Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Мирослав Бакулин: «Прикосновение к творениям святых отцов меняет человека» 02.11.2016

Мирослав Бакулин: «Прикосновение к творениям святых отцов меняет человека»

«Русская Планета» встретилась с сибирским писателем Мирославом Юрьевичем Бакулиным – лауреатом премии «Просвещение через книгу».

Книги Бакулина «Зубы грешников», «Полный досвидос», «Петр Иванович», «Наивное толкование 50 псалма» широко известны православному читателю. В Москву Мирослав Бакулин приехал для получения премии конкурса «Просвещение через книгу». Вместе с Тимофеем Сайфуллиным они издали фундаментальный труд Сибирского архипастыря Филофея (Лещинского), написанный в начале XVIII века. Читателям «Русской Планеты» Мирослав Юрьевич рассказал историю нахождения рукописи «Сибирский лествичник», о том, как надо читать святых отцов и о своих творческих планах.

- Мирослав Юрьевич, Вы приехали в Москву с презентацией книги, написанной три столетия назад. Как так получилось, что раньше никто не заинтересовался этим сочинением, и рукопись обнаружили лишь в 2015 году?

- До 1995 года официально считалось, что мощи святителя Филофея (Лещинского) сожжены Советской властью в 1924 году. Но наш духовник, наместник Тюменского Свято-Троицкого мужского монастыря иеромонах Тихон (теперь он епископ Ишимский и Аромашевский) сказал нам, работникам монастыря, что несмотря ни на что, мы станем искать мощи этого святого. И действительно, десять лет назад они были обретены. Один из священников перезахоронил их после революции, а чекисты сожгли только гроб и мантию святителя.

Великий сибирский святой снова воцарился в своем излюбленном монастыре. Из его биографии было известно, что он был изрядным духовным писателем, хотя ни одной из его книг не сохранилось. Но мы продолжали искать, и вот, в Синодальной описи нашли его произведение «Сибирский лествичник». Считалось, что копии этой рукописной книги есть в Киеве, Москве, Риге и даже на Афоне. Но на все наши запросы был только отрицательный ответ.

Тогда мы запросили Государственный исторический музей поискать эту книгу в архивах митрополита Ростовского Димитрия (Туптало), которому и была посвящена эта книга. И действительно, книга была обретена, да еще и с дарственным автографом святителя Филофея. Началась работа по идентификации рукописи 1705 года, а потом и ее научный перевод, который продолжался почти год. Теперь у нас в руках напечатанный, пока единственный, труд нашего святого, который принес уже много духовной пользы.

Сегодня духовной литературой интересуется, к сожалению, не так много людей, и уж тем более чтением святых отцов. Но прикосновение к этому сокровищу меняет людей. Так заместитель директора типографии, в которой печаталась эта книга, прочитав ее, изменилась и приняла святое крещение вместе с дочерью.

- Когда человеку в руки впервые попадает Евангелие, он может резко изменить свою жизнь. Таких случаев миллионы. А чтение святоотеческой литературы способно произвести такой эффект, или оно только для «посвященных»? С какого уровня можно приступать к чтению трудов святых отцов?

- Конечно, Евангелие это ключ ко всему духовному миру человека. Без него христианину как без воздуха. Но есть и такие книги святых отцов, которые сходу завораживают, захватывают внимание, многое меняют в человеке, готовя его к радости встречи с Евангелием. Таковы «Шестоднев» святителя Василия Великого, Древние египетские, греческие и русские патерики», Вопросы и ответы» святых Варсонуфия и Иоанна, «Точное изложение православной веры» преподобного Иоанна Дамаскина и многие другие. А к чтению книг святых отцов нас готовят фундаментальные работы протоиерея Александра Шмемана, В.Н. Лосского, проповеди митрополита Сурожского Антония, и совсем доступные книги современных старцев — архимандрита Иоанна (Крестьянкина), архимандрита Фаддея (Виттовницкого), архимандрита Илие (Клеопы), святых Паисия Святогорца и Иосифа Исихаста.

- Чем надо предварять чтение христианской литературы аскетического характера?

- Вся христианская литература носит аскетический характер. Мы ведь каждый день упражняемся в молитве ко Господу, а упражнение и есть «аскетика» по-гречески. И все, что нас к этому подталкивает, все, что дает новый толчок, новый повод для молитвы — литература аскетическая.

- Творений архиереев сейчас издается немало. Можно ли провести какое-либо сравнение между сегодняшними сочинениями епископов и аналогичными XVIII века?

- Кстати, среди архиереев в истории Русской Церкви не много святых, хотя нам в Сибири с этим повезло. Чем ближе архиерейские писания к нашему времени, тем они более теряют ту остроту вопросов, которая была свойственна решительности первых веков. Я имею в виду решительность в вере. Но зато исчезает ригористичность, которая несколько опасна для новоначальных. Прошу прощения у читателя за дерзость, но, по моему мнению, некоторые работы святителей XIX века нуждаются в переводе на современный русский язык...

- Среди сибирских, да и вообще русских архиереев XVII-XVIII веков очень много выходцев из Малороссии – святители Филофей (Лещинский), Иоанн (Максимович), Димитрий (Туптало), Иннокентий (Кульчицкий) и т.д. Среди современного духовенства в Сибири также много уроженцев Украины. Они обладают теми духовными качествами, которые были у вышеупомянутых личностей?

- Я, к сожалению, не знаю современное украинское священство. Но приведенные Вами святые учились в Киево-Могилянской академии по двенадцать лет, знали греческий и латынь, вообще имели потрясающее образование, какое нам и не снилось. Почти все они имели искреннюю дружбу между собою. Есть ли сейчас настолько образованные священники и архиереи на Украине, я не знаю. Надеюсь, что есть и что мы будем свидетелями плодов их просвещения.

- Со стороны Украины был какой-либо отклик на издание книги?

- Нет, никакого. Написал один украинский дьякон из Йельского университета (США), он занимается переводом трудов украинских святителей на английский.

- Святитель Филофей и его последователи крестили всех остяков и вогулов, чем заниматься современным миссионерам сегодня?

- Во-первых, святитель Филофей и его соратники крестили только сорок тысяч остяков, самоедов, вогулов и зырян. И во-вторых, после его смерти миссия практически прекратилась и не продолжалась более сорока лет. Так что теперь для миссионерства — самое широкое поле. Хотя многие ханты и манси до сих пор помнят, что их предков крестил «добрый дедушка Филофей».

- Со священническим служением все понятно. А как проповедовать мирянину? Поделитесь своим богатым опытом.

- Как раз со священническим служением сегодня не совсем все понятно. А мирянин может проповедовать только своим примером. Если, конечно, Господь наделил даром слова и премудростью, то можно помогать настоятелю на приходе: преподавать в детской и взрослой воскресных школах. Можно организовывать общедоступные библейские кружки, катехизические и богословские курсы на предприятиях, вузах, школах, но только с благословения священноначалия. А то «горящий» неофит может наделать непоправимых ошибок.

- От чего устаешь за два с лишним десятка лет церковной жизни?

- Наверное, устаешь от кажущейся своей неисправимости и таких «любимых» страстей так, что пора листок с грехами для исповеди заламинировать. Устаешь от своей нерешительности исправляться, менять образ мыслей, чтобы всей крепостью служить Господу. Духовный рост происходит в человеке постепенно, что почти не заметен ни снаружи, ни изнутри. Но для этого и есть аскетика — ежедневная благочестивая привычка молиться, ограничивать, сдерживать себя. А, как известно, привычка — второй характер. Этот «новый характер» постепенно кристаллизуется, так что все же хочется надеяться: в один прекрасный момент, пресыщенный раствор превратится в твердый сияющий кристалл, и я смогу сказать греху в лицо: «Все, я больше этого делать не стану!»

- Сюжеты Ваших художественных произведений наполнены чудесными историями. Почему Вы уделяете чудесам столько много места, и ждать ли нам книг, где герои будут оперировать доводами от разума и рациональными доказательствами?

- Чудеса, как известно, действия сверхъестественные, но не противоестественные. Они существуют, чтобы Господь исправлял нашу греховную природу. Но когда и у тебя, и у Бога одна задача — спасение твоей бессмертной души, то чудеса перестают удивлять, они становятся повседневностью, обычным делом. Поэтому я в своих книгах особых чудес не вижу: жизнь моя лежит проста на ладони у Христа.

К художественной литературе я охладел. Ничего не пишу. Так, маленькие эссе, если просит какое-нибудь издательство. Меня интересует только Евангелие и святые отцы, поясняющие его. Если даст Бог, сделаю когда-нибудь свое «Наивное толкование на Евангелие от Марка», продолжив «простецкое богословие» протоиерея Николая Депутатова (1896-1982).

- Поделитесь Вашими творческими планами.

- Сейчас мы заканчиваем перевод рукописи 1703 года святителя Иоанна (Максимовича), митрополита Тобольского и Сибирского, чудотворца. Это он привел меня в Церковь. Книга называется «Феатрон». Книга объемна — рукопись 888 страниц. Посвящена она премудрому правителю, как ему следовать Христовым истинам в управлении государства. Это делает ее невероятно актуальной в наше время. Даст Бог, сможем довести этот большой труд до конца.

Встретиться с писателем Мирославом Бакулиным можно будет 4 ноября в культурном центре «Покровские ворота» (ул. Покровка, 27, стр. 1), здесь он будет проводить презентацию книги «Сибирский лествичник». Начало в 18.00.

Источник




Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru