Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Классическая литература и зумеры: pro и contra 02.09.2020

Классическая литература и зумеры: pro и contra

«Менять нельзя, оставить». Школьный учитель размышляет о школьной литературе

Вирус вирусом, а наступление нового учебного года неизбежно, как осень. А это значит, что скоро новые старшеклассники станут ужасаться бесконечным французским сноскам «Войны и мира», сконцентрированным, как назло, аккурат в первом томе. Будут засыпать вместе с Обломовым и писать «увлекательные» сочинения на тему «Многоликий крестьянский мир в поэме Николая Некрасова «Кому на Руси жить хорошо».

Споры о пересмотре школьной программы по литературе идут не первый год. Около десяти лет назад из учебников наконец убрали опостылевший даже учителям роман Чернышевского «Что делать?». Постоянно возобновляются разговоры о том, что нужно исключить из программы того же «Обломова», а «Войну и мир» заменить на более динамичную и менее объемную «Анну Каренину»; воз, как говорится, и ныне там.

Раздаются и более радикальные голоса: одни предлагают расширить классическую гуманитарную составляющую в обучении, добавив часы на изучение литературы, чтобы не скакать по верхам, а последовательно и дотошно изучать наследие Достоевского и Толстого. Иные ратуют за кардинальный пересмотр школьной программы, призывая добавить в нее «что-то действительно интересное и полезное современному ребенку». «Интересным и полезным» может быть что угодно — от модных young adult-бестселлеров до бизнес-советов какого-нибудь Кийосаки.

Попробуем разобраться со сложившейся ситуацией и приведем аргументы как за сложившийся статус-кво, так и за переоснастку школьного литературного «парохода современности».

Менять нельзя, оставить

1.    Классическая литература дисциплинирует, готовит ребёнка к серьёзному фундаментальному образованию. Светская литература XIX—XX веков — не Закон Божий и не древнегреческий, с которыми вполне справлялись дореволюционные гимназисты. Произведения школьной программы — вершина русской, да и одна из вершин мировой литературы. Что изучать, если не их? Сложно? Не пригодится в реальной жизни? А интегралы точно всем пригодятся? А квантовая физика? Поколения школьников несли этот факел знаний, обязательных для всякого образованного человека. И если он погаснет, например, на нынешнем поколении — что можно будет об этом самом поколении сказать?

2.    Если не изучать классическую литературу в юном возрасте и не выработать привычку к чтению сложных, нелинейных текстов, а довольствоваться «интересным» развлекательным чтивом, шансы на то, что человек ни с того ни с сего возьмётся за Достоевского в зрелости, стремительно приближаются к нулю. Увы.

3.    Зачастую мы не обращаем на это внимания, но многие герои произведений школьной программы — ровесники учащихся. Или чуть постарше их. Евгению Онегину во время его знакомства с Татьяной — едва за двадцать, а ей — шестнадцать-семнадцать. Катерине из «Грозы» — всего девятнадцать. Наташе Ростовой на её первом балу — восемнадцатый год! Ее «первый бал» — это, в сущности, то же, что выпускной у современной школьницы: первый раз взрослое платье и т.д.

Классическая литература рассказывает о чаяниях и надеждах молодых людей. Их проблемы близки и современному подростку — поиск себя, бунт против «отцов», ощущение одиночества, несчастная любовь… Классическая литература, представьте себе, и есть тот самый young adult. В лучших его образцах. Ориентируясь на классику, школьник сможет лучше разобраться в собственных чувствах и переживаниях.

Менять, нельзя оставить

1.    Конечно, классика бессмертна, но вот пресловутая «актуальность» многих книг из школьной программы вызывает вопросы. Опыт дворянина начала XIX века, то есть доиндустриальной эпохи, не знавшей телефона, или даже участника Гражданской войны — чем он поможет современному ребёнку? Кто сейчас белые, кто красные? Кто пролетарии, кто буржуи? Реалии меняются — может, пора дать учащимся те книги, в которых он по-настоящему сможет найти себя и свое место в мире?

2.    Классика зачастую ну очень сложна для восприятия. В том же Достоевском с его экзистенциализмом и религиозно-философскими концепциями и взрослому тяжело разобраться. Добавьте к этому те же изменившиеся реалии — получается, для понимания той или иной классической книги необходимо знание исторического контекста. Десятиклассница искренне не понимает, почему Катерина покончила с собой, и относится к «лучику света в тёмном царстве» с лёгким, извините, презрением. Самоубийство не выход! Ушла бы от опостылевшего мужа, сняла квартиру, устроилась на работу… Зачем бросаться с обрыва-то? Даже если школьнику-зумеру терпеливо рассказывать о бесправном положении простых женщин в девятнадцатом веке, о роли религии в то время, об отсутствии каких-либо перспектив для незнатной девушки, кроме замужества, он всё равно не сможет правильно прочувствовать ситуацию. «Это понятно. Всё равно — ушла бы, и всё». Что уж говорить о многослойных исторических романах-эпопеях?

3.    В ЕГЭ по литературе есть один проходной вопрос. Касается он литературного направления, в рамках которого было написано то или иное эпическое или драматическое произведение. В 95% случаев ответ на этот вопрос — «реализм» (исключения — «Недоросль» и «Старуха Изергиль»). Как говорится, в любой непонятной ситуации. Так вот, этот самый «реализм» надоел юным. Они любят мистику, фантастику, необычайное и страшное, а не вот это всё. Спросите у выпускника о любимом произведении из школьной программы. Большинство назовёт «Мастера и Маргариту», и уж конечно не из-за глав о Понтии Пилате. Вскользь, внеклассным чтением (на которое обычно нет времени) проходят «Властелина колец» и «1984», о Замятине упоминается несколькими строками. Разве помешал бы, например, подробный разбор «Пикника на обочине» Стругацких (в эпоху увлечения игрой Stalker)? А «451 градус по Фаренгейту»? Да тот же «Гарри Поттер» — разве он плохо написан? А если современное? Например, множество подростков устраивают ролевые игры по роману Мариам Петросян «Дом, в котором…» Не самая дурная современная литература, между прочим. Ах да, выпускной класс — все готовятся к ЕГЭ и бросают изучение литературы в лучшем случае на Распутине и Астафьеве…

Думается, некоторые перемены всё же назрели. Конечно, руководствоваться нужно принципом «не навреди». Да и манге и комиксам всё-таки пока на уроках литературы делать нечего. Но если мы хотим, чтоб на занятиях глаза детей горели и дома они читали не из-под палки и не ради оценок, а с удовольствием, нужно что-то менять.
А вы как думаете?

 

Текст: Иван Родионов (учитель русского языка и литературы, участник литературной смены арт-форума «Таврида»)

Иллюстрация: «Первый бал Наташи Ростовой». Рис. Леонида Пастернака (1893)

 

Источник









Лицензия Creative Commons 2010 – 2020 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru