Издательский Совет Русской Православной Церкви: Молитва и воспитание детей

Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Молитва и воспитание детей 06.08.2021

Молитва и воспитание детей

На радио «Радонеж» вышла программа с участием священника Федора Бородина. 

Вопрос: Страсть осуждения и борьба с ней – какое Ваше мнение об этом? 

о. Федор:  Мы все страдаем этим. Как известно со слова Господа нашего «не судите да не судимы будете» - не осуждайте и не будете осуждены. Желание не быть осужденным на Страшном Суде, что нам обещано нашим Божественным Учителем, достаточно для того, чтобы не осуждать. Святые отцы говорят, что только тот грех, который есть во мне, поскольку подобное познается подобным, я могу осуждать в другом человеке. Ребенок двухлетний идет по пляжу голенький, он совершено вне какого-то суда о том, во что человек одет. В нем пока еще не развились движения души и мысли в эту сторону. Взрослый так не может и не должен. Когда у человека начинается жизнь греха в нем, то тогда он может его опознать в другом человеке. Так что когда в нас есть осуждение, то мы должны внимать, что этот грех есть в нас. Может быть я его не реализую, борюсь с ним, но он во мне есть. Это воспоминание о том, что я сам грешен, помогает не осуждать других. Более того, мера неосуждения связана с мерой покаянного видения себя. Часто можно увидеть в житиях святых разных эпох такие слова, что святой был очень строг к себе и очень милостив к окружающим. В писаниях святых отцов мы часто читаем, что чем человек сильнее осуждает себя, тем меньше он осуждает других. В монашеской письменности это называется «бросить своего мертвеца и пойти хоронить чужого». Интересное такое определение. У тебя есть покойник в доме, кто-то умер. В древности больниц не было, тело в горнице лежало на столе, в самом лучшем месте. Так было еще недавно, во всех русских домах и деревнях: люди эти дни до похорон окружали это тело, молились, плакали, готовили отпевание, часто и отпевание было дома. Если посмотреть Требник, то там и начинается такими словами, что священник приходит домой к усопшему, в семью. И вот представьте, умер такой человек, а вы бросили все и побежали к кому-то там, у кого другой покойник, его хоронить. Это рассматривалось именно так. Если человек глубоко знает свои грехи, кается в них: «грех мой предо мной есть выну», как сказано в 50-м псалме, или «я попекусь о грехе моем, беззакония моя знаю», то такой обычно других не осуждает. И наоборот, чем больше осуждения, то для святых отцов это было признаком того, что человек в себе не разобрался, и у него нет покаянного взгляда на себя. А я каков? Больше внимания на себя нужно.

Бывает, что мы по работе сталкиваемся с людьми, которые ведут себя недолжно и причиняют нам неприятности, боль и ущерб, но исправить их мы не можем, впрочем, можем отгородиться, поссориться и не общаться. Бывает, что нужно и так. Но ругаясь и осуждая, мы его не исправим. Таких людей много, кстати. Есть такие, кто нормально реагирует на замечания, но хамы сразу хамят в ответ. А если мы его не осуждаем, молимся за него, исполняем заповедь молиться за обижающих, то у нас таинственным образом появляются ключи к этой душе. Не всегда, но часто. Получается что-то сказать человеку, что его может и остановить. Должно быть неосуждающее движение ко греху, который воспринимается как болезнь. Преподобный Нил Синайский говорит, что пока ты не научился отделять человека от диавола, который его склоняет ко греху и который на самом деле виноват в том, что причиняет тебе вред, ты его не исправишь. А если святой человек встречает грешника, то он даже будучи прозорливым, как Серафим Саровский, делает ему замечание, открывает ему грехи, но с такой любовью, что  человек чувствует - его не осуждают, что в этом только и есть надежда у человека исправиться. Вдруг грехи обнажили, но его все равно любят. Его не осуждают и не отталкивают. Поэтому борьба с осуждением - это прежде всего молитва за человека и ограждение себя. Суд без милости не сотворившему милость. Если мы всех осуждаем вокруг, то когда предстанем пред Господом, неужели же мы хотим, чтобы Он с нами так поступил? Конечно, нет.

Вопрос: Что такое давать место Богу? 

о. Федор: Это такой вольный пересказ Священного Писания, послания к Римлянам апостола Павла 12 глав. Не мстите за себя возлюбленные, но дайте место гневу Божию, ибо написано «Мне отмщение, Я воздам», говорит Господь. Апостол ссылается на слова ветхозаветной книги Второзакония. Дать место Богу - самому не мстить, не наказывать человека, не пытаться его вразумить, но отойти и помолиться за него. Причем если в послании к римлянам это сказано о тех, кто причиняет нам зло, то в таком народном варианте это несколько шире. Это вообще предать Богу проблему, печаль. Не знаешь, как решить ситуацию, молишься Господу, чтоб действовал Он, показал, как нужно, управил. Иду на разговор, что будет? Скандал, ссора?  Управь Ты Сам, чтоб мне и дело сделать, и чтоб с человеком не разругаться - это значит призвать Бога в помощники. 

Вопрос: Как правильно молиться с детьми? 

о. Федор: Правило взрослого довольно большое. Это 30 минут как минимум. И даже может быть час, если вчитываться в каждое слово и возвращаться к началу молитв, если наш ум ушел куда-то в сторону. У большинства, исходя из нужд, есть и дополнительные молитвы. По соглашению молитвы читают. У нас в храме дополнительно читают акафист или Псалтирь, и молимся за болящих, например. Ребенку вместить такое правило невозможно. Есть дети от чрева матери молитвенники, но большинство стоят и ничего не понимают, некоторые мысли очень длинные, слова сложные. Мы с супругой пришли к вводу, что молиться с детьми надо достаточно кратко, медленно и внятно, призывая их участвовать, чтоб они читали то, что могут и знают, каждый чтобы читал. Тогда каждый ребенок ждет, что он Господу скажет какие-то слова семейной молитвы. Нужно еще менять молитвы. Важно, чтоб подростками они уже узнавали и знали все молитвы вечернего правила, например. Сегодня эту молитву я прибавлю, а потом другую, потом третью. В разных сочетаниях из утреннего и вечернего чина в той мере, в какой ребенок может это выдержать и для него это не становится скучным и непонятным. Прививать ребенку навык, что молитва набивает оскомину, и это время, которое я должен потратить, потому что папа даст по шее или накажет, вот этого делать нельзя. Молитва – это радость с некоторым напряжением. Если маленький ребенок еще не может стоять на молитве, играет или рисует - пожалуйста. Или жена кормит ребенка, свет включаем, лампаду зажигаем и читаем правило. Мы дома пришли к такому результату. Что касается молитв по соглашению, то их мы читаем после каждых вечерних молитв и просто вставляем туда просьбы, которые есть сейчас у нашей семьи. Кто-то болеет, кто-то поступает в вуз, нужда ли семейная или приходская, приближается ли мероприятие какое-то. Важно совместную с детьми молитву творить, потому что семья - это малая Церковь. Она не реализуется, если вы вместе с детьми не молитесь. Потом взрослый может восполнить ту меру, которая ему нужна. Допустим, по пути с работы человек читает Иисусову молитву.  

Вопрос: Как нужно любить детей?    

о. Федор: Как ответить, не знаю даже. Наверное, нужно помнить, что ребенок – это Божие чадо, которое дано тебе на время. На воспитание. А у Бога он такой же, как ты. Когда-то он будет взрослым. Если ты его в детстве отогрел на всю последующую жизнь, то он будет твоя опора, будет тебя любить. А если ты только командовал им, не занимался, не уважал его маленького с его интересами, проблемами, болью, нуждами и вопросами, то тогда он любви твоей не почувствовал, она тебе и не вернется. А то, что ты вкалываешь, чтоб его одеть и обуть, и накормить, за это дети не любят, они считают, что ты должен и это так и есть. Может быть он поймет, как вкалывали родители, когда будет кормить своих детей. А может и не вспомнить. Поэтому поговорить, обнять, посадить на коленочки, поцеловать, пока не сопротивляется, вместе дела поделать для него важнее и интереснее. Это все обязательно нужно. 

Вопрос: На уроках и дома дети чувствуют себя все раскованнее. Резко, невоспитанно, зачастую просто по-хамски отвечают учителю или родителю. Теперь это в порядке вещей. Между тем, очевидно, что у хамства и непослушания есть глубокие духовные причины. Хуже – дети стали сквернословить везде, даже дома, хотя там никто не ругается. Говорят, в школе ругаются уже с первого класса. 

о. Федор: К большому сожалению, общество все дальше даже от остаточных христианских идеалов, которыми сильно еще общество жило в советское еще время. Не благодаря, а вопреки и по инерции. Эти вещи уходят. Почитание старших. Послушание, умение понять, что общее важнее частного и уступить. Это уходит, а дома не воспитывается. Приносится в школу. Учителя сейчас страдают сильно. Они на переднем крае. Что делать, если один ребенок начинает хамить, дерзить, рисуясь перед классом и разваливает учебный процесс…

Мы от детей должны требовать уважения к учителю. Не разрешать его осуждать дома, ошибки его обсуждать без детей. Важно еще что у человека дома. Если дома уважают бабушек, дедушек, то тогда от ребенка нормально ожидать и легко требовать, чтоб и он так относился к старшим. Если мама хамит бабушке, то никогда она не дождется уважения к себе. И важно детей учить молитве. Сквернословие почти никогда не бывает у человека, который любит молитву. Этот словесный дар, который делает нас похожими на Бога, Бог словесен, у Него есть Слово - Сын Божий, и мы на это своей словесностью похожи. Этот дар - движение. В одну сторону к Богу - молитвой, в другую - ругань. Человек, который молится, чувствует, что если он сквернословит, матерится, то ему труднее молиться. Если ребенок захвачен семейной молитвой, практической, ежедневной, то, скорее всего, он удержится. Он попробует, но это будет настолько в нем диссонировать с чтением Евангелия, с молитвой, с тем, как разговаривают родители, что он себе этого не позволит скорее всего. 

Вопрос: Часто можно видеть, как ребенок замахивается на маму. Это же недопустимо, что делать? 

о. Федор: Есть вещи, за которые ребенка надо наказывать, нельзя попускать, потому что они просто разрушат его судьбу. Хамство, грех Хама в предельном выражении - ударить мать, совершено недопустим. Это надо пресекать в младенчестве. Ребенок совершает это и смотрит, до каких пор мать будет отступать. Наказывать тут важно. Одна из функций власти, в том числе и родительской, это пресечение генерации зла. В ребенке зло пробует пустить корни: а ну-ка я попробую поднять руку на маму, что будет? Если мама будет как старшая подружка хихикать, не надо так делать, давай дам конфетку, только не делай так, то зло только разрастаться будет и захватывать новые части души. Бывает ситуация, когда мать воспитывает ребенка-подростка без отца. Он приносит такие вещи домой и начинает поднимать руку на мать. Что тут делать? Плакать, что неправильно воспитывали, совершили ошибки. Можно уйти. Не разговаривать в таком тоне, не поддерживать этого. Ужина нет, пока ты не попросишь прощения, я не могу тебе готовить. Таким образом. Живи так. Иногда это действует. Кстати, такой прием действует не только к детям, но и к тем, кто на поколение младше - не стану разговаривать в таком тоне.

 

Источник

 

Протоиерей Федор Бородин – лауреат конкурса «Просвещение через книгу»

 

 




Лицензия Creative Commons 2010 – 2021 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru