Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Создание новой зырянской азбуки – миссионерский труд просветителя Стефана Пермского – вслед Константину Философу 20.06.2011

Создание новой зырянской азбуки – миссионерский труд просветителя Стефана Пермского – вслед Константину Философу

Сегодня нам доступна книжная культура, которая создавалась веками. Важно не забывать о тех, кто создавал эту культуру, служил её распространению, просвещал народы. Начинаем цикл публикаций о святых просветителях.

Автор - Сморгунова Елена Михайловна, канд. филол. наук, зав. кафедрой древних языков. В Институте русского языка АН участвовала в составлении Словаря русского языка XI–XVII в.в., в диалектологических экспедициях для Атласа русских народных говоров, в создании Обратного словаря русского языка. Автор работ по языку закона и юридической терминологии, составитель ГОСТа и Стандарта СЭВ на информационно-поисковый тезаурус. Переводы на современный русский язык Библейских книг с языка подлинника. Работы по истории книги и русской письменности.

Кондак 7: Хотя тайну вечная спасения Пермяном поведати,

потщился еси первее навыкнути несведомому их словеси и самоособен к ним быти беседник, также составив писмена и ими к назиданию их и службе Божественной потребная изобразив многия писания.

Из Акафиста Святителю Стефану, епископу Пермскому

Христианская проповедь народам, еще не знающим Евангелия, была свойственна многим русским православным святителям: в этом выражалось их учительное призвание.

Основатели епископских кафедр в Новгороде и в Ростове, Леонтий и Исая, были миссионерами и просветителями вятичей, Трифон Печенегский проповедовал на Кольских берегах в «лопи дикой». Преподобный Трифон, Вятский чудотворец, был просветителем вогулов, а Феодорит Ростовский проповедовал Евангелие среди лопарей. Миссионеры Гурий и Варсонофий Казанские. Киприан – архиепископ Сибири, Мисаил Рязанский – просветитель мордвы. Филофей Лещинский, митрополит Тобольский, просвещал сибиряков и ревностно распространял христианство среди остяков и язычников-монголов.

Стефан Пермский занимает среди русских святых свое, особое место. Он был одним из первых и был не только миссионером.

Как написал Епифаний Премудрый в «Житии святого Стефана», «издревле у него сдумано бяше» идти с проповедью Евангелия к идолопоклонствующим в соседнюю с его родным Устюгом пермскую землю.

Научившись зырянскому языку еще на родине, в Устюге, Стефан создал для него и специальную азбуку с буквами, соответствующими звукам зырянского языка.

По сравнительной характеристике Г.П. Федотова, «Стефан-эллинист был редким явлением на Руси. Стефан – создатель зырянской письменности – явление совершенно исключительное». Не стремясь совмещать крещение с обрусением, «он сделал для зырян то, что Кирилл и Мефодий – для всего славянства.

Переводы на зырянский были сделаны Стефаном не только с русского, но также и непосредственно с греческого языка. В XIV веке он записал составленной им азбукой собственные переводы на зырянский язык важнейших богослужебных книг – Евангелия, Апостола, Псалтири и Часослова.

Когда в 1996 г. Пермская епархия, вместе с научной исторической общественностью, торжественно праздновали 600-летие Стефана Пермского, много говорилось об исторической роли миссионерской деятельности в русской истории. Священный Синод принял «Концепцию возрождения миссионерской деятельности Русской Православной Церкви», и среди первых русских миссионеров был назван Стефан Пермский, и отмечена особенная его роль в создании письменности для зырян.

Стефан был не только миссионером среди языческого народа. Он стал создателем национальной зырянской церкви. А знание трех языков – явление на Московском севере в то время совершенно исключительное – позволило ему стать создателем зырянской письменности.

К 500-летию Стефана, 100 лет назад, вышло много литературы о нем. Его называли «великий русский Апостол и первый епископ Пермский». В 1896 г. было напечатано Житие святого Стефана, написанное Епифанием Премудрым, автором Жизнеописания пре­подобного Сергия Радонежского, с которым Стефан был связан узами духовной дружбы. Архимандрит Макарий выпустил «Сказание о жизни и трудах Святаго Стефана, епископа Пермского».

В этих и других сочинениях о Стефане Пермском нас особенно интересуют все сведения, которые касаются его деятельности как создателя новой зырянской азбуки и пермской письменности.

Стефан был родом из Устюга Великого. В XIV в. «вокруг начинались поселения западных пермяков, или зырян». Знакомство с пермяками и их языком относится еще к отроческим годам Стефана. Епифаний отмечает очень быстрые успехи мальчика в учебе: «прошел всю грамоту яко до года», «научился всей грамотичной хитрости и книжной силе». Он отправляется в Ростов, в монастырь святого Григория Богослова. И выбор этот не случаен: «яко книги многи бяху ту». В монастырской библиотеке были греческие книги, а в монастыре и монахи, способные научить его греческому языку. Он научился читать и говорить по-гречески. И, как описывает его Житие, «книги греческия извыче добре, почиташе их, присно имеяше их у себя». С книгами этими Стефан не расставался, читал их и днем, и ночью, и много книг сам переписал.

«Он прочел книги Ветхого и Нового Завета, откуда увидал маловременное и скоропреходящее житие сего света».

«Составил незнаемую зырянскую азбуку, сложил новую грамоту; теми письменными словесами он написал много книг, предав Зыряном писание и даровав книжный разум» – так оценивает деятельность Стефана его биограф Епифаний Премудрый.

В московской церкви Спаса на Бору в Кремле, где Стефан был погребен, сохранялась икона XVI в. с образом Стефана и с надписью, в которой говорилось, что он составил грамоту для Перми в 6680 (1372) г.

«Когда все это случилось, многие люди, видевшие и слышавшие, удивлялись не только в зырянской стране, но и живущие по другим городам, особенно в Москве: «Как он сумел устроить зырянские книги? откуда ему дана премудрость?» Другие говорили: «Он воистину новый философ». Сравнение с Константином, называемым Кириллом философом, который составил славянскую грамоту, характерно для Стефана с самого начала описания его деяний. Это лестное сравнение и сопоставление с Кириллом стало привычным: оба они были создателями азбуки для бесписьменного народа. Оба они создавали азбуку для проповеди христианства. Епифаний за многое хвалит Стефана, но главным его подвигом считает, конечно, создание азбуки и в этом, равняя с Кириллом, он ставит Стефана ничуть не ниже Кирилла: «Русскую грамоту составил Кирилл, а зырянскую Стефан. Оба они были добры и мудры, оба подъяли равный подвиг и потрудились для Бога: один для спасения Славян, другой для спасения Зырян. Как два светлыя светила, они просветили народов. Кириллу помогал его брат Мефодий; у Стефана же не было помощника, кроме Бога».

В истории письменной культуры европейской цивилизации на протяжении довольно короткого периода времени в несколько веков повторился опыт решения задачи фонетико-графических соответствий: как буквами одного языка записать фонетику другого и иного языка. В обоих случаях решение оказалось интересным, но разным, и в разной степени удачным.

Епифаний Премудрый рассказывает, что своим деянием Стефан вызвал у многих возражение и недовольство. Зачем, говорили эти пессимисты, «замышлять грамоту теперь, в последние дни на исходе семи тысяч лет, только за 120 лет до скончания мира?» Это было 6880 лето от сотворения мира, а в 7000-м был предсказан конец света. Епифаний видит еще одно достоинство Стефана в создании им «пермской церкви с зырянским богослужением и письменностью». «Все, что древние авторы говорят в защиту славянской письменности и религиозного призвания русского народа, Епифаний относит к пермской азбуке и народу. Пермяки, как и русские славяне – работники одиннадцатого часа, призванные Богом в конце времен, за сто двадцать лет до преставления мира. Их азбука славнее греческой, ибо она, как и славянская, есть создание святого».

Стефановская азбука была распространена на широкой территории Малой Перми – в Вычегодско-Сысольском крае. Со второй пол. XIV в. она просуществовала до XVII в.

Столетия, прошедшие со времени кончины Стефана Пермского, были по преимуществу столетиями утрат. Были утрачены его собственноручные записи, написанные им иконы, забылись многие сведения о его жизни и деяниях, вышла из употребления и почти исчезла созданная им письменность. Эти потери были постепенно осознаны, и потомки Стефана – от Епифания Премудрого до современных исследователей – в меру сил и круга своих интересов пытались их восполнить.

Тем не менее, к сожалению, в наших знаниях о великом просветителе зырян до сих пор имеется множество пробелов, много неразгаданных тайн. Остается еще один, более общий вопрос: почему Стефан счел себя обязанным дать зырянам новую письменность? Какими побуждениями он руководствовался? – Вопрос тем более важный, что мы знаем: Стефан был не одинок в таком своем решении. Аналогичным образом поступил и святой равноапостольный Кирилл для славян.





Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru