1915 г. – празднование 100-летия со дня рождения Феофана Затворника 20.11.2012

Духовная память о подвижниках веры – путь к их прославлению: 1915 г. – празднование 100-летия со дня рождения Феофана Затворника

Выступление члена Научно-редакционного совета по изданию Полного собрания творений святителя Феофана, Затворника Вышенского, преподавателя Российской Академии художеств, доктора филологических наук В.В. Кашириной на пленарном заседании VI Феофановских чтений.

В начале XX века отмечались два юбилея, связанных с памятью святителя Феофана, Затворника Вышенского:

— в 1904 году — 10-летие со дня праведной кончины;

— 1915 год — 100-летие со дня рождения.

Юбилейные мероприятия, чествование памяти подвижников нужны в первую очередь их современникам и потомкам. Духовная память сохраняет в наших сердцах их подвиги, позволяет нам молитвенно обращаться к ним за помощью и поддержкой.

После кончины святителя Феофана его современники ощущали святость жизни Вышенского Затворника. Об этом писал его жизнеописатель, смотритель Шацкого духовного училища П.А. Смирнов, который к двум юбилеям святителя Феофана подготовил две книги о жизни и духовном наследии святителя: «Исторические поминки и юбилеи выдающихся общественных деятелей у нас принято праздновать особенными, часто торжественными собраниями в память их. Последние имеют очень важное нравственно-общественное значение. Конечно, не самим юбилярам нужны подобные праздники, ибо они уже стоят пред Лицом Божиим — во всей совокупности своих дел, своей жизни и нуждаются только в молитвах Церкви. Но эти праздники крайне необходимы самому обществу и народу, из которого вышли чествуемые деятели. Тогда оно торжественно свидетельствует, что помнит и умеет ценить значение духовных благ, завещанных ему великими людьми. Тут особенно дорого то, что вся общественная масса обыкновенных — средних и малых людей, оторвавшихся от узких интересов будничной жизни и сбросивших с себя иго житейских забот, хоть на несколько часов становится лучшею, входя в соприкосновение и общение с идеями великого человека и переживая возвышеннейшие, облагораживающие моменты жизни. На памяти дорогого лица общество припоминает свою историю, рост своей внутренней жизни, невольно сравнивает и проверяет свое настоящее опытами прошлого и может находить указания для своего лучшего будущего»[1].

Петр Алексеевич Смирнов — выпускник Киевской Духовной Академии (выпуска 1882 г.), по окончании которой состоял преподавателем греческого языка в первом Тамбовском духовном училище и временно преподавал гражданскую историю в местной семинарии. Затем в течение трех лет занимал место помощника смотрителя 2-го Тамбовского духовного училища. В январе 1890 г. был назначен смотрителем Шацкого духовного училища, которое находилось вблизи Вышенской обители и опекалось монастырем.

По воспоминаниям современников, Петр Алексеевич был талантливым лектором, миссионером, автором-составителем нескольких сборников: «Святая Четыредесятница и Страстная седмица» [2] и «Среди живой природы и в кругу хороших людей» [3].

Первый сборник был предназначен для назидательного чтения и содержал материалы для поучений во время Великого поста из проповедей свт. Филарета (Дроздова), свт. Иннокентия (Борисовского), архиеп. Никанора (Бровковича) и свт. Феофана, Затворника Вышенского. Причем книга оказалась настолько востребованной, что уже через полгода потребовалось второе издание. Книга была одобрена не только духовными, но и несколькими светскими ведомствами: Министерством народного просвещения, Военным министерством и Ведомством учреждений императрицы Марии. Некоторые учреждения сделали распоряжение о том, чтобы эта книга была во всех их школах. Например, благотворительное Ведомство учреждений императрицы Марии закупило для этой цели 300 книг [4].

К десятилетию со дня кончины святителя в 1904 году П.А. Смирнов подготовил публикацию в «Тамбовских епархиальных ведомостях» «Преосвященный Феофан, Вышенский затворник: Его подвиги в затворе и общественно-историческое значение их» [5], которая в 1905 году вышла отдельным изданием «Жизнь и учение преосвященного Феофана Вышенского Затворника: В память десятилетия со дня блаженной кончины святителя» [6].

О выходе этой книги написали многие церковные издания, были опубликованы положительные рецензии в «Страннике» [7], «Историческом вестнике» [8], «Церковных ведомостях» [9] и др.

Наиболее полной, на наш взгляд, была рецензия С. Горелова в «Тамбовских епархиальных ведомостях», опубликованная в 1907 году к 25-летию учебной деятельности П.А. Смирнова [10].

С. Горелов отмечает важное значение сочинения П.А. Смирнова для сохранения памяти о Вышенском подвижнике и расценивает этот труд как «отрадное явление в нашей духовной литературе»: «Он является первой попыткой приблизить к пониманию, популяризовать среди русского православного общества замечательную личность и учение великого христианского учителя и подвижника. Наряду с жизнеописанием преосвященного Феофана в книге обстоятельно изложено и учение его по всем важнейшим вопросам христианской нравственности, так что прочитавший книгу может иметь ясное представление о всем нравственном миросозерцании святителя» [11].

Важным достоинством книги является ее достоверность. Сочинение П.А. Смирнова было написано при духовной поддержке и руководстве сотаинника святителя, настоятеля Вышенской пустыни архимандрита Аркадия (Честонова, 1821–1907), который отметил ошибки в предыдущих жизнеописаниях Феофана затворника. Например, в статье В.П. Рыбинского «Памяти преосвященного Феофана, епископа Владимирского и Суздальского» [12] было отмечено, что святитель Феофан был талантливым церковным композитором; в жизнеописании проф. И. Корсунского [13] говорилось, что святитель Феофан не раз посетил Афонскую гору, что не соответствовало действительности. Таким образом, в сочинении П.А. Смирнова мы имеем «самую достоверную биографию святителя Феофана, притом написанную с горячей любовию и глубоким благоговением к памяти великого христианского учителя. Поэтому не удивительно, что книга имела большой успех и ее появление было встречено сочувственно как со стороны духовной и светской печати, так и читающей публикой» [14].

Ко дню столетия со дня рождения святителя, которое отмечалось в начале 1915 года, П.А. Смирнов подготовил жизнеописание Феофана Затворника, которое также первоначально было напечатано в «Тамбовских епархиальных ведомостях» [15], а затем вышло отдельным изданием [16].

Именно с этой книгой было связано и проведение торжественных мероприятий по празднованию 100-летнего юбилея со дня рождения святителя на Выше, о чем сохранился отчет Шацкого священника Василия Бельского, опубликованный в «Тамбовских епархиальных ведомостях» [17].

10 января (по ст.ст.) 1915 года в 6 часов утра в Вышенскую пустынь прибыл епископ Козловский Зиновий (Дроздов), викарий Тамбовского архиепископа Кирилла (Смирнова) и был торжественно встречен братией обители во главе с настоятелем архимандритом Ипатием.

В этот же день Владыка Зиновий совершил Божественную литургию в Христорождественском соборе обители в сослужении отца настоятеля пустыни архимандрита Ипатия, членов местного Феофановского братского кружка ревнителей православия и братии монастыря. В богослужении участвовали и ученики Вышенско-Куплинской второклассной школы, которые исполнили «умилительные церковные песнопения».

Как вспоминали очевидцы, «при совершении литургии невольно чувствовалось, что приснопамятный святитель Феофан, подвизавшийся здесь, в этих святых местах, служивший в монастырских храмах и соборах, в тех священных облачениях, которые как драгоценная святыня, хранятся тщательно в обители, и теперь незримо присутствует при богослужении, возносит свои святые молитвы вместе с нами к милосердому Богу и невидимо простирает свои всечестные руки для благословения всех, собравшихся в святый храм и в Вышенскую обитель, почтить память святителя» [18].

В конце литургии Владыка произнес проповедь о жизни и трудах святителя Феофана, о значении его жизни для всей Православной Церкви. Эта проповедь, записанная позднее о. Василием Бельским, также дошла до нас и свидетельствует о том высоком почитании, которым пользовался святитель среди своих современников: «Сегодня исполнилось сто лет со дня рождения приснопамятного святителя Феофана. Бог многоразличными дарами наделил святителя: он был ученый богослов, образованный литератор и хороший художник. Много пользы он принес нашему дорогому отечеству… Благодаря своим выдающимся способностям и широкому образованию, он мог бы хорошо ус троиться в жизни, но вместо епископской кафедры он избрал затвор и поселился в Вышенской пустыни, где провел всю вторую половину жизни, из которой более 18 лет пребывал в полном затворе. Совершенно непонятно было современникам святителя, почему он, сравнительно молодой (52 лет), здоровый и духовно богато одаренный, оставляет епископскую кафедру и ищет покоя в уединенной келье захолустной обители. Ответ на этот вопрос святитель дал сам в своем прошении Св. Синоду об увольнении в епископской кафедры на покой, заявив, что он желает посвятить свою жизнь духовно-литературным трудам на пользу Православной церкви и русского христианского общества. Вначале он принимал участие в управлении Вышенской обителью, так как был назначен настоятелем пустыни, а потом удалился в затвор, затворил за собою не только двери, но и закрыл уста; но, вместе с тем, он не порвал совсем своей духовной связи с оставленным им миром. Его печатное слово в книгах и писанное — в письмах — разносилось по всему нашему обширному отечеству и слышно было в самых отдаленных уголках его. Его замечательные литературные труды — «Путь ко спасению» и другие, до сих пор руководят многих и спасают от потопления в бездне греховной. <…>

Счастливы вы, братие, что можете припадать к гробнице святителя Феофана и просить его святых молитв и предстательства пред престолом Всевышнего за нас грешных. Он — наша путеводная звезда! Будем подражать ему по мере наших слабых сил» [19].

По окончании литургии Владыка Зиновий вместе с сонмом священнослужителей и многочисленными богомольцами направился крестным ходом в Казанский холодный собор обители, где был погребен святитель Феофан. Владыка облачился в мантию святителя Феофана и совершил при гробнице его Великую панихиду. По свидетельству очевидцев, «невозможно передать в кратком описании всех тех святых мыслей, чувств и душевных переживаний, которыми были наполнены в это время сердца всех молящихся» [20].

По окончании Великой панихиды торжественная процессия направилась на могилу архимандрита Аркадия, которого глубоко почитал святитель и который был одним из тех редких людей, кто во время затвора посещал святителя. На могиле архимандрита Аркадия была отслужена панихида, после которой Владыка вместе со священнослужителями проследовал в кельи святителя Феофана, побывал в «церквице» святителя. «С каким благоговением сопровождавшие Владыку лобызали святой престол, пред которым совершал свои святые моления и на котором приносил наедине бескровную жертву воспоминаемый подвижник епископ Феофан в сослужении ангелов, как выразился один их близких к святителю лиц (игумен Тихон — духовник его)» [21]. В кельях святителя Феофана была предложена праздничная трапеза.

На следующий день, 11 января, в монастыре также чествовали память Вышенского Затворника. Была отслужена Божественная литургия, которую совершил преосвященнейший Зиновий в сослужении архимандрита Ипатия, уездного наблюдателя церковных школ Шацкого уезда протоиерея Д.М. Алмазова, заведующего Вышенско-Купленской второклассной школой священника И.П. Богоявленского, старшего учителя той же школы священника И.В. Морозова и монашествующей братии. В конце литургии Владыка также обратился к молящимся со словом назидания.

На этом юбилейные мероприятия на Выше не закончились В этот же день в зале Вышенско-Куплинской второклассной школы было устроено чтение, посвященное памяти святителя Феофана. Смотритель Шацкого духовного училища Петр Алексеевич Смирнов представил слушателям жизнеописание святителя и характеристику его духовно-литературных творений. Как вспоминали очевидцы, «зал был переполнен во множестве собравшимся из окрестных сел народом. Здесь были как представители интеллигентного класса общества, так и масса простого народа, заполнившего не только зал, но и все соседние помещения и входы» [22]. В школу прибыл и Владыка Зиновий, которого ученики встретили пением тропаря Богоявлению. При входе в зал преосвященного Зиновия школьный хор пропел молитву «Царю Небесный…». Владыка благословил собравшихся, и хор исполнил «Хвалите имя Господне…»

После этого началось выступление П.А. Смирнова, который рассказывал о святителе более двух часов. Среди его выступления были сделаны три перерыва, когда школьный хор под управлением учителя пения П.А. Бабеевского исполнил несколько духовных и патриотических песнопений: «С нами Бог…», «В Чермнем мори….», «Боже великий, Царь неба и земли», «Вперед идите, други» и др. Было заметно, что школьный хор долго готовился к этому дню.

Однако главное внимание было приковано к речи П.А. Смирнова. «Во время ее произнесения в зале воцарилась полнейшая тишина. Все с напряженным вниманием слушали повествование П.А. Смирнова о жизни затворника Вышенского епископа Феофана, о его творениях и трудах. По содержанию эту речь можно разделить на две половины. В первой — подробно и обстоятельно повествовалось о жизни и подвигах святителя-затворника. <…> Преимущественное внимание было уделено жизни святителя в затворе в Вышенской пустыни, причем отмечены следующие черты из жизни святителя: непрестанная молитва, напряженный умственный труд, полная нестяжательность, беспредельное милосердие и, наконец, истинное евангельское смирение. Облик почившего святителя-затворника предстал пред слушателями во всей его духовной красоте. С большею обстоятельностью также были предложены слушателям во второй половине речи изложение и характеристика учено-литературных богословских творений святителя. Творения епископа Феофана оратор сравнивал и уподоблял творениям святых отцов. По характеру и содержанию он разделял их вообще на нравоучительные, истолковательные (экзегетические) и переводные. При всем разнообразии творений святителя Феофана, все они проникнуты одной идеей, красной нитью проходящей по всему целому, — мыслию о едином на потребу, указанием путей и средств к достижению человеком спасения. После характеристики нравоучительных трудов оратор подробно выяснил учение святителя о том, как устроить каждому человеку истинно-христианскую жизнь среди обычной житейской суеты. На основании содержания писем святителя он раскрыл подробно учение епископа Феофана о христианской молитве, особенно о церковной. В заключение характеристики проповеднических трудов святителя оратор прочитал его поучение о плодах достойного причащения Св. Таин, которое может служить образцом необыкновенной простоты изложения, достойной даже детскому пониманию (слово было сказано воспитанницам епархиального училища), и вместе — высокого богословского учения о сущности таинства причащения» [23].

По окончании повествования П.А. Смирнова хор пропел гимн «Боже, Царя храни» и молитву «Достойно есть». Владыка Зиновий благословил всех. Было заметно, что этот день надолго остался в памяти народа, который глубоко почитал как святителя Феофана, так и архимандрита Аркадия. Свидетельством этого глубочайшего почитания были народные синодики, где перед именами дедов и прадедов были вписаны имена вышенских подвижников, а также святые углы в простых избах, где задолго до церковного прославления святителя Феофана стоял его портрет.

Духовная память о Вышенском затворнике, память сердца, память молитвенная сохранила его имя через все советские годы и во многом предопределила канонизацию Феофана Затворника в лике святителей на Поместном Соборе Русской Православной Церкви в 1988 году, посвященном 1000-летию Крещения Руси.

Юбилейные торжества, прошедшие на Выше 100 лет назад, передают духовную эстафету и нам, особенно в преддверии подготовки 200-летнего юбилея со дня рождения святителя, который будет отмечаться в 2015 году на общецерковном уровне.



[1] <Смирнов П.> Преосвященный Феофан, Вышенский затворник. Его подвиги в затворе и общественно–историческое значение их // Тамбовские епархиальные ведомости. Неоф. 1904. № 6. 7 февраля. С. 143–144.

[2] Смирнов П.А. Святая Четыредесятница и Страстная седмица: Сб. ст. для назидательного чтения. 2-е изд. М., 1904.

[3] Смирнов П.А. Среди живой природы и в кругу хороших людей: Кн. для чтения учеников старшего отделения начальной школы повышенного типа, для двуклассной школы, городских училищ, воскресной школы и младших классов средних учебных заведений. Шацк, 1911.

[4] Подробнее см.: Горелов С. Двадцатипятилетние учебно-воспитательной службы смотрителя Шацкого духовного училища П.А. Смирнова // Тамбовские епархиальные ведомости. Неоф. 1907. № 47. 24 ноября. С. 1924–1934; № 48. 1 декабря. С. 1991–2001, № 49. 8 декабря. С. 2020–2028. 1908. № 1. 5 января. С. 22–30.

[5] <Смирнов П.> Преосвященный Феофан, Вышенский затворник. Его подвиги в затворе и общественно–историческое значение их // Тамбовские епархиальные ведомости. Неоф. 1904. № 6. 7 февраля. С. 143–146; № 10. 6 марта. С. 249–254; № 11. 13 марта. С. 293–298; № 13. 27 марта. С. 353–360; № 14–15. 3 и 10 апреля 1904. С. 379–388; № 16. 17 апреля. С. 401–409; № 17. 24 апреля. С. 433–437; № 18. 1 мая. С. 455–461; № 19. 8 мая. С. 490–494; № 20. 15 мая. С. 514–518; № 22. 29 мая. С. 569–573; № 23. 5 июня. С.606–611; № 40. 2 октября. С. 1153–1159.

[6] Смирнов П.А. Жизнь и учение преосвященного Феофана Вышенского Затворника: В память десятилетия со дня блаженной кончины святителя. Шацк, 1905.

[7] Бронзов А., проф. Рецензия // Странник. 1906. Октябрь. С. 592–594. По мнению профессора, П.А. Смирнов сумел дать яркое жизнеописание святителя: «…автор сообщает немало интересных биографических о почившем святителе данных, собранных в книге тщательно, с любовью и по возможности проверенных. Благодаря этим данным, личность преосв. Феофана выступает пред читателем в достаточно полном и более или менее ярком свете. Просто не верится, чтоб в наши дни могли существовать столь самоотверженно настроенные люди! Тем приятнее сознавать, что они действительно жили среди нас, хотя, быть может, и не в достаточной мере нами ценились» (С. 592–593). В качестве недостатка А.Бронзов отмечает большие цитаты из произведений святителя в книге П.А. Смирнова: «…автор рассматриваемой нами книги употребляет большие усилия к тому, чтобы охарактеризовать произведения святителя, и действительно достигает некоторого успеха. Жаль только, что он часто говорит буквальными словами святителя вместо того, чтобы излагать их своим языком. Самостоятельное изложение их, конечно, дело иногда трудное…, но избегать его не следовало бы. Впрочем, особенно упрекать автора за это мы не намерены. За его усердие, любовь к изучавшемуся им лицу, здравые суждения и пр. мы, напротив, скорее склонны воздать ему похвалу. Книга же, конечно, принесет бесспорную пользу читателям и, как таковая, заслуживает распространения» (С. 594).

[8] Рецензия. Исторический вестник. 1906. № 4. С. 273–274. Высоко оценивая вышедшее сочинение, рецензент отмечает: «Епископ Феофан был учителем жизни не только путем своих сочинений, но и подвигом жизни, что важнее. Его учение понятно и доступно всем, а не только избранным, как всецело основывалось на христианстве – религии жизни. Знакомство с его сочинениями в высшее степени полезно» (С. 274).

[9] З. Рецензия. Церковные ведомости. Неоф. 1905. № 42. С. 1801–1802. Автор рецензии, в отличие от А.Бронзова, отмечает положительную роль выдержек из творений святителя в работе П.А.Смирнова: «Специалисты и теперь уже пользуются обильными литературными трудами святителя. Так, современный экзегет слова Божия не может обойтись без его поистине классических, истолковательных сочинений; для учителя богословия стала настольной книгою «Начертание христианского нравоучения»; аскет имеет незаменимое руководство в его многочисленных аскетических творениях и т.д., но русскому православному обществу преосвященный Феофан мало знаком. А для него-то святитель должен быть особенно дорог, как великий учитель церковной жизни и нравственности. Какой же удобнейший способ к ознакомлению общества с личностью и деятельностью преосвященного Феофана? Конечно, лучшее средство знакомство с писателем – его сочинения. Никто и ничто не может дать более полного и правильного понятия о нем, как он сам. В особенности нужно сказать это по отношению к такому глубоко искреннему и убежденному писателю, как преосвященный Феофан. Но тут является некоторое важное затруднение. Вся масса литературных трудов святителя недоступна большинству публики как по материальным соображениям, так и по трудности составить полное собрание их; издаваемые же в последнее время небольшие книжки и брошюры из его сочинений дают только отрывочные сведения по некоторым вопросам и недостаточны для выяснения общего представления о деятельности его, как учителя христианской жизни. При настоящих условиях более других подходящим и на первых порах достаточным средством к удовлетворению сказанной потребности может служить означенная в заглавии книга Смирнова. В ней автор старательно и умело собрал существенные извлечения из всех творений преосвященного Феофана по важнейшим вопросам христианской жизни и изложил в связи с главными событиями его жизни» (С. 1801). «Учение преосвященного Феофана о христианской жизни изложено в книге, в большинстве, буквально, чтобы сохранить и дать читателям истинное понятие о глубине содержания и художественной простоте внешнего выражения его. Все фактические сведения о жизни святителя тщательно проверены автором под непосредственным наблюдением и по указаниям настоятеля Вышенской пустыни архимандрита Аркадия, единственного свидетеля пустынных подвигов почившего владыки, которому последний в течение своего 28-летнего пребывания на Выше не раз пересказывал о важнейших событиях своей жизни. К книге приложен довольно хороший фотографический портрет епископа Феофана. Ревнующие о спасении прочтут эту книгу с пользой для себя» (С. 1802).

[10] Горелов С. Двадцатипятилетние учебно–воспитательной службы смотрителя Шацкого духовного училища П.А. Смирнова // Тамбовские епархиальные ведомости. Неоф. 1907. № 49. 8 декабря. С. 2020–2028.

[11] Там же. С. 2025.

[12] Рыбинский В.П. Памяти Преосвященного Феофана, еп. Владимирского и Суздальского // Труды Киевской Духовной Академии. 1894. Т. 1. Март. С.421–435.

[13] Корсунский И., проф. Преосвященный Феофан, бывший еп. Владимирский и Суздальский. Биографический очерк. М., 1895.

[14] Горелов С. Двадцатипятилетние учебно–воспитательной службы смотрителя Шацкого духовного училища П.А. Смирнова // Тамбовские епархиальные ведомости. Неоф. 1907. № 49. 8 декабря. С. 2026.

[15] Смирнов П. Преосвященный Феофан, Вышенский затворник (Ко дню столетия рождения, 10 янв. 1815–10 января 1915) // Тамбовские епархиальные ведомости. Неоф. 1915. № 1–2. 10 января С. 1–15; № 3. 17 января. С. 45–53; № 4. 24 января. С. 71–81; № 5. 31 января. С. 99–105.

[16] Смирнов П.А. Жизнь и учение преосвященного Феофана, Вышенского Затворника: В память столетия со дня рождения святителя. Шацк, 1915.

[17] Василий Бельский, свящ. Поминовение святителя Феофана Затворника, в день столетия со дня его рождения, в Вышенской пустыни // Тамбовские епархиальные ведомости. 1915. Неоф. № 7. 14–го февраля. С. 151–160.

[18] Там же. С. 152.

[19] Там же. С. 153–154.

[20] Там же. С. 155.

[21] Там же. С. 156.

[22] Там же. С. 158.

[23] Там же. С. 158–159.




Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru