Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Алексей Варламов: «Наша главная задача — открывать яркие имена» 14.12.2016

Алексей Варламов: «Наша главная задача — открывать яркие имена»

Ректор Литературного института им. А.М. Горького, писатель Алексей Варламов рассказал порталу Ревизор.ru о переменах, которые ждут это уникальное учебное заведение, о его задачах в современном мире, а также поделился планами на будущее.

Легко ли Вам, творческому человеку, далось решение стать администратором — ректором ВУЗа?

Трудно. Любому человеку непросто даётся решение пойти на новую для него, неизвестную работу, поменять привычный образ жизни. Это всегда психологически очень сложно.

Сейчас в Литинституте идёт долгожданный ремонт. Грядут ли ещё перемены?

Если всё пойдёт, как мы задумали, то это только самая первая стадия ремонта. Впереди большие работы, которые будут вестись не только в нашем основном корпусе, но и на территории всего института. Существует целый план реконструкции, точнее приспособления нашего комплекса зданий для учебного процесса.

Надо набраться терпения. У нас нет возможности выехать отсюда, поэтому придётся совмещать реконструкцию с учебой. Но откладывать ремонт дальше было нельзя. Здание находится в очень плохом состоянии, так что это история не на один и даже не на два и не три месяца. С другой стороны, я надеюсь, что мы будем учиться в обновлённом, комфортабельном и благоустроенном здании. Институт долго шёл к тому, чтобы получить все необходимые разрешения, согласования, финансирование. И вот, наконец, сейчас нам удалось этого добиться.

Сейчас все, кому не лень, “куют кадры” — телевидение, кино. Можно ли к числу таких фабрик отнести Литинститут? И возможно ли это — “выковать творческие кадры?”

Выражение “ковать кадры” родом из ранних советских романтических лет. “Ковать творческие кадры” — оксюморон. Творчество — индивидуальность, а не обобщение. Можно помочь человеку, в котором есть искра Божья, свой талант развить. Начинающему писателю в какой-то период жизни важно попасть в творческую среду, оказаться в окружении себе подобных. Это, мне кажется, служит сильным, стимулирующим средством.

Cама атмосфера заставляет человека совершенствоваться, тянуться, чтоб не отстать от других. Ведь когда кто-то рядом с тобой работает, ты тоже хочешь работать, показывать другим на что ты способен. Возникает даже не соперничество, скорее срабатывает некий механизм круговой поруки ремесла. Сегодня ты обсуждаешь работы своего товарища, завтра он обсуждает твои. Думаю, что в какой-то период это хорошо действует на человека. Но даёт ли гарантию, что мы получим поэта, прозаика, драматурга, критика? Нет, не даёт. В этом смысле мы отличаемся от других творческих вузов, где критерии профессионализации более очевидны.

Тот, кто закончил консерваторию, театральное училище — тот действительно получил профессию, с которой пойдёт работать в музыкальную школу, в театр, куда-то ещё. В литературе нет таких коллективов. Состоявшийся в профессии будет свободным художником. Мы хорошо понимаем, как тяжело живёт сегодня человек, который занимается писательским трудом. За редким исключением это не является той основной профессией, которая кормит. В этом специфика нашего образования и нашей профессиональной подготовки.

Судьбы наших выпускников складываются по-разному. Кто-то действительно остаётся в литературе, кто-то уходит. Существование института оправдывают не проценты, не пропорции. Доказательством служат имена: Белла Ахмадулина, Василий Белов, Николай Рубцов, Юрий Казаков, Юрий Трифонов. В наше время — Олег Павлов, Роман Сенчин, Павел Басинский, Максим Амелин. Именно в этом наша главная задача — чтобы открывались и прорывались яркие имена.

Что же касается тех, кто не найдёт себя в литературе, то образование, которое мы даём, открывает перед человеком, если он вдумчиво относился к учёбе, если эти годы не прошли для него зря, если он насытился тем, чем здесь можно насытиться, много разных дверей. Он всегда найдёт способ заработать себе на кусок хлеба. Всегда найдёт интересную работу, связанную со словом. В любой области. Слово — это  хлеб, профессия, инструмент. Для кого-то художественное, кто-то будет работать со словом в смежных областях. Но в любом случае сегодня в обществе запрос на специалистов, которые умеют письменно выражать свои мысли, при общем одичании, очень высокий.

Сейчас появилось много частных писательских школ, курсов. Как Вы считаете, составляют ли они реальную конкуренцию Литературному институту?

Думаю, что прямой конкуренции между нами пока не возникает. Я хорошо знаю Майю Кучерскую, которая возглавляет одну из таких школ. Несколько раз она меня приглашала, и я выступал перед ее слушателями. Был бы очень рад, если бы Майя пришла к нам в институт и выступила перед нашими студентами.

Мне кажется, что речь идёт не столько о конкуренции, а скорее о дополнении. Наш институт, в том виде, в котором он существует сегодня, даёт базовое образование. К нам поступают люди, которые учатся в течение пяти лет, если это очное отделение, шести, если заочное. Никакая писательская школа предложить такого разностороннего, протяжного, долгого образования, а также диплома государственного образца, с возможностью найти интересную, перспективную работу не может. У них другие цели и задачи. Не случайно это краткосрочные курсы. Они могут служить дополнением к Литературному институту или этапом к поступлению в Литинститут или продолжением нашего образования.


Скорее, конкуренция способна возникать между нашими Высшими литературными курсами — ВЛК — и такими школами. Но это здоровая,  нормальная конкуренция. Люди могут пойти туда, могут пойти сюда, могут выбирать.

За какой литературой Вы видите будущее?

За хорошей. А если конкретизировать, думаю, что сейчас пришло время той литературы, которую будут читать. На мой взгляд, сегодня кого-то вряд ли заинтересуют слишком экспериментальные произведения, типа романа Джеймса Джойса “Поминки по Финнегану”.

Будущее за той литературой, которая не гонится за сложными формами, витиеватыми выражениями смысла. Хотя, оговорюсь, такая литература — для узкого круга — имеет право на существование.

На днях состоялось вручение премии "Ясная поляна”. В номинации “Русская проза 21 века” наградили две повести. Это здорово, что именно повести наградили. Это хороший русский жанр. Одна из них написана красноярским писателем Александром Григоренко и называется “Потерял слепой дуду”. Вторая — “С неба упали три яблока” принадлежит перу набирающей популярность писательнице армянского происхождения Наринэ Абгарян.  Вот это для меня пример той литературы, за которой будущее.

Мне кажется, что литература утрачивает пророческие функции, как и функции прямого пропагандистского или идеологического воздействия. Писатель сегодня больше похож на сказителя. Его задача – рассказывать интересные истории, но не надо сводить всё к внешней занимательности. Надо его уважать и придумывать интересные, добрые, хорошие, мудрые истории. Те две повести, которые я назвал, как раз пример такой, очень человечной, обращённой к читателю, уважительной, доверительной, наполненной глубокими смыслами и интонациями литературы.

Алла Мироненко

Источник




Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru