Издательский Совет Русской Православной Церкви: Неколебимость веры. О литературном творчестве священнослужителей

Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Неколебимость веры. О литературном творчестве священнослужителей  14.06.2022

Неколебимость веры. О литературном творчестве священнослужителей

Обозрение журнала «Дон», № 1-3, 2022

Журнал «Дон» (№ 1-3, 2022) представляет интересную панораму художественного творчества священнослужителей – людей, чувствующих слово особенно: с двойною силой – слово духа, неизъяснимо-усложнённое, и слова, которые вспыхивают различными созвездиями-созвучиями, получив литературную огранку.

Вначале вырастает небо.
Из неба вырастает храм.
Куда мы едем, едем, едем
По лучшим на земле холмам?

Плывут навстречу перелески
Который день, который год.
Всё кажется, что Русь исчезнет
Буквально через поворот.

Так разворачивает поэтические ленты иерей Д. Трибушный (г. Донецк): и боль за отчизну калёной нитью проходит сквозь внешне спокойный, медиативный отчасти стих.
Поэт разнообразен: порой не привычен и язык его – некоторая шероховатость, придающая дополнительную выразительность говоримому:

Освобождение от кожи –
Последняя из всех потерь.
Пора себя извлечь из ножен.
Тебя умрут, а ты не верь.
Не верь в покой перед грозою,
В почётный караул берёз,
Когда твои глаза закроет
Рассвет, случившийся всерьёз.

Ведь действительно – словосочетание – он умер: абсурдно, не он же это сделал, очевидно, им распорядился кто-то другой, и Трибушный, предлагая свой вариант восприятия действа, раскрашивает последствия тонкими красками духовной акварели.
Горечь в стихах логична: учитывая апокалиптический характер наших времён, и онтологическим ветром носимые листки бытия красиво ложатся в стихотворение поэта-священника:

Я вышел из истории во тьму.
На город тихо наступала осень,
И листья относили никому
Печальные слова великороссов.

Черкнул и я последнее «прости»
На жёлтом треугольнике сиротском.
Лети-лети, куда-нибудь лети,
Оплакивай потерю первородства.

Словесно густо ткётся рассказ митрополита Илариона «Тайна семи звёзд»…
Вызревание веры в недрах сердца – или прорастание к ней, верной вере, трактуется через суммы житейских образов, множимых на различные ситуации, предлагаемые жизнью, и художественный результат получается достаточно впечатляющим, чтобы внимательно вчитываться в текст и вглядываться в подтекст рассказа.
Очерк о грузинском художнике Вано Иоселиани, соседствующий с рассказом, исполнен сочно: точно виноград делился наливными гроздьями и благодатным соком с палитрой иерарха, обратившегося к слову художественному…
Психология, быт, метафизика смешиваются в сосуде рассказа протоиерея Владимира Гофмана «Орёл, или решка»: смешиваются густо и круто, и быт, показанный словно клоками, рваными кусками нехорош, и смерть случится нежданно-негаданно: только что вроде…
Но именно через смерть, через восприятие оной выкругляется и выявляется нечто наиважнейшее в человеке: о чём и ведёт свои словесные лабиринты рассказ, непременно связанный с церковным служением.
«Палица протоиерея» – другой рассказ Гофмана – будет повествовать о жизни отца Василия: для которого предстоящее награждение – что кара, и разволновался, и не видит причин для получения регалий…
Служба не для оных.
Жизнь, служба – а возвышенное житие мало кому удаётся испробовать собственной судьбиной.
Рассказы протоиерея Ярослава Шипова отличаются своеобразной назидательностью: но – переданной через образный строй, через детали мира, где и овсяное печенье (одноимённый рассказ) может сыграть своеобразную роль.
Внутрицерковная жизнь закрыта для большинства: там тоже многое связано с бытом и неурядицами, разногласиями и непониманием, и Шипов хорошо, колоритно, выпукло, объёмно живописует оный пласт бытования на земле.
«Дневником священника» представлен протоиерей Владимир Вигилянский – здесь церковная философия распускается крупными цветами: в рассуждениях ли о празднование Нового года – с церковной точки зрения; в истории о тайном монашестве; в словах, касающихся такой эмоции, как страх, исследуемой в той форме, когда овладевает массами.
Неожиданно, особняком стоит своеобразная новелла о Хармсе, скорее даже об его отце; и стихи-молитвы самого Хармса, вернее, их черновики, выглядят довольно непривычно: если держать в памяти традиционный образ поэта-обериута.
Много истории в рассуждениях Вигилянского: истории, рассматриваемой под углом вечности – однако так, когда не брезгуется колоритными деталями, через которые, впрочем, узлы вечности становятся чуть виднее…
«Пчёлка» – рассказ протоиерея Александра Дьяченко – плеснёт водой сумрачности и счастья: окатит ею сознание читателя, настраивая на лад необходимой чистоты, гармонии души и тела, столь трудно достижимый лад.
Прорежет реальность, заструится «Престольный свет» – поэзией протоиерея Геннадия Рязанцева-Седогина:

Святое таинство Сыновнего распятья
Родитель Сам незримо сторожит.
Где Крест воздвиг тяжёлые объятья,
Свет воссиял, что тьма не сокрушит.
Смиренно, молчаливо все столетья
Горит престольный свет святых лампад,
Мерцающий во тьме сквозь лихолетья,
Из века в век теснящий тлен и смрад.

При чтении – создаётся ощущение неустанного, молитвенного горения: будто и сердце поэта-священника обращено в свечу; и свет, открывающийся ему во имя бдений, требует самых простых, крупных и округлых слов, не допускающих смысловых игрищ.
И земной отец, которому посвящено одно из стихотворений, словно пьёт из запредельного светового источника, хотя и является во сне с букетом реалий земной жизни:

Как счастлив я, когда приснится,
Мне нежность строгого отца.
Июльский день. Овраг. Криница.
И гул пчелиный без конца.

Отец ко мне коня подводит,
И, силою крылатых рук,
Меня возносит, и поводья
Даёт. И мы идём на круг.

«Сельские рассказы» протоиерея Алексия Лисняка пропитаны душистыми ароматами: тут, покажется, скошенной травой дохнёт, а тут заиграет летнее душистое разнотравье, переливаясь оттенками, но всё эти ощущения связаны с областью провинциальной церковности, сельского космоса…
Что ж – жизнь там чище, чем в метрополиях – во всех смыслах.
Книга в журнале «Научение добру» митрополита Климента расходится линиями жизни и линиями Веры: они должны соплестись, причём так, чтобы именно добро определяло понятие «жизнь», от чего мы, современные, шибко далеки; к чему призывает художественное слово митрополита, оперённое мудростью веков, стоящей за вектором вероучения.
Благоуханный дом Троице-Сергиевой лавры, принятие пострига, стремление к подвигу Веры: митрополит повествует об этапах собственного пути скромно и чётко, хорошим, духовитым русским языком…
Итак, 1-3 номер известного журнала «Дон» разнообразно и густо знакомит читателя с художественным творчеством священнослужителей: и огни, вспыхивающие в недрах их текстов, зажжены по-разному, но никто неколебим в Вере, равно – никто не грешит пустословием, ибо выразительность, художественное мастерство всегда на уровне.


Александр Балтин

В тему. Главный редактор журнала «Дон» Виктор Петров - участник форума «Мiръ Слова».












Лицензия Creative Commons 2010 – 2022 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru