Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
 Протоиерей Федор Бородин. Вопросы о вере и спасении 30.11.2020

Протоиерей Федор Бородин. Вопросы о вере и спасении

Священник Федор Бородин рассказывает о христианском воспитании детей.

- Добрый вечер, дорогие братья и сестры! В эфире радиостанция «Радонеж», у микрофона протоиерей Федор Бородин, настоятель храма Косьмы и Дамиана на Маросейке г. Москвы. У нас есть несколько вопросов. Они касаются семьи.

Спрашивает Олег: - Что такое семья сегодня? Возможно ли создать настоящую христианскую семью, которая не будет отделённой от мира и в то же время приведет ко спасению?

Спрашивает Лидия: - Как выстроить быт семьи и внутрисемейные отношения так, чтобы они содействовали духовному воспитанию детей? Спасали их от безверия мира в семье, где папа и дедушка не ходят в храм?

Первый вопрос от Олега. Видимо, там отец и мать верующие, это легче, но тоже тяжело. Дело в том, что мы можем другому человеку только явить свою радость о Царствии Божьем, свою любовь ко Христу. А уверовать и решить, что жизнь человека строится по заповедям Христовым может только он сам. Даже наш ребёнок, которого мы зачинаем, рожаем, воспитываем, кормим. И вырастая в полной нашей власти, он всё равно выбирает сам.

Есть такой пример в Священном Писании - это святой пророк Самуил, который ещё до царского периода в истории Ветхозаветного Израиля стал судьёй от Господа. Господь с ним разговаривал и открывал ему Свою волю о том, как судить народ, как управлять. А дети его были никуда не годные. И когда израильтяне увидели, что он уже стар, и дети останутся вместо него, понимая, что это будет ужас, они попросили себе царя. Поэтому если даже у великих святых, близко знавших Господа, выросли никуда не годные дети, мы-то тем более от этого не застрахованы. И не потому, что в этом наша вина, а потому что каждый человек свободен. И эта та свобода, которую Господь не хочет перешагнуть. И мы, даже когда хотим - не можем. Надо понимать, что мы можем только явить в себе образ настоящего христианина, чтобы ребенок полюбил такую жизнь и захотел таким стать.

 Я помню рассказ одного юноши, который колебался на грани церковной и нецерковной жизни. Сам был из многодетной семьи, его с детства водили в храм. Он рассказывал, что если он, будучи маленьким мальчиком, во время чтения полного правила отворачивал голову от красного угла - то отец давал ему затрещину, подзатыльник, или наказывал его за то, что он ел скоромное в среду или пятницу. Если мы будем являть такой закон, не являя любви, не прощая, не извиняясь сами, когда виноваты - то, конечно, дети будут бежать от церкви, которую мы им являем таким образом. Если мы тараторим, быстро вычитываем слова на вечернем и утреннем правиле, если мы не обсуждаем с детьми Евангелие, если ссорятся между собой сами взрослые - то дети не поверят в наши проповеди. Может быть, они вернутся в церковь, когда пройдет несколько десятилетий, но это будет их внутреннее решение.

Что сделать, чтобы ребенок захотел ходить в церковь? 

 Семья – это малая церковь, и мы должны явить ему радость в молитвенном делании и любовные, уважительные отношения между старшими поколениями, прежде всего - между родителями. Папа никогда не должен кричать на маму, мама не должна кричать на папу, никто не должен кричать, дерзить или хамить бабушке и дедушке. В том, что ребенку видно, должно быть явлено Евангелие. Оно должно стать основой нашей жизни, тогда это будет правдой. И даже когда ребенок выбирает другой путь. Это страшно, но это так.

А мы должны явить ему, как мы искренне молимся на вечернем правиле, как мы прощаем, как мы миримся. Как папа приехал с работы и заметил, что мама устала, пошёл мыть посуду вместо того, чтобы накричать на неё, почему ужин остыл.

Во всём должно являться христианство, являться любовь. Тогда ребенок захочет посмотреть, как они любят друг друга. Спросит: «Что говорили язычники о древних христианах? Мы тоже так хотим!». Это самое главное.

А если папа и дедушка не ходят в храм, то это сложнее. Я вам хочу сказать, что грех входит в человека через помысел. Первый раз он является в виде помысла, это общеизвестно, с этого начинаются все аскетические наблюдения. И добродетель тоже является в виде помысла. И как грех входит в человека в виде помысла о том, как согрешает другой, так же и добродетель. Но бывает и наоборот, когда у неверующих родителей- обоих или у одного - ребёнок, сохраняя к нему любовь и уважение, остается церковным.

Я знаю историю, которая меня поразила, мне её рассказали 25 лет назад. Я тогда был молодым священником и познакомился с клириком моего возраста. Родители у него были атеисты. Причём отец был таким циником! Но он был еще и коллекционером зарубежных пластинок оперного хорового пения. А мама у этого клирика, когда он был маленьким, работала переводчиком у главы МИДа, то ли у его заместителя. И постоянно ездила за границу и привозила оттуда дивные пластинки, которых в Советском Союзе было не достать. Папа однажды взял своего сына, ему тогда было одиннадцать- двенадцать лет, и повёл в храм иконы «Всех скорбящих Радость» на Ордынке, где тогда пел знаменитый хор Матвеева. Папа сказал: сынок, пойдём посмотрим, как они там обитают в своём мифологическом пространстве, как это звучит на службе. Привёл туда один раз и потерял сына! Тот уверовал. Папа бил его, запирал дома. А ребенок связывал простыни, привязывал к батарее и с третьего этажа спускался, чтобы убежать на литургию, на всенощную! Прекрасно зная, что когда он вернется - папа будет его бить. Но все убеждения интеллектуала-отца и боязливой матери пошли прахом (она боялась, что на работе у неё будут последствия, потому что веру ребёнка заметят - это же был признак неблагонадежности!).

Но, тем не менее, ничего не помогло. Ребенок сначала не мог переспорить отца, но его сердце почувствовало правду в храме Божьем. И в результате он вопреки воле родителей стал священником. И такое бывает.

Поэтому наша задача – свидетельствовать перед нашими детьми. Мы должны не только рассказать им, как должно быть, но ещё и явить это. Это семечко упадёт в землю их сердца, а дальше они уже сами решат, что прорастет. Если ребенок видел любовь от мамы жертвенную, не собственническую - любовь родителя должна быть уважительной - он откроет для себя мир Божий. А, может быть, вырастет - пойдет за папой, особенно если мальчик. Такое тоже часто бывает. Или потом наестся в жизни разного, свиных рожков наестся, если проводить параллель с притчей о блудном сыне. И захочется ему того тепла и той любви, которые были у мамы. Он станет искать: где бы это найти? И вспомнит про церковь, и пойдет в церковь. Может, мама к тому времени уже на небесах у Господа будет радоваться? И такое бывает. Поэтому надо свидетельствовать, показывать, а решение о том, жить со Христом или не жить со Христом- принимается, к несчастью, не на семейном совете. В кавычках к несчастью, просто такова воля Божья. Оно принимается на глубине человеческой свободы, человек может сказать: «нет -и всё». А наша задача явить, как прекрасна жизнь в церкви, как это хорошо.

 

Источник

 

Протоиерей Федор Бородин – лауреат конкурса «Просвещение через книгу»

 

 




Лицензия Creative Commons 2010 – 2021 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru