Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Олеся Николаева: "Я считаю, что вся настоящая хорошая литература, предметом которой является человек как творение Божие  по сути и есть православная" 14.09.2012

Олеся Николаева: "Я считаю, что вся настоящая хорошая литература, предметом которой является человек как творение Божие по сути и есть православная"

5 сентября 2012 года состоялась встреча Председателя Издательского Совета митрополита Калужского и Боровского Климента, лауреатов Патриаршей литературной премии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия Олеси Николаевой и Виктора Николаева и членом Экспертного совета Патриаршей литературной премии Марии Городовой с гостями Московской международной книжной выставки-ярмарки. Олеся Николаева ответила на вопросы читателей.

Олеся Александровна, в последнее время часто говорят о православных книгах, православных авторах. С Вашей точки зрения, какую литературу можно отнести к православной? Что такое православная книга? Кто такой православный писатель или поэт?

Предметом литературы является человек. Однако понятие человека – что такое человек – менялось. В эпоху христианской культуры это было одно представление. Совершенно иное началось в эпоху модерна, в эпоху новой философии, когда была сделана установка на человеческий разум, когда возобладали лозунги французской революции – это был уже совершенно иной человек. Существовал культ науки. Человек, который постепенно порывал свою связь с Богом, с Творцом. И наконец, человек постмодерна – это уже совершенно третий человек. Это уже какой-то потомок инфузории. Инфузория как-то зародилась, туфелька, потом обезьяна… потом вот это странное животное, зародившееся в результате эволюции, без помощи Божией. Вот это странное существо, которое желает только есть, благополучно жить в комфортных условиях и безболезненно умирать по своему желанию – вот это уже человек постмодерна.

Я считаю, что всякая литература, которая имеет дело с человеком как творением Божиим, может быть смело отнесена к литературе православной, потому что мне кажется, что это главное. Если нет человека, со всей его сложностью, в его предстоянии перед Богом, перед вечностью, нет его метафизической подкладки, то такая литература не православная, даже если она будет написана с благочестивыми намерениями. И это будет ходульный автомат благих намерений, но не живой человек. Я считаю, что вся настоящая хорошая литература, предметом которой является человек как творение Божие по сути и есть православная.

Изменило ли как-то Ваше авторское самоощущение то, что Вы стали лауреатом Патриаршей литературной премии?

Я как-то не ожидала этого. Это был трагический момент, когда у меня буквально умирал муж. Я металась между больницами и была озадачена тем, чтобы попросить святых молитв у тех людей, которых я увижу на этой церемонии. Когда объявили, что премию дают Виктору Николаеву и мне (две премии), я была растеряна и невероятно счастлива, потому что Православие, Церковь, православная культура, мое писательское творчество – это то, что составляет мою любовь, жизнь, радость моей жизни, блаженство. Я была очень рада, что все это совместилось. И вскоре выздоровел и мой муж.

Расскажите о Вашей новой книге.

Лет 7 назад я начала писать роман. Я могу его определить как русский роман, роман, в котором есть все приметы русской жизни последних 30 лет. Он построен как жизнеописание человека, который приходит не просто к Богу, а в монастырь. Это была достаточно сложная писательская задача. Мы можем сказать: вот человек был неверующий, а потом он пришел к Богу. Но сам этот путь: как ему помогал Господь, какие были на этом пути искушения, какие внутренние страсти, какие заблуждения, через какие скорби он проходил – это была сложная писательская задача.

Я этот роман написала 2 года назад. Он получился непомерно огромным. Я просила прочитать его моего мужа, который по первому образованию литературный критик, он очень хорошо разбирается в литературе, и его вкусу я абсолютно доверяю. И дала прочитать моему другу, мнение которого я очень уважаю, главному редактору журнала «Знамя» Сергею Ивановичу Чупринину. Они добросовестно прочитали эту кипу листов и оба сказали, что в романе очень много побочных историй, которые только замедляют движение романа. Они сами по себе интересные, но ткань романа с ними получается слишком тяжелая. Я эти побочные истории «отрезала» из романа, я их вынула, но они действительно были хорошие, мне было жалко их в корзину отправлять. Я их собрала и увидела, что это зачаток новой книги. Это меня увлекло, я ещё вспомнила таких же историй, и в результате вышла вот эта книга, которая называется «”Небесный огонь” и другие рассказы». Часть историй в этой книге – это то, что было срезано из романа.

Сейчас, позавчера, я, наконец, поставила точку, дописала роман, он все равно получился большой. Чуть-чуть больше, чем «Идиот», но меньше, чем «Бесы», такой вот человеческий размер. Называется он «Меценат», это роман в двух книгах. Первая книга – это светская, мирская жизнь моего героя, а вторая часть, вторая книга – это его жизнь в монастыре и, как всегда это бывает, не может не появиться всякая нечисть вокруг святого места, всякие искушения. Иногда забавные случаи были, иногда явные свидетельства помощи Божией.

Я роман этот выстраивала и основную линию выписывала, но в принципе там нет ничего придуманного. Это то, с чем я встречалась в жизни. За всем этим, при всей невероятности событий, которые там происходят, на самом деле стоит реальная канва. Я, когда писала роман, и плакала, и смеялась, и хохотала, и отходила в блаженстве каком-то, и боролась внутренне. Я надеюсь, что хотя бы часть энергии, которую я туда вложила, любви, передастся и моим читателям. Это труд – такой роман прочитать.





Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru