Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Председатель Издательского Совета Русской Православной Церкви митрополит Калужский и Боровский Климент о деятельности Русской Православной Церкви на Аляске 03.06.2011

Председатель Издательского Совета Русской Православной Церкви митрополит Калужский и Боровский Климент о деятельности Русской Православной Церкви на Аляске

– Владыка, в прошлом году вы защитили диссертацию «Деятельность Русской Православной Церкви на Аляске в 1741–1867 гг.». При этом Вы говорили, что изначально не ставили себе целью написать научную работу, с последующей защитой, а старались наиболее подробно и правдоподобно донести до читателя подвиг людей, которые бóльшую часть своей жизни посвятили освоению далеких земель, расширяя территорию нашего государства, которые просвещали светом Христовой веры местных жителей. Расскажите, имеет ли эта работа продолжение?

- Да, я продолжаю изучать историю Аляски, работаю над второй книгой по этой теме. Первая была издана 3 года назад. В ней был собран обширный фактический материал о распространении русской духовной культуры на Аляске, о деятельности Церкви и ее представителей среди народов этой территории. Во второй книге я намереваюсь проанализировать роль государства, Святейшего Синода, русских миссионеров и местного населения в этом процессе. К этому во многом меня подтолкнула защита диссертации. Тогда мне пришлось услышать вопросы по истории Церкви на Аляске, которые интересуют научное сообщество, и у меня уже был необходимый материал, чтобы дать на них ответы.

С того времени, когда была завершена моя первая книга, по истории Аляски были опубликованы новые документы, научные разработки. Эта тема остается весьма актуальной. Сейчас я продолжаю работу с материалами, которые касаются этой части истории нашей Церкви, нашего Отечества. Меня удивляет, что в источниках, которые издаются в Америке и в Западной Европе, мало уделяется внимания Русской Православной Церкви и ее вкладу в формирование культуры местных жителей Аляски. А ведь именно Русская Православная Церковь и непосредственно ее представители: первые миссионеры, которые приехали туда из Валаамского и Коневского монастырей, из Александро-Невской лавры, святитель Иннокентий и его сподвижники – оказали цивилизаторское воздействие на автохтонное население Аляски, сформировали современную национальную культуру ряда ее народностей. В том смысле, что базовые элементы русской православной культуры местные народы осознают как свои собственные, аутентичные. Русские миссионеры разработали первые алфавиты на основе кириллицы и создали письменность для каждой из основных этнических групп на Аляске, сделали первые переводы на местные языки молитв, Священного Писания, богослужебных книг и поучений.

Даже сейчас чувствуется вклад наших соотечественников в культуру народов Аляски, виден тот труд, который понесли наши миссионеры. Это особенно ощутимо в тех районах Аляски, где местные народы сохраняют свой язык. И таких районов там много, несмотря на то что почти 150 лет проходит американизация местного населения.

Любой язык открыт для заимствования, особенно тех понятий и предметов, которые привносятся иной цивилизацией, иной культурой. Местные наречия Аляски впитали очень много слов в тот период, когда Аляска была русской. Теперь эти слова записываются латиницей, но сохраняют русскую транскрипцию, русское произношение. Особенно это чувствуется в церковной богослужебной и обиходной лексике. Прошло 150 лет после продажи Аляска, а люди там поют наши церковные песнопения на наши напевы. Старшее поколение на память читает молитвы по-славянски. Это позволило во второй половине прошло века переписать славянские тексты, используя латинский алфавит. Конечно, есть акцент: все же за полтора века в отрыве от материнской культуры трудно сохранить точность произношения.

Эти удивительные факты, свидетельствующие о глубоком влиянии русских миссионеров на культурное развитие аборигенов Аляски, были выявлены в прошлом году, когда на Аляске работала экспедиция Российской академии наук. В ее состав вошли два преподавателя Калужской духовной семинарии. В православных храмах и часовнях были найдены уникальные материалы. Они, например, свидетельствуют о том, что до начала 60-х годов ХХ века в храмах на Аляске метрические книги велись на русском языке и приходские документы начала ХХ века датированы по Юлианскому, а не принятому в США Григорианскому календарю. Кроме того, в них указывались русские, а не американские названия туземных селений вплоть до 1910-х годов, но и тогда американские названия помечались параллельно с русскими, и записи вели не русские священники, а местные уроженцы. Еще один удивительный момент: на Аляске епархия именуется Аляскинской Русской Православной. Слово «Русская» сохраняется в ее названии, несмотря на то, что там уже почти 100 лет из России не посылаются священники.

Российско-Американская компания существовала всего каких-то 70 лет. Русская Православная Церковь появилась там раньше и, что существенно важно, продолжала свою деятельность на Аляске в американский период еще 50 лет. И какой глубокий след был ею оставлен! Алеуты говорят: «Это великая Россия нам много дала». Россия принесла туда и градостроительство (первые города были построены при русских), и храмостроительство. Вокруг часовен образовались первые оседлые поселения автохтонов, поскольку священник разъяснял необходимость регулярно посещать храм для молитвы. Начало сельского хозяйства на Аляске также было положено русскими. Языческим сознанием местных народов тяжелый труд воспринимался как унижение, свободный туземец занимался только промыслом морского зверя и охотой. В христианстве труд заповедан Богом еще в раю, он является добродетелью. Распространение христианства изменяло отношение автохтонов к тяжелому труду земледельца. Русские миссионеры подавали и живой пример. Члены первой духовной миссии много лет проводили опыты по введению земледелия: высеивали семена различных культур и на разных почвах, открыли, что морская капуста может служить удобрением. Уже в начале XIX века они обучали навыкам растениеводства молодое поколение местных жителей. Святитель Иннокентий не только исполнял обязанности священника и миссионера, но и занимался огородничеством. На острове Уналашка, где росли только травы и кустарники, он, в качестве эксперимента, посадил хвойные деревья. И эти деревья сохранились. Он вел постоянное наблюдение за природой Аляски, используя приборы. Он составил подробное этнографическое и географическое описание Алеутских островов и разработал график охоты на островах Прибылова с целью сохранениях популяции морских котиков.

Наша историография Церкви уделяла недостаточно внимания цивилизаторской деятельности русских миссионеров, ее механизмам и укорененности в христианском мировоззрении и укладе жизни. В результате сохраняются мифы, созданные светской наукой. Многое из того, что оказало положительное влияние на автохтонов Аляски, приписывалось Российско-Американской компании. Но следует признать, что преимущественно Русская миссия несла просвещение на Аляску. Миссионерская деятельность была направлена на осмысленное преодоление автохтонами нравственных пороков, свойственных их социальному устройству. Я имею ввиду полигамию, межплеменную вражду, рабство, человеческие жертвоприношения. Через богослужение, молитвы за царя и Отечество, его власти и воинство православные миссионеры мирным путем прививали местному населению лояльность к русскому монарху, верноподданические качества и законопослушание. Священнослужители формировали у местного населения приятие европейской медицины, причем многие среди них сами были способны оказывать медицинскую помощь. Эта универсальность духовенства того времени поражает.

Ученые, исследователи, священники значительную часть жизни проводили на Аляске: год, а то и два добирались только в один конец, столько же обратно, 10 лет и более служили там. Это были годы самого расцвета человеческой личности, а они ехали туда, где не было ни отопления, ни крова. Они рыли землянки и жили в них, сооружали походные палатки и совершали в них свое служение. В миссионерских поездках они и без хлеба подолгу жили, питались тем, что давала природа. Что двигало ими? Святитель Иннокентий пишет в своих письмах, что порой ночевал под открытым небом, а собаки ложились рядом и согревали. Он был епископом — и в таких условиях нес свое служение. Почему он шел на это? Вера в Бога и любовь к народу двигала им на этом пути. Он шел к неведомому ему народу и нес свет Евангелия, потому что не формально воспринял слова Христа «Идите, проповедуйте все народам». И он шел и не боялся неприятностей, которые могли встретить его при путешествии, не боялся на маленькой байдарке плыть по бурным рекам. Он думал не о том, что может встретить дикого зверя или утонуть, а о том, что его ждут люди, и добирался к этим людям… Вот такое подвижническое служение было у наших миссионеров.

Исследованием наследия этих подвижников я сейчас и занимаюсь. Нам не хватает таких примеров сегодня.




Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru