Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
«Верою, верностью, трудом» 01.06.2020

«Верою, верностью, трудом»

Верный Богу и Царю. Житие святого страстотерпца Евгения Боткина (1865–1918). Екатеринбург: Александро-Невский Ново-Тихвинский женский монастырь, 2018. — 496 с.: цв. ил.


3 февраля 2016 года Архиерейским собором Русской Православной Церкви было принято решение об общецерковном прославлении страстотерпца праведного Евгения-врача. Митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев), комментируя эту канонизацию, сказал: «Архиерейский собор вынес решение о прославлении доктора Евгения Боткина. Я думаю, это давно желанное решение, потому что это один из святых, который почитается не только в Русской зарубежной Церкви, но и во многих епархиях Русской Православной Церкви, в том числе в медицинском сообществе». 

25 марта 2016 года на территории московской городской клинической больницы № 57 епископом Орехово-Зуевским Пантелеймоном был освящён первый в России храм в честь праведного Евгения Боткина.

В наши дни, когда внимание практически всего человечества сосредоточено на деятельности врачей, трудами которых ведется борьба с пандемией, личность Евгения Сергеевича Боткина становится знаковой фигурой, воплощающей слова девиза, которые он выбрал, получив титул потомственного дворянина – «Верою, верностью, трудом».

Уникальное издание, в котором впервые опубликованы многие фотографии, архивные документы и воспоминания современников, предваряется приветственными словами митрополита Екатеринбургского и Верхотурского Кирилла, который, в частности, сказал: «Как жизнь становится житием? Если вы хотите это узнать, прочтите книгу о святом страстоцерпце Евгении Боткине, верном враче Царской семьи. Один святой нашего времени говорил: “Наша жизнь настолько есть жизнь, насколько она во Христе”. Вся жизнь доктора Боткина была жизнью во Христе, потому что во все свои дни на земле он исполнял две главные заповеди Христовы – о любви к Богу и ближнему. И читая его житие, мы всей душой убеждаемся, что это и есть единственная истинная жизнь. Живет только тот, кто любит Бога и любит ближних – так беззаветно и самозабвенно, как любил доктор Боткин. Огромный заряд вдохновения, подлинного, евангельского дарит это житие!»

Это великолепно оформленная книга – своего рода дань памяти к столетию мученической гибели доктора Боткина вместе с Царской семьей в подвале дома Ипатьева, в ночь с 16 на 17 июля 1918 года. Вместе с тем перед нами раскрывается путь служения семьи Боткиных Богу и Престолу. 

Сергей Петрович, отец Евгения, обладал необыкновенным талантом к врачебному искусству, талантом, который гармонично сочетался с бережным и даже в какой-то мере подвижническим отношением к больным. Современники поражались его выдающимся способностям диагноста. Он часто удивлял коллег умением «разгадывать» болезни и назначать лучшие на то время лекарства. Некоторые его диагнозы вошли в историю медицины. Неудивительно, что такие способности воспринимались окружающими как дар Божий. Но сам Сергей Петрович не поддавался соблазну гордыни, считая свой труд священным долгом перед родиной и ближними. Он говорил сыновьям, что доктор должен быть прежде всего нравственным человеком. После его кончины Евгений обнаружил в бумагах отца листок, на котором Сергей Петрович когда-то написал: «Любовь к ближнему, чувство долга, жажда знаний». 

Эти качества и унаследовал Евгений Сергеевич. Его взросление прошло в семье, круг общения которой был весьма широк. Каждую неделю у них доме проходили знаменитые «боткинские субботы», на которые собирались ученые, музыканты, поэты, писатели, художники... Политика на этих встречах не обсуждалась, а если гость, впервые попавший на вечер, вел предосудительные речи, то впредь его не приглашали. В те времена среди части образованной публики становились модными критические суждения в адрес веры и Церкви, но в доме Боткиных любовь к храму и богослужениям оставалась непреложной. Семья не могла себе представить, как можно долго обходиться без церковных служб.

С 1873 года Сергей Петрович стал лейб-медиком императора Александра II и его супруги Марии Александровны. Сопровождая императора в его поездках, своими нравственными и деловыми качествами он завоевал доверие Государя. При этом оставаясь смиренным и доступным для простых людей, продолжая помогать всем, кто к нему обращался.

Отец часто брал Евгения и других сыновей в свою клинику. Рассказывая о долге медиков, он говорил, что «нет большего счастья на земле, как этот непрерывный и самоотверженный труд на пользу ближних». Эту убежденность воспринял и Евгений. 

В 1882 году Евгений окончил гимназию и стал студентом физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета. Однако через год, сдав экзамены за первый курс, он поступил в императорскую Военно-медицинскую академию. Выбор профессии был осознанным и целенаправленным – медицина, по свидетельству современников, была его призванием. Он умел помочь и поддержать в тяжелую минуту, облегчить боль, протянуть руку помощи.

После окончания академии настало время выбора. Имя отца, всемирно известного медика и ученого, открывало ему все двери. Но Евгений, не желая пользоваться славой отца, решил начать свою практическую деятельность в Санкт-Петербургской Мариинской больнице для бедных, учрежденной императрицей Марией Феодоровной. Жалованье там было маленькое. В конце года он вступил в брак, и, поскольку нужно было содержать семью, руководство больницы предложило ему более высокооплачиваемую должность – сверхштатного ординатора клиники.

В мае 1892 года Боткина приглашают на должность врача императорской придворной певческой капеллы. Управляющим капеллой был композитор Милий Балакирев. Однако Евгений Сергеевич узнает, что его приглашают на место неугодного начальству человека, и наотрез отказывается. Лишь узнав, что доктор, на замену которого его приглашали, благополучно устроился, соглашается занять вакансию. Впрочем, в декабре 1893 года Боткин увольняется из капеллы и вновь поступает в Мариинскую больницу для бедных в качестве врача-ассистента, работая во всех отделениях стационара: терапевтическом, хирургическом, а также в изоляторе. Через год за «отлично-усердную службу и особые труды» он получает свою первую награду: орден св. Станислава III степени.

В 1897 году Конференция императорской Военно-медицинской академии удостоила Евгения Сергеевича Боткина звания приват-доцента. На своей первой лекции молодой доктор сказал о том, что врач, прежде всего, должен проявлять милосердие, искреннее сердечное участие и сочувствие к больному человеку: «Так не скупитесь же, приучайтесь щедрой рукой давать сочувствие тому, кому оно нужно... пойдемте все с любовью к больному человеку, чтобы вместе учиться, как быть ему полезными». Боткин часто напоминал студентам о необходимости «добросовестно исполнять свой священный долг относительно... несчастных больных, относясь к ним со всею заботливостью, на которую только способны, с искренней сердечностью, в которой они так нуждаются. Врач знает, что этим он не «балует» больного, а исполняет лишь священный долг свой». В этом проявлялся его христианский взгляд на болезни, поскольку он видел их связь с душевным состоянием пациента: «Знакомство с душевным миром больного врачу не менее важно, чем представление об анатомических изменениях и нарушении физиологических функций тех или других клеточек его тела... А как часто все физические недуги больного оказываются лишь последствием или проявлением его душевных волнений и мук, которыми так богата наша земная жизнь и которые так плохо поддаются нашим микстурам и порошкам». 

Во время Русско-японской войны Евгений Сергеевич добровольцем отправился на Дальний Восток. Он был назначен помощником главноуполномоченного Российского общества Красного Креста при действующих армиях по медицинской части. В обязанности доктора Боткина входила организация в Маньчжурском районе походных госпиталей, лазаретов, эвакуационных пунктов, закупка медикаментов и оборудования, своевременная эвакуация раненых и больных. Работа эта была связана со многими трудностями, поскольку прежде общество Красного Креста не работало в Маньчжурии и не имело здесь достаточного количества помещений, в которых могли бы разместиться госпитали и лазареты. Его письма с фронта были опубликованы после войны отдельной книгой — «Свет и тени русско-японской войны 1904–1905 гг.», из которой видно, что в тяжелых условиях военного времени Евгений Сергеевич не только не утратил любви к Богу, но, наоборот, укрепился в доверии к Нему. 

Вернувшись в Санкт-Петербург, Боткин снова преподает в Военно-медицинской академии. Книга «Свет и тени русско-японской войны» для многих открывает новые стороны его личности. Если раньше доктора знали как высокопрофессионального медика, то в письмах обнаруживается его христианское, любящее, безгранично сострадательное сердце и непоколебимая веру в Бога. Императрица Александра Феодоровна, прочитав «Свет и тени русско-японской войны», пожелала, чтобы Евгений Сергеевич стал личным доктором Императора. В пасхальное воскресенье, 13 апреля 1908 года, император Николай II подписал указ о назначении доктора Боткина своим лейб-медиком. 

Так начинается путь трагического и высокого служения Евгения Сергеевича Боткина…

Книга «Верный Богу и Царю. Житие святого страстотерпца Евгения Боткина» позволяет читателю погрузиться в подробности жизни и подвига выдающегося ученого-медика, позволяет нам проникнуться величием трагедии того времени, когда выбор между силами света и тьмы стоял перед каждым. И актуальность этого выбора не исчезла доныне.

Олег Добров



Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru