Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Монахиня Евфимия (Пащенко): Вера – удел мужественных людей 07.06.2016

Монахиня Евфимия (Пащенко): Вера – удел мужественных людей

Интервью номинанта Патриаршей литературной премии монахини Евфимии (Пащенко), опубликованное в журнале «Православное книжное обозрение».

— Кто Ваш читатель? Кому адресованы Ваши тексты? Как Вы сами можете характеризовать свои книги?

— В основе сюжета почти каждого моего произведения — история человека, совершающего духовный и нравственный выбор. Чаще всего герой — верующий. Впрочем, он может быть и неверующим, но проблема выбора между узким и пространным путем (см. Мф. 7:13) присутствует всегда. Так же, как и в жизни каждого из нас. Один человек (не писатель, а редактор) упрекал меня, что я не пишу «зарисовок из жизни». И перемежаю реальность вымыслом. «Вы — как тот рыбак, который хвалится, что-де поймал вот таку-ую рыбу!» — сказал он. Я ответила: «Понимаете, мне не важно, какую рыбу на самом деле поймал рыбак. И даже — поймал ли он ее. Важнее другое: что произошло с самим рыбаком».

Тогда я не думала, что ненароком сформулировала свое творческое кредо.

В моих текстах сполна присутствует пресловутый «литературный вымысел». И потому город Михайловск из моих рассказов — не реальный Архангельск. Мои герои имеют реальных прототипов, но не тождественны им. А вот проблемы, прежде всего, духовного плана, с которыми они сталкиваются — это реальные проблемы. Наши с вами.

Мало того: нет проблемы, нет идеи — нет и текста.

Кому адресованы мои тексты? Тем, кому не безразличны так называемые вечные темы: кто мы, откуда, куда идем? Правда, я никогда не обещаю читателю легкое и развлекательное чтение. Чаемого большинством читателей «хэппи энда» может не быть, герой может оказаться скорее отрицательным, чем положительным... Но через все мои тексты красной нитью проходит тема Промысла Божия. Зло нагло, но не всесильно. Говорили и говорят, будто вера учит человеку покорности. Это неправда. Вера — удел прежде всего мужественных людей. Пример тому — недавнее прошлое нашей страны, времена гонений на веру. Бесчисленные примеры отступничества, ярчайшие примеры мученичества и исповеднического подвига.

— Как Вы оцениваете состояние современной отечественной и русскоязычной литературы? В чем ее проблемы? На что есть надежда?

— Думаю, состояние современной литературы такое же, как и всегда. Много поделок-однодневок, так называемого чтива, мало книг серьезных, способных подвигнуть на раздумья, повлиять на жизненный выбор. Но так было и прежде. Ошибочно думать, что-де раньше было лучше. О существовании многих рыцарских романов мы знаем лишь потому, что они упомянуты в романе Сервантеса о Дон Кихоте. То же касается и готических «ужастиков», которые читала героиня романа Джейн Остин «Нортенгерское аббатство».

Почему так происходит? Вероятно, от того, что в людскую жизнь давно уже вошел тлетворный дух коммерции. Издается то, что можно продать. Продать можно то, что по вкусу так называемому массовому читателю. Читателю этому нужны увлекательный сюжет, приключения, кровь, любовь. Оттого так популярны сейчас женский любовный роман, боевик и фэнтези.

Разумеется, на самом деле проблема глубже. Пресловутые массы, толпы, управляемы. И являются благоприятной почвой для культивирования греховных страстей. Об этом в свое время писал Клайв Льюис в рассказе «Баламут предлагает тост». Подмена единодушия и единомыслия, порожденных любовью во Христе, однообразием, основанном на страхе — белую ворону стая заклюет насмерть. И главное — дух безверия, который, к сожалению, царит в обществе. Власть, деньги, наслаждения — вот те идолы, которым поклоняется большинство современных людей.

К счастью, издается и переиздается классика. Причем не только те произведения, которые входят в школьный курс литературы. К счастью, существуют букинистические магазины, где можно найти или заново открыть «хорошо забытое старое».

Что до надежд... Я верю, что Господь посылает каждому из нас встречу с теми книгами, которые нам нужны, которые направят нашу жизнь туда, куда Ему угодно. Примером такой встречи является эпизод, описанный Клайвом Льюисом в его автобиографической книге «Настигнут радостью». Человек, чтобы скоротать вечер на вокзале, в ожидании поезда, купил у лоточника книжку в бумажной обложке. Книжка называлась «Фантастес» и повествовала о путешествии некоего юноши по имени Анодос в страну фей. «В ту ночь христианским стало мое воображение, на мою душу, разумеется, ушло гораздо больше времени», — признавался впоследствии в своей автобиографии создатель «Хроник Нарнии». До сих пор не утихли споры о том, христианским или антихристианским произведением является роман «Мастер и Маргарита». Однако были, есть и будут люди, которые пришли к вере, прочитав эту книгу. А для кого-то такими книгами-миссионерами стали «Мои посмертные приключения» Юлии Вознесенской, «Хроники Нарнии» Клайва Льюиса, «Отец Арсений», «Флавиан» протоиерея Александра Торика. Бог посылает нам те книги, которые нужны нам именно сейчас для того, чтобы обрести веру. Или укрепиться в ней.

— Что читать детям? Как приучить детей читать и думать над прочитанным?

— Мне, монахине, не имевшей собственных детей, сложно ответить на этот вопрос. Может ли школьный учитель литературы приохотить учеников к книгам? Думаю, что да. Как может и научить думать над ними. Но скольких он научит? Здесь уместно вспомнить слова преподобного Серафима Саровского, обращенные к будущему игумену, отцу Тимону: сей и на благой земле, и на песке, и на камне, сей и в тернии... где-нибудь да прозябнет, и возрастет, и плод принесет, хотя и не скоро. Научить любить книгу и размышлять над ней — труд неблагодарный, но не бесполезный.

Другое дело, что осмысление многих книг приходит после того, как книга прочитана. Помню, как в школе мы проходили роман «Овод». Ох, и трудно же тогда далась мне эта книжка! И герой-революционер не понравился. Что ж, прошли — забыли… Много позже, взрослым человеком, я перечитала эту книгу. И она открылась мне по-новому. Не как роман о герое, а как история о нераскаянном грехе. Сейчас для меня главный герой «Овода» не истеричный Артур, а его отец кардинал Монтанелли, нарушивший обет, данный Богу, и отказавшийся понести все последствия своего греха, исповедать его перед миром. Монтанелли служит Богу, затаив в душе ложь. Эта ложь приводит его к сыноубийству, безумию и смерти без покаяния. Нельзя служить Богу, думая прежде всего о себе, с нечистой совестью — вот чему роман «Овод» может научить православного человека.

— На чем должно строиться преподавание отечественной словесности?

Полагаю, на том же, что и раньше — на классике. Прежде всего — русской, насквозь пронизанной идеалами Православия. Бог дал нам великую и святую Православную веру, великую историю, великую литературу, великий язык, пронизанные светом этой веры. Нужно стать достойными этих даров.

Беседовала Вера Шарапова




Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru