Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Андрей Василевский: Культура не может жить только рынком 12.05.2012

Андрей Василевский: Культура не может жить только рынком

Андрей Василевский, главный редактор журнала «Новый мир», член Попечительского совета Патриаршей литературной премии после заседания совета, на котором был оглашен короткий список, поделился с «Татьяниным днем» своими размышлениями.

- Андрей Витальевич, расскажите, пожалуйста, чем Патриаршая литературная премия отличается от других премий?

– Сначала несколько слов о том, зачем вообще нужны литературные премии. В современном мире существуют две формы поощрения и вознаграждения писателей. Первая – рыночная: сколько книг продалось, столько пропорционально писатель денег и получил (в идеальном варианте, разумеется; на практике всякое бывает). Попросту говоря, вознаграждением и поощрением является авторский гонорар. Вторая форма вознаграждения – литературные премии. Эта форма не то чтобы антирыночная (да и я не против рынка), лучше сказать – внерыночная. В большинстве известных мне премий при решении вопроса о том, кто станет лауреатом, тиражи и продажи вообще во внимание не принимаются.

– А что принимается?

– Разные премии устроены по-разному. (Это звучит банально, но некоторые банальности нелишне время от времени и повторять). В одних случаях вознаграждаются совокупные заслуги писателя, накопившиеся за всю его жизнь, в других – отмечается конкретная (как правило - новая) книга. Но и в том и в другом случае премиальное жюри меньше всего интересуется: а какие у этого писателя продажи. Даже наоборот – самым коммерчески успешным авторам получить серьезную и авторитетную литературную премию сложнее. Никакой третьей формы поощрения и вознаграждения автора я не знаю (государственный орден к юбилею писателя, как это часто делалось в СССР, сегодня большого значения не имеет). Кроме того, литературные премии, если они достаточно широко освещаются в СМИ, могут привлечь внимание к какому-то достойному, но недостаточно известному автору. Поэтому очень важно, чтобы литературные премии (при всей справедливой и несправедливой критике в их адрес) существовали. Потому что только рынком культура жить не может. И вот среди многочисленных отечественных премий в прошлом году появилась премия совершенно особенная — Патриаршая.

– Вы уже второй год входите в состав Попечительского совета Патриаршей премии?

– Да. Один цикл мы в уже отработали, первым лауреатом стал прозаик Владимир Крупин. Для меня он в первую очередь автор давней повести «Живая вода». Но хочу подчеркнуть, что в бланке для голосования было несколько кандидатур (например, там был прозаик Александр Сегень, автор романа «Поп», недавно, как вам известно, экранизированного — с участием Сергея Маковецкого в главной роли), и каждый член Попечительского совета во время заключительной торжественной церемонии голосовал самостоятельно. Счетная комиссия — тоже из членов Попечительского совета — подсчитала голоса: больше всех набрал Крупин. Сейчас идет второй цикл. Так вот Патриаршая литературная премия премия дается не за одно конкретное произведение, а именно по совокупности заслуг (подобно Солженицынской премии или Национальной премии «ПОЭТ»). Но Патриаршая премия – уникальна. Она принимает во внимание мировоззренческое, нравственное (именно в христианском смысле слова) содержание произведений; и даже сама «жизнь и судьба» писателя имеют здесь немалое значение.

– То есть лауреатом этой премии может стать только человек, как сейчас говорят, воцерковленный?

– Я думаю, что это не так. Да, в коротком списке нынешнего, да и прошлого года мы видим и священников, занимающихся литературной деятельностью (в самом широком смысле слова), и мирян, чья жизнь неотделима от Церкви. Но тут присутствует и замечательный прозаик Борис Петрович Екимов, с которым я, конечно, знаком как с постоянным автором «Нового мира», но не очень близко, и все-таки позволю себе предположить, что человек он, может быть, «не очень» воцерковленный. А вот содержание его творчества нисколько не противоречит тем высоким требованиям, которые определены Положением о Патриаршей литературной премии. Поэтому мы и выдвинули Бориса Петровича от журнала «Новый мир», и Экспертный совет премии включил его в короткий список. Я, не скрою, этому рад.

Также не могу не обратить внимание на присутствие в коротком списке Олеси Николаевой, ее номинировал журнал «Знамя», но она часто публикуется и в нашем журнале. На заседании Попечительского совета я говорил о том, что словосочетания «православный поэт», «православный художник», «православный писатель» имеют, к сожалению, привкус чего-то архаического, старомодного, подразумевают использование уже апробированных, многократно использованных ранее творческих приемов и т.д. Вот Олеся Александровна как раз сумела соединить приемы, интонации и ритмы действительно современной поэзии с христианским «посланием».

– А еще поэты среди «финалистов» есть?

– В этом году, увы, нет. Я надеюсь, что в дальнейшем среди номинантов будет больше поэтов. Если говорить о нынешнем коротком списке – там присутствует Владислав Анатольевич Бахревский, исторический романист, плодовитый, достаточно известный. Вновь мы видим тут Александра Сегеня, поскольку Положение о премии не препятствует повторному и даже многократному номинированию (при этом не обязательно, чтобы у такого автора за отчетный период вышла новая книга).

– Патриаршая премия – это еще и способ мотивировать авторов на создание духовно-ориентированных произведений. Вам не хватает таких произведений у себя в журнале?

– Мы в журнале «Новый мир» не можем придумать другую литературу, чем ту, которая у нас сейчас в России есть. Эта литература весьма разнообразна, сложна и противоречива, и я, думаю, что это разнообразие и эта противоречивость до некоторой степени отражается на страницах нашего журнала, но мы, конечно, не всеядны.

– А премия – наоборот, как бы задает планку?

– Патриаршая литературная премия безусловно задает некоторые ограничения нравственно-религиозного характера, поэтому — к чему тут лукавить - немалая часть современных активно и интересно работающих писателей (в том числе и авторов «Нового мира») не могла бы по тем или иным причинам быть номинирована на Патриаршую литературную премию. К тому же есть писатели — атеисты, агностики или представители других конфессий и религий, которые и не хотели бы быть выдвинуты на такую премию.

– Вы ведете поэтический семинар в Литературном интитуте. Своих студентов вы ориентируете на эту премию?

– У меня в семинаре на заочном отделении — не «дети», не вчерашние школьники, а вполне серьезные, сформировавшиеся люди, некоторые даже — мои ровесники. Я предпочитаю не дискутировать с ними о мировоззренческих особенностях их творчества. Стараюсь обсуждать с ними то, что относится скорее к технике, к приемам, к каким-то достаточно формальным вещам. Стараюсь держаться в той сфере, в которой я, такой как я есть, могу их, таких как они есть, чему-то полезному научить. Но рассказать им о Патриаршей литературной премии, как и о многом другом, что происходит вокруг, я, конечно, должен.

– Что для вас – «такого, как вы есть» – значит участие в работе Попечительского совета?

– Мое присутствие в Попечительском совете есть в первую очередь дань уважения серьезному литературному журналу, издающемуся непрерывно с 1925 года, признание несомненного вклада, который внес «Новый мир» в отечественную культуру ХХ века. Лично для меня это новый опыт, а также своеобразное и неожиданное продолжение некоторых семейных традиций. Думаю, мой дед-священник, служивший Церкви и при царе, и при советской власти, в в немецкой оккупации, и снова при советской власти, был бы доволен.


Беседовала Алиса Орлова





Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru