Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Святитель Феофан Затворник о необходимости и важности поста 24.02.2018

Святитель Феофан Затворник о необходимости и важности поста


Протоиерей Владимир БАШКИРОВ, магистр Богословия

Сегодня мне хотелось бы рассказать вам о советах известного церковного писателя святого епископа Феофана Затворника о необходимости и важности поста.

Личность Феофана сама по себе очень интересная1. Он родился в 1815 в семье священника Василия Говорова в Орловской губернии и скончался в 1894 году. С детства его отличали незаурядные способности. В 1837 году он с отличием закончил Орловскую Духовную семинарию и продолжил обучение в Киевской Духовной академии, одном из лучших учебных заведений своего времени. Затем он несколько лет провел на Востоке, в Иерусалиме, в Русской Духовной миссии и в Константинополе, нынешнем Стамбуле, настоятелем посольской церкви 2. В 1857 году его назначают ректором Санкт-Петербургской Духовной академии, а затем он становится епископом, сначала в Тамбове, а затем во Владимире. Однако административная работа томит его. Он отказывается от блестящей церковной карьеры и поселяется в Вышенском монастыре Тамбовской епархии, где проводит многие годы в затворе, т.е., в уединении 3. «Вышу, — говорил он, — можно променять только на Царство Божие». Так ему нравилось там. Здесь он много писал и оставил обширное духовное наследие 4.

Очень интересны его письма, которых осталось несколько тысяч. Там он касается самых разных сторон духовной жизни. Я выбрал из них его краткие поучения о посте. В самых простых словах он описывает смысл поста и дает дельные и нужные советы. Вот его мысли.

«Пост одно из первых дел христианина. Жизнь наша проходит среди ветоши, которая и под ногами, и по бокам, и спереди, и сзади, и сверху, и снизу, и изнутри, и извне охватывает нас и теснит, и очень трудно и невозможно, чтобы она не прилипла и не осталась на нас и в нас, как нельзя идущему по дороге не запылиться. Вот милостивый Господь и устроил нам пост, который есть, с одной стороны, осмотр, где какие есть пылинки ветоши, с другой стороны, баня для отмытия всего ветхого, невзрачного грязноватого, чтобы, пройдя то и другое, мы являлись новенькими, чистенькими, и Богу и людям приятными, как деревце весной, вновь покрывшееся листьями и цветами» 5.

Ну а пища в посту? Этот вопрос беспокоил и беспокоит многих. У Феофана все просто.

«Нигде не написано без особой необходимости брать на себя большой пост. Пост внешнее дело Его нужно предпринимать по требованию внутренней жизни» 6.

«Смотрите, здоровья не расстройте. Не покормишь лошадку, не повезет» 7.

«Меньше есть, да меньше спать всегда хорошо. Но все надо в меру» 8.

«Неумеренный пост пагубен. Только пустую молву возбуждает вне и чирей тщеславия внутри. Не думайте, что, говоря так, я вас откормить хочу. Совсем нет. Хочу направить на умеренный пост, который держал бы вас в смиренных чувствах» 9.

«В посту действуйте со свободой. Когда усилить, когда облегчить, смотря по нужде». 10.

«О том, что пришлось прибавить в пище, не жалейте. Не надо привязываться даже к святым правилам, а распоряжаться ими разумно». 11.

А как быть во время болезни и лечения? Вот что говорит Феофан:

«Относительно пищи во время лечения: можно принимать ее по предписанию докторов, не в угодие плоти, а как пособие к скорейшему излечению. Строгость же можно соблюдать и при принятии скоромной пищи, именно принимать ее в меньшем количестве… Пища всякая полезна, лишь бы была не порченная, а свежая и здоровая…» 12.

Спрашивали святителя и о посте для детей. И вот как он отвечал:

«Пощение детей, если здоровье не позволяет, не обязательно. Но очень жаль, что, привыкнув к этому с детства, потом уже не наладят пост» 13.

Главное же назначение поста – войти в себя, ведь сама суть христианства состоит в настроении сердца. Пост отвлекает нас от каждодневной суеты и блуждания мыслей и помогает посмотреть в себя внутрь, что там 14.

Феофан показывает, как это делать:

Сначала удерживаем свои внешние чувства и пытаемся внимательно всмотреться в свой внутренний мир. Обычно люди боятся это делать, им страшно встретиться самим с собой, а потому больше предпочитают быть во вне – заниматься работой, ходить в гости, читать, смотреть телевизор, путешествовать, заниматься, чем угодно, только бы не остаться один на один с собой. Почему? Да потому, что внутри себя страшновато. Все сбито и бродит в беспорядочном смятении. Один предмет сменяет другой, его место занимает третий, его теснит четвертый и так далее. Одна мысль быстро сменяется другой и так быстро, что нет возможности дать отчет в том, что прошло через нашу голову. И так происходит даже во время молитвы в храме и дома, во время чтения и даже размышления. Это настоящее расхищение ума, рассеянность, отсутствие внимания, так необходимого для управления собой.

А если присмотреться дальше, то увидим под этим смятением в уме, теперь уже в воле постоянную заботу об устроении своего быта, которая точит душу, как червь и гонит человека от одного дела к другому.

Ему представляются сотни дел, будто бы неизбежных. С первого пробуждения от сна забота осаждает нашу душу, не дает нам ни посидеть, ни поговорить с кем-либо спокойно, пока не свалит нас, утомленных, глубокая ночь на отдых, который тоже не будет спокойным, а сопровождается беспокойными сновидениями. Это болезнь, и имя ей многозаботливость. Она поедает душу как ржавчина железо.

«А если посмотришь дальше, то увидишь себя как пленника, связанного по рукам и ногам, которого бросает туда и сюда, а он в самообольщении думает о себе, что наслаждается полной свободой. Узы этого пленника – пристрастия к разным лицам и вещам, окружающим нас. От них нам трудно отстать самим и больно расстаться, когда другие отнимают их у нас. Мы похожи на человека, который идет по лесу и запутался руками, ногами и одеждой в прилипчивую траву. Каким бы членом не двинул, чувствует себя связанным. Так же чувствует и пристрастный к вещам, предметам и всему чувственному». Это состояние так и называется пристрастностью» 15.

Задача поста увидеть в себе действие этих общих закономерностей, попытаться в них разобраться, обнаружить их причины. Ведь именно их различные сочетания вызывают потом депрессии, уныние, отчаяние и разочарование в жизни.

Пост же подскажет и средство против таких гнетущих состояний. Главный вывод будет такой – без Бога не обойтись. Появится первый опыт, ощущение того, что Господь перед нами, с нами и мы с ним. «В эту мысль, — говорит Феофан, — нужно вставить весь ум и не позволять ему отступать от него». А это пробудит совесть и сознание того, что все дела, которые она обличает, без всяких извинений следует признать грешными и готовиться исповедать их 16.

Кто из нас во время Великого поста попробует воспользоваться этими советами святителя и применить их к себе, тот, несомненно, ощутит пользу и лучше поймет самого себя 17.

Примечания:

1. Не случайно, уже современники ставили его в один ряд с самыми выдающимися подвижниками благочестия:

«В появившихся после смерти преосвященного Феофана немногих жизнеописаниях и характеристиках, — отмечает автор вышедшей в 1903 году книги «Жизнь и учение святителя Феофана Затворника П. А. Смирнов, — он сравнивался со святым Тихоном Задонским по направлению своих сочинений и личной жизни, и святым Иоанном Златоустом по характеру толкований слова Божия. Но есть еще в древней христианской Церкви подвижник, к которому очень близко стоит святитель по духу своих творений, по внутреннему складу и внешнему течению жизни, писания которого он охотно изучал и перелагал на русский язык. Мы говорим о святом Иоанне Лествичнике.

Последний в своей божественной лествице начертал путь постепенного восхождения христианина до высших ступеней духовного совершенства и свое учение запечатлел 40-летним уединенным подвигом в Синайской пустыне.

Преосвященный Феофан в своем замечательном и важнейшем сочинении «Путь ко спасению» всесторонне раскрыл величайший идеал христианской нравственности, указал путь добродетелей, ведущих к достижению идеала, а в духовных подвигах 28-летнего затвора наглядно воплотил его в жизнь» (Смирнов А. П. Жизнь и учение святителя Феофана Затворника. Православный приход в честь Казанской иконы Божией Матери в Ясенево, 2002. С. 10).

2. Автор «Жития святителя Феофана Затворника Вышенского протоиерей М. И. Хитров полагает, что многолетнее пребывание на Востоке благоприятно сказалось на формировании его аскетического сознания:

«…Вид Палестины, ее холмов и долин, светлых озер и источников, — удивительно ярко воскрешают в нашем воображении библейские события.

Можно себе представить, как богато питалась душа Феофана священными воспоминаниями. Его влекло в древние обители Палестины, в знаменитую Лавру святого Саввы Освященного… Там он мог и слышать рассказы и сам наблюдать уединенную жизнь подвижников.

Так, — хорошо ознакомившись в юности с святынями русского Иерусалима – Киева, Феофан имел возможность изучить на месте и древние очаги восточного подвижничества. Писания великих аскетов восточной Церкви, духом которых он так проникся, получали для него особую жизненность при созерцании священных памятников древности.

За труды и заслуги в качестве члена духовной миссии в Иерусалиме он возведен был в 1855 году в сан архимандрита. Будучи, после возвращения в Россию, назначен ректором Олонецкой духовной семинарии, он и года не пробыл на этом посту: в мае 1855 года ему пришлось отправиться в Константинополь на должность настоятеля посольской церкви. Итак, снова Восток…За это время он мог хорошо узнать об Афоне и тамошних подвижниках…» (Хитров М. И., протоиерей. Житие святителя Феофана Затворника Вышенского. Глава 1. До затвора. М.: Репринт, 1905. С. 12-13).

«…В Иерусалиме он выучился иконописи и снабжал бедные церкви своими иконами и даже целыми иконостасами. Он прекрасно изучил греческий язык, основательно французский, занимался еврейским и арабским…

Именно к этому времени относится начало собирания будущим святителем рукописей и печатных изданий, которые он в течение своей жизни переводил с греческого и новогреческого на русский. В это время Феофан занимался переводом по частям отцов греческого Добротолюбия, причем при знакомстве и постоянном общении со многими образованными греками он настолько узнал греческий и новогреческий язык, что свободно понимал их разговорную речь и сам мог с ними объясняться на этом наречии…

В Иерусалиме отец Феофан досконально ознакомился с лютеранством, католичеством, армяно-грегорианством и другими христианскими инославными вероисповеданиями, на деле узнал, в чем заключается сила, как их пропаганды, так и слабость…

В 1853 году началась Крымская война и Русская Духовная Миссия 3-го мая 1854 года была отозвана. В связи с войной Миссия возвращалась на Родину через Европу. По пути в Россию иеромонах Феофан побывал во многих европейских городах, и везде осматривал храмы, библиотеки, музеи и другие достопримечательности, посетил некоторые учебные заведения с целью ознакомления с положением дел в западной богословской науке. В Риме архимандрит Порфирий Успенский (начальник Миссии, прекрасный знаток Востока (+1885) – В. Б.) и иеромонах Феофан имели аудиенцию у папы Пия 9-го» (Георгий (Тертышников), архимандрит. Святитель Феофан и его учение о спасении. М., 1999. С. 29-30).

Интересную оценку отношения святителя Феофана к католичеству дает иезуит священник С. Тышкевич:

«…Католичество епископ Феофан знал только по небеспристрастным книгам врагов Рима; огромный мир католического подвижничества и монашества после эпохи святого Венедикта оставался для него неведомою областью; он не замечал, что мировое безбожие всегда направляло, как и теперь направляет, свои главные удары на папство. Все внимание Феофана было обращено на Восток…» (Тышкевич С., священник. Предисловие (к книге святителя Феофана «Путь ко спасению»). Брюссель, 1962. С. 2).

3. Сохранилось описание его монастырской кельи:

«Стены деревянные без обой, несколько потемневшие от времени. Мебель и вся обстановка до последней крайности простые и ветхие. Шкаф с угольником из простого дерева, оцененный в один рубль… Комод – в два рубля…Простой стол, ветхий…Складной аналой, ветхий…Железная кровать, складная, ценою в один рубль…Диваны березового дерева, с жестяными сиденьями – все ценою три рубля серебром. Все остальное в таком же роде…Все такое ветхое простое и до крайности недорогое, а то и самодельное.

Два ящика с инструментами, токарными, столярными, переплетными, ценою все – три рубля…Палитра для красок и кисти…Фотографический аппарат; станок для выпиливания из дерева, токарные станки – все ценою в несколько рублей…

А между тем сколько лиц желали бы приобрести и хранить, как драгоценность малейшую вещь на память о подвижнике…

А какое громадное собрание книг! Всюду книги, книги, целые груды книг…Вот история России Соловьева, всемирная история Шлоссера, сочинения Гегеля, Фихте, Якоби…Но подавляющее большинство книг духовного содержания: почти все духовные журналы, творения великих отцов и учителей Церкви…Много книг богословского и церковно-исторического содержания на французском, немецком и английском языках…

Видно не даром говорил почивший: «И книги с человеческими мудростями могут питать дух. Это те, которые в природе и в истории указывают нам следы премудрости, благости, правды и многопопечительности о нас промышления Божия… Бог открывает Себя в природе и в истории так же, как и в Слове Своем. И они суть книги Божии для тех, кто умеет читать»…

Глубокое умиление проникает в душу при обзоре кельи почившего святителя, не без тихой грусти от отсутствии того, кто оживлял ее своим присутствием» (Хитров М. И. В келье затворника. Указ. соч. С. 198, 199, 200).

4. Душеспасительные поучения святителя Феофана Затворника. Издание Введенской Оптиной пустыни, 2003. С. 8-13.

«…Когда в 1866 году в Синоде было получено от Преосвященного прошение об увольнении «на покой» простым иноком в Вышенскую пустынь, члены Синода пришли в недоумение и, не зная, как поступить с этой просьбой, прежде всего просили первенствующего члена Синода Митрополита Исидора, в частной переписке с просителем узнать, что заставляет его принять такое решение. В своем ответом письме Преосвященный Феофан писал: «Я ищу покоя, чтобы покойнее предаться занятиям желаемым, с тем непременным намерением, чтобы был и плод трудов, и полезный, и нужный для Церкви Божией. Имею в мысли служить Церкви Божией только иным образом служить»

При этом святитель с полной откровенностью признался, что давно хранил в своей душе мечту посвятить себя созерцательной жизни и трудам по изучению и изъяснению Священного Писания…

Святитель Феофан до конца жизни чувствовал себя вполне счастливым на Выше. «Вы меня называете счастливым. Я и чувствую себя таковым, — и Выши не променяю не только на С.-Петербургскую митрополию, но и на патриаршество, если его восстановили у нас и меня назначили бы на него. Вышу можно променять только на Царство Небесное» (Житие святителя Феофана Затворника и служба ему. Приложение к: Созерцание и размышление. М., 1988. С. 589-590).

5. Святитель Феофан Затворник. Собрание писем. Письмо № 561. Выпуски третий и четвертый. Часть 4. Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь, 1994. С. 24-25.

6. «Для вас какая нужда в таком чрезмерном пощении, — продолжает он, — И так понемногу кушаете. Ту меру, которую установили уже, можно бы и в посту держать. А то у вас постоянно великий пост. А тут еще целые дни проводить без пищи?! Можно бы и это, в ту неделю, когда готовились причащаться святых Таин. Весь пост-то зачем себя томить для чего? И положили бы каждый день кушать понемногу.

Мысль ваша всегда считала бы вас ядцею и пийцею, а теперь верно величает вас: и бороться надо. Под час прорвется услаждение своим подвигом, а за это наказание Божие следует, обнаруживающееся обычно умалением теплоты и собранности. В виду этого зла пощение ваше не могу назвать добрым. Приведите его в меру…Мне вас жаль; но говорю так о посте не из жалости, а по уверенности, что вам от него пользы особенной нет, а самопрельщение близко – беда великая и превеликая!» (Святитель Феофан Затворник. Собрание писем. Письмо № 721. Выпуски третий и четвертый. Часть 4. Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь, 1994. С. 205).

 

7. «Конечно, — говорит он дальше, — надо желать, чтобы начатое вами никогда не изменялось и обратилось в закон жизни. Подвиги телесные тем сподручны нам, что тело ко всему может привыкнуть. Пока не привыкнет, кричит; а когда привыкнет, замолчит. Вот и предел трудов над телом.

Тело – раба послушная; но надо его вышколить. Ну, школьте, только в меру. Труд же над душою конца не имеет. Душу нельзя так закалить, как тело. Она подвижна. С самой высоты может свихнуться и полететь стремглав… Не забывайте всякий день читать слово Божие и размышлять и до чувства доводить и питать тем душу свою. Душа будто обсахарится и станет тверже и прочнее» (Святитель Феофан Затворник. Собрание писем. Письмо № 735. Выпуски третий и четвертый. Часть 4. Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь, 1994. С. 205, 223-224). 

8. «Опять повторяю: кто против поста? Но пост посту розь, а другой хоть брось. Таков и есть ваш. И таким считаю его не ради его самого, а ради того, что он вводит вас в сомнение, каким исполнено было все ваше прошлое письмо. Вот и нельзя не восставать на него, как на причину такого опасного настроения духа. Само же пощение благословенно. Меньше есть, да меньше спать – хорошее дело. Все же в меру надо. И к тому же душу надо ограждать глубоким смирением. Пиша так, как писал, имел в виду одно – возбудить в вас опасливость и зоркое смотрение за внушениями вражиими, с которыми он умеет так искусно подходить, что и не заметишь. С тоненького помышления начнет и доведет до больших дел по роду своему…» (Святитель Феофан Затворник. Собрание писем. Письмо № 723. Выпуски третий и четвертый. Часть 4. Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь, 1994. С. 205). С. 208).

 9. «…Этот постишка ваш дряной не приведет к добру… Торчит он у вас, — совсем не на месте.

Кто против поста? Пост – одно из первых дел монаха и христианина. НО против поста неумеренного нельзя не восставать. Этот пагубен. Только пустую молву возбуждает вне и тщеславие внутрь. Старицы ваши верно брюзжат: «Вот у нас подвижница какая-то; одну просфору кушает, огня не разводит». А вы все сильней и сильней. Те по пустякам болтают, а у вас зарождают червя тщеславия и высокого о себе мнения: «Я уж теперь не то». Язык ваш говорит смиренные речи, а на сердце лежит, что уж высоко взошли, и, чай, всех превзошли. Всегда так и бывает. Стань ударять на внешние подвиги, тотчас в гордыню духовную попадешь. А врагу то и нагодь. Ну, матушка, подбавь, подбавь! А матушка из всех сил! Думает, что Богу угождает, а на деле врага потешает и чирей тщеславия раздувает и расширяет. Пишу вам все это несладкое, ради опасности, в которой находитесь. Осмотритесь, и, пока время есть, поправьте дело. Вам кажется, что я откормить вас хочу. Совсем нет. Хочу направить на умеренный пост, который бы держал вас в смиренных чувствах. А то вы не знать куда залетите… Покривить свое внутреннее неразумным внешним не долго; а опять его наладить, как следует, не вдруг наладишь. Начнет у вас углубляться это дурное чувство, что вы уже не то, что прежде; станет умаляться теплота, умиление и сокрушение. Когда же охладеет сердце, тогда что? Сего опасайтесь Путь смиренного, умеренного делания есть самый надежный» (Святитель Феофан Затворник. Собрание писем. Письмо № 722. Выпуски третий и четвертый. Часть 4. Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь, 1994. С. 207). 

10. «…Относительно поста, действуйте с полной свободой, применяя все к главной цели. Когда приутяжелить, когда приоблегчить можно, смотря по нужде… Лучше не связывать себя в сем отношении неизменными постановлением, как бы узами; а когда так, когда иначе, только без льгот и саможаления; но и без жестокости, доводящей до изнеможения» (Святитель Феофан Затворник. Собрание писем. Письмо № 738. Выпуски третий и четвертый. Часть 4. Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь, 1994. С. 228).

11. «…О том, что пришлось прибавить нечто к пище, не жалейте. Не должно привязываться даже к святым правилам, а держать себя в отношении к ним с полной свободой, распоряжаясь ими разумно. Не беда, если что и прибавите, только не в угоду плоти, а по нужде. То же и с поклонами можно делать. Умаляйте их по нездоровью или по другим каким-либо уважениям; только, чтобы не расслабиться» (Святитель Феофан Затворник. Собрание писем. Письмо № 743. Выпуски третий и четвертый. Часть 4. Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь, 1994. С. 234).

12. И добавляет: «Воздержание от страстей – лучше всяких медикаментов; и оно дает долгоденствие…Не от одной пищи жизнь или здоровье, но от Божия благословения, которое всегда осеняет предающего себя в волю Божию, при подъятии тягот на пути исполнения заповедей Божиих» (Святитель Феофан Затворник. Собрание писем. Письмо № 447. Выпуски третий и четвертый. Часть 2. Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь, 1994. С. 124-125).

13. Святитель Феофан Затворник. Собрание писем. Письмо № 89. Выпуски первый и второй. Часть 2. Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь, 1994. С. 73-74.

Более подробное изложение мнений святителя Феофана о посте см: Георгий (Тертышников), архимандрит. Симфония по творениям святителя Феофана, затворника Вышенского. Книга вторая. Пост. Рязань, 2003. С. 249-260.

14. «…Средство против блуждания мыслей – внимание ума, внимание к тому, что Господь перед нами и мы перед Ним. В эту мысль надо вставить весь ум и не позволять ему отступать от сего. Внимание прикрепляется к Господу страхом Божиим и благоговением. От них происходит теплота сердечная, которая и стягивает внимание к Единому Господу. Потрудитесь расшевелить сердце, и сами увидите, как оно скует помышления. Надо принуждать себя. Без труда и напряжения умного не достигните ничего духовного. Много помогают согреянию сердца поклоны. Их и кладите почаще, и поясные и земные» (Святитель Феофан Затворник. Что есть духовная жизнь и как на неё настроиться. Письмо XXXII. М.: Репринт, 1914. С. 121).

15. Святитель Феофан Затворник. Созерцание и размышление. Самоиспытание. М., 1998. С. 95-103.

16. Святитель Феофан Затворник. Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться. Письма XXXII, XXXIV. М.: Репринт, 1914. С. 121, 127.

Вообще пост наилучшее время для упражнений по одухотворению ума, о чем так настоятельно и убедительно говорил святитель Феофан.

«Великий наставник духовной жизни, епископ Феофан, — пишет протоиерей Сергий Четвериков, — в своей книге «Путь ко спасению» указывает пути к христианскому одухотворению ума, воли и сердца, доступные каждому христианину, и особенно заслуживающие внимания в дни Великого поста:

1. Упражнения, ведущие к одухотвореню ума.

«…Чтение и слышание слова Божия, отеческих писаний житий святых, взаимное собеседование и вопрошание людей, более опытных в духовной жизни.

Хорошо читать или слушать, лучше взаимное собеседование, еще лучше слово опытнейших. Плодоноснее слово Божие, а за ним отеческие писания и жития святых. Впрочем, надо знать, что, что жития святых лучше для начинающих, отеческие писания для средних, Божие же слово – для совершенных…

Вот правила чтения: перед чтением следует отрешить душу от всего, обратиться молитвенно к Богу, читать внимательно и все слагать в открытое сердце. Лучшее время для чтения слова Божия – утро, житий – после обеда, св. отцов – незадолго перед сном. При таких занятиях нужно постоянно иметь в уме главную цель – напечатление истин и возбуждение духа. Если это не приносится чтением или беседою то они – чесание вкуса и слуха, простое совопросничество…

2. Воля воспитывается покорением воле Божией, т. е. напечатлением в своей воле тех расположений, какие требуются Богом, и преодолением своих дурных влечений и навыков. Уясни себе всю сумму правильных действий, возможных для тебя в твоем месте, звании и обстоятельствах и рассмотри, когда, как и в какой мере и что ты можешь и должен исполнить. И твори все с рассуждением…Помни закон постепенности и непрерывности. Всегда начинай с меньшего и восходи к высшему, и, начав делать, не останавливайся. Этим ты избежишь смущения, что несовершен, ибо не вдруг; придет еще время; мысли, что все уже сделал, ибо степеням конца нет; заносчивой предприимчивости подвигов выше сил.

Хорошо избрать преимущественно одно доброделание и его держаться неуклонно, — оно будет основой, как канва; к нему и другие соединять…

3. Одухотворить сердце – значит, воспитать в нем вкус ко всему святому, Божественному, священному. Для этого, по возможности, установить возможно частое пребывание в храме, на церковных службах. Воспитывать в себе молитвенный дух. Молитвы – это и обязанность и средство. Ею и истины веры напечатлеваются в уме и добрые нравы – в воле; но преимущественно оживляется сердце в чувствах своих.

Необходимо установить постоянный порядок домашней молитвы. Избери правило молитвы – вечерней, утренней, дневной. Правило пусть будет небольшое, чтобы с непривычки не охладеть к молитве. Совершать его надо всегда со страхом, старанием и вниманием. Здесь требуется – стояние, поклоны, коленопреклонение, крестное знамение, чтение, а иногда и пение…Хорошо навыкнуть к одной какой-нибудь молитве, чтобы, начав ее, загореться духом… Принятое правило непременно всегда нужно исполнят, но это не препятствует, по требованию сердца, и прибавлять…

Таковы, вкратце, те пути, которыми, по епископу Феофану, совершается одуховление души и ее трех сил – ума, воли и сердца…» (Четвериков Сергий, протоиерей. Что дает нам Великий пост? Сергиевские листки № 3. Париж, 1930. С. 7, 8).

17. И здесь святитель Феофан советует держать в памяти несколько правил, которые помогут сохранять внутреннее внимание и вступить в общение с Богом:

— «Знай и познавай свою бедность и окаянство, — что нищ и слеп и наг и погибал бы временно и вечно, если бы не Господь.

— Знай и возрастай в познании Господа Иисуса Христа, пришедшего в мир грешников спасти.

— Веруй полною верою, что Господь, спасший мир весь, и тебя спасает, — и взывай к Нему с Фомою: «Господь Мой и Бог».

– Уповай быть спасенным, содержи в сердце, что опасность уже миновала, но не предавайся беспечности и неге, а ходи в делах самоотвержения, забвение которого ввергало тебя в беду столько раз.

— Возгревай чувство мира с Богом. Созерцай в духе светлое благоволительное к тебе лицо Божие; но не послабляй не только страстям, но и помыслам страстным, и всякий раз, когда они прорвутся против воли твоей, спеши очищать себя слезами покаяния…

— Носи в сердце убеждение, что ты – сын Божий, которому дана власть взывать: «Авва Отче»…

— Созерцая Бога сокровеннейшим, непостижимым, изумляйся Ему…

— Созерцая Его бесконечно великим, — падай перед Ним в уничижении, проникаясь благоговейным страхом и трепетом.

— Созерцая всесовершенным, — хвали и славословь Его, вместе с хорами ангелов взывая к Нему: «Свят, свят, свят Господь Саваоф, — исполнь небо и земля славы Твоея!

— Созерцая Его вездесущим, всевидящим и всеисполняющим, — ходи перед лицом Его так, как ходил бы перед царем, на тебя смотрящим.

— Бог сотворил тебя и хранит, — ты весь Его…Будь Ему покорен, как Владыке жизни, в чувстве всесторонней зависимости от Него.

— Бог, сотворивший тебя, и промышляет о тебе, значит, все твое – Его есть. Благодари же Его за все. Благодушествуй, терпи, если найдет на тебя что неприятное…

— Бог, всем управляющий, ведет тебя к своему назначению. Следовательно, все, что будет с тобою, будет от Бога. – Итак, предай себя в волю Божию, Который лучше тебя знает, что тебе нужно, успокойся в Нем, не позволяя себе терзаться пустыми недоумениями и крушениями духа, и питая полную надежду, что Он приведет тебя к своему концу, возносись к Нему умом и сердцем – в молитве.

— Ожидай… второго пришествия Господня и не только верь ему, но и желай и приготовляйся встретить Его во всякое время…Готовься к смерти, — помни суд, рай и ад, и будь как странник на земле…

— Церковь есть дом спасения и сосуд благодатных средств. Итак, обращайся к ней…, все, что тебе нужно, найдешь в ней.

— Тебе нужно просвещение ума. Церковь есть просветительница. Верь и содержи в сердце, что она одна есть столп и утверждение истины, и в ней ищи сей истины – в слове Божием, в отеческих писаниях, в учительстве церковном…

— Ты слаб – тебе нужно подкрепление. Церковь есть подательница благодати и воспитательница духа благодатного. Семь сосцов открыты у матери нашей – семь таинств. Приступай к ним с верою – напояйся из них живоносными силами по нуждам твоим…

— Ты окружен врагами. Тебе нужно ходатайство и защита. Церковь твоя ходатаица и защитница. Ходи в храмы Божии… Здесь Жертва бескровная, здесь хоры ангелов и святых…Сюда прибегай и молитвою церковною ограждай себя…

— Церковь есть двор спасаемых. Все верующие – одно тело с одним духом…» (Святитель Феофан Затворник. Завещание Господа с Креста: перечень христианских чувств и расположений. Внутренняя жизнь. Слова епископа Феофана. М.: Репринт, 1893. С. 66-69).

 




Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru