Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

О толерантности, моченых яблоках и загадочной русской душе 23.05.2015

О толерантности, моченых яблоках и загадочной русской душе

Митрополит Калужский и Боровский Климент дал интервью Информационно-просветительскому порталу Хабаровской епархии «Самый Восточный».

День православной книги Хабаровская епархия встречала большой книжной выставкой – форумом «Радость слова». В стенах Дальневосточной научной библиотеки в дни проведения выставки, проходили конференции, семинары, встречи с писателями – лауреатами Патриаршей литературной премии. На открытие приехал председатель Издательского совета Русской Православной Церкви митрополит Калужский и Боровский Климент. Несмотря на плотный график владыки, нам удалось побеседовать с гостем нашей епархии.

– Владыка, в чем состоит Ваша основная задача как председателя Издательского Совета Русской Православной Церкви?

– Вначале скажу несколько слов об устройстве Издательского совета. Это коллегиальный орган, состоящий из представителей епископата, синодальных учреждений, духовных образовательных учреждений, православных издательств, богословов, который координирует издательскую деятельность канонических подразделений Церкви. На сегодня в состав Совета входят 24 человека, среди них митрополит Ташкентский Викентий, митрополит Новосибирский Тихон, митрополит Саратовский Лонгин, Архиепископ Егорьевский Марк, епископ Штутгартский Агапит, епископ Выборгский Игнатий, епископ Борисовский Вениамин, епископ Единецкий Никодим, а также клирики и миряне нашей Церкви. В таком составе Совет собирается два раза в год. Он определяет основные вопросы издательской деятельности. Все члены совета разделены на рабочие группы по направления, которые встречаются 2-3 раза в год или по мере необходимости. Также при Совете действует Коллегия по рецензированию и экспертной оценки всех изданий, предназначенных для распространения через церковную книжную сеть. Обеспечивает работу Совета и всех его структурных подразделений аппарат Совета. В мои обязанности входит организация и руководство работой как самого Совета, так и всех его структур.

К примеру, Коллегия по рецензированию проводит заседания раз в две недели. За одно такое заседание мы с экспертами рассматриваем более 80 наименований материалов, подготовленных к изданию церковными и светскими издательствами и, если к ним нет замечаний, выдаем грифы «Рекомендовано к публикации» или «Допущено к распространению». Это дает право издательству распространять выпущенные издания через церковную книжную сеть – через храмы, монастыри, церковные магазины, церковные выставки. Издания без грифа, а сюда входят книги, аудио и видео записи, выпущенные после 2010 года, распространяться под эгидой Церкви не должны.

Кроме того, мы реализуем ряд проектов, направленных на поддержку издательской деятельности, ее развитие, а также популяризации книг, чтения и развитие творческих таланов молодых писателей. Назову некоторые из них – это Патриаршая литературная премия имени святых равноапостольных Мефодия и Кирилла, конкурс Просвещение через книгу, День Православной книги, детско-юношеский конкурс «Лето Господне», подготовка к изданию полного собрания трудов святителя Феофана Затворника. В этом году святителю Феофану исполняется 200 лет со дня рождения.

— Ваша оценка ситуации на рынке православной литературы в последние годы? Основные тенденции и проблемы?

– Она заметно изменилась. Книги, получившие гриф Издательского совета стали более качественными по содержанию и оформлению. Что интересно, за получением грифа обращаются даже издательства, ориентированные на «светские» книжные магазины.

Православная литература, которая сегодня издается, способна удовлетворить запросы верующих людей всех возрастов и разного уровня подготовленности. Не большой еще ассортимент православной литературы для молодежи, он есть, но не столь разнообразен. Что касается главной тенденции, то конечно, издателей тревожит, что люди меньше читают. Мне довелось слышать такую жалобу от них: «Нас добьют не пираты, а компьютерные игры». Поэтому очень важно, развивать культуру чтения.

– Патриаршая литературная премия, насколько я правильно поняла, является своего рода площадкой для диалога между Церковью и писательским сообществом. Церковь открыта к диалогу, а вот творческая частью общества, особенно молодые авторы, насколько им сегодня интересен этот контакт?

– Конечно, кроме поощрения писателей, внёсших вклад в утверждение духовных и нравственных ценностей в жизни современного общества, премия расширяет отношения с мастерами слова и является площадкой обсуждения проблем в области литературы. Обсуждая имена номинантов, мы касаемся вопросов и их творчества. У Церкви есть своя позиция на это, и многие писатели заинтересованы в подобном диалоге. Ведь Церковь представляет верующую часть общества, то есть часть читательской аудитории. И ее мнение не безразлично для писателей.

Кроме того, мы лауреатам и номинантам помогаем познакомиться с верующей читательской аудиторией. Они с интересом принимают участие в различных встречах, творческих вечерах, семинарах, которые проводит ежемесячно Издательский совет.

Касаясь вопроса о молодых авторах, то они присутствуют в Палате попечителей и принимают активное участие в ее работе. Назову некоторые имена. Это Дмитрий Володихин, Александр Архангельский. Им по сорок пять-пятьдесят лет. Для писательского сообщества это молодой возраст. Володихин уже даже входил в короткий список номинантов. Он много написал. Его книги о митрополите Филиппе, Царе Федоре Ивановиче, патриархе Гермогене, преподобном Иосифе Волоцком популярны. Он много делает для популяризации нашей истории.

Также есть имена молодых писателей среди поступающих заявок. Может быть они пока ещё не очень известны, но я верю, что у них впереди насыщенное творческое будущее, которое принесёт пользу нашему обществу, обогатит культуру нашей страны.

- Вам часто приходиться вести диалог с молодыми литераторами? Что их волнует?

- К сожалению, в силу большой занятости не всегда этот диалог может быть личным, но мы работаем в этом направлении. Я встречаюсь со студентами литературного отделения университета печати. Вопросы они задают интересные ‑ это о смысле жизни, о любви и справедливости, о будущем нашей страны, и как выбрать спутницу жизни. То есть их интересует то же, что и любого молодого думающего и пытающегося анализировать жизнь человека. Они пытаются заглянуть в историю, в прошлое, чтобы знать, как жить в настоящем и смотрят в грядущее. Многие искренне переживают за судьбу страны, они настоящие патриоты отечества.

– В какую сторону за последнее время изменились, на Ваш взгляд, мировоззрения и образ жизни молодежи?

– Молодежь очень разная. Если это православные молодые люди, то их идеалы нам понятны. Центр их жизни – Христос, они стараются жить по заповедям, учатся, работают, создают семьи, занимаются воспитанием детей. Церковь дает возможность молодежи проявить себя в приходской жизни, в социальном служении, в волонтерстве, в творчестве и даже в православных балах, которые сейчас стали популярны.

Есть молодежное движение «За жизнь», выступающее против абортов. В нем активно участвуют молодые люди. Эта деятельность нужна нашему обществу. Мы находимся в колоссальном демографическом кризисе уже два десятилетия. Резервы ближнего зарубежья иссякли, большинство русских вернулось на историческую родину. Но у нас в стране совершается более двух миллионов абортов ежегодно. И как не поймут те, кто идет на этот шаг, и те сотрудники медицинских учреждений, кто совершает их, что это убийство живого человечка, имеющего не только маленькое тело, но и чистую душу. Как душа совершающего аборт предстанет перед Богом и увидит на руках его душу убиенного младенца. Что тогда такой человек скажет в свое оправдание?

Кроме того, может, совершив аборт, мы убили будущего Пушкина, или Васнецова, или маршала Жукова, или просто нашего кормильца на старости лет! Я скажу, остановитесь, кто задумывает такое деяние. Подумайте о своей старости, о нашей стране, кто будет нас защищать, кто будет нас кормить, кто напишет новую повесть или рассказ? Чтобы России сохраниться для будущего, каждая семья должна иметь 3-4 ребенка, а государство должно подумать, как помочь вырастить в таких семьях детей. Что происходит сейчас со страной, то мы сами своими действиями реализуем план наших врагов, утверждавших, что России достаточно населения 60-70 миллионов. Не внешний агрессор убивает население, а тот, кто делает аборт.

— Сегодня в литературе мало произведений, которые укладывались бы в строгие рамки православного благочестия и при этом не были бы графоманией, были написаны писателями, включенными в литературный процесс… Насколько свободным в своем творчестве может быть писатель, чтобы претендовать на Патриаршую премию? Важно ли качество литературы или только ее «православность»? Каковы критерии оценки?

– Каждый автор свободен в своем творчестве, и может писать о том, что близко сердцу. Чтобы претендовать на Патриаршую литературную премию не обязательно описывать жизнь батюшек и архиереев. Важно, чтобы произведение несло нравственные идеалы, было высокохудожественным по форме и глубокими по содержанию. И мы видим, что есть авторы, у которых все это сочетается. Почитайте прозу Владимира Крупина, Олеси Николаевой или Александра Богатырева.

А вот непосредственно измерить уровень "православности" произведения представляется весьма сложным занятием, измерительных приборов для этого пока не изобретено. Думаю, что будет верным, в данном случае, ориентироваться на творчество классиков нашей литературы, таких как Гоголь, Чехов, Достоевский, недавно почивший Валентин Распутин. В их произведениях есть и внутренний духовный смысл, который несёт пользу, и красота слова, так сказать, "высокохудожественность", которая облагораживает душу, делает чтение приятным и полезным, как для души, так и для общего умственного развития. Вот к чему, по моему мнению, должны стремиться все современные писатели.

– Какие книги сегодня нужны России. О чем нужно сейчас говорить издателям?

– На мой взгляд, очень нужны книги, рассказывающие о нравственном и духовном подвиге в ХХ веке, особенно о подвиге новомучеников. Исповедники и подвижники, священнослужители и миряне – настоящие духовные маяки. Эта трагическая страница русской истории еще не вошла в массовое сознание. Церковь Христова основывается на крови мучеников, на их живой вере. Благодаря их подвигу в нашей стране возродилось Православие после эпохи гонений.

- Уходят гениальные авторы, вот Валентин Распутин, не просто представитель знаменитой деревенской школы в русской литературе, это писатель-философ глубочайшего склада….

– Да, Россия простилась с великим русским писателем. Это невосполнимая утрата. У Валентина Распутина была своя тема – гибель русской деревни. Писал он об этом с болью в сердце, и получалась жизненная правда. Его книги «Уроки французского», «Живи и помни», «Прощание с Матерой» стали классикой. В нем удивительно сочетались огромный талант и личная скромность. Почему он так переживал об утрате русских деревень, потому что деревни, села, малые города являются носителями русской культуры, с их утратой мы окончательно потеряем нашу культуру.

- Литературный конкурс для детей «Лето Господне» впервые был объявлен в 2014 году – каковы его результаты, насколько он интересен детям? Ваши личные наблюдения – подрастающее поколение, что Вас тревожит, что радует?

– Нас поразило, как много творческих сочинений пришло на конкурс. Мы ожидали, что получим 300-400 заявок, а пришло 1363 литературных работы, хотя не было большой рекламы. Я сам – председатель конкурсной комиссии. Лично читал работы всех финалистов. Меня поразило, сколько талантливых у нас ребят, и живут он в разных регионах нашей страны, в том числе и в глубинке. А пишут искренне, проникновенно, с любовью к Богу, с верой в сердце. Можно сказать, что у нашей литературы есть будущее!

- О чем они пишут сегодня, что их волнует, проблемы, которые они поднимаю в своих произведениях?

– В конкурсе участвовали очень творческие ребята, прекрасно владеющие словом, любящие Православие и свое Отечество. Писали о разных вещах. Много работ было посвящено святому равноапостольному князю Владимиру и преподобному Сергию Радонежскому. Есть работы, в которых дети размышляют о ценности жизни и добродетелях, пытаются проанализировать и воспроизвести тот христианский дух, которым наполнена классическая русская литература. Они обращаются к отечественной истории и зачастую соотносят ее уроки с теми вопросами, которые широко обсуждаются в обществе. Некоторые вспоминают, как по молитве к Богу в их жизни совершались разные чудесные события, даже самые простые, например, удалось забить шайбу в ворота. В одном рассказе девочка передала историю человека, который через тяжелые жизненные испытания, потерю близких, приходит к вере в Бога и через это обретает мир в душе. Очевидно, что так ярко описать человеческую боль может только тот, кто сам пережил подобные испытания.

В целом, можно сказать, что наши дети смело смотрят вперед, они верят в Бога, у них есть жизненная позиция и добрые отзывчивые сердца. Они готовы идти в будущее и не боятся его. Разнообразие жанров обеспечило значительную свободу в расстановке акцентов, в оценке и выражении отношения к тем предметам, которые больше всего занимают детей. Они смело говорят в своих произведениях о многом из того, что волнует их близких, сверстников и их самих.

- Владыка, если бы Вы писали книгу о Боге для детей, с каких слов она бы начиналась?

– «Кто создал Бога?» – с такого детского вопроса, который я однажды услышал от маленького мальчика. Детские вопросы – самые правильные. Ребенок не боится спрашивать, для него все удивительно и интересно в окружающем мире, и писатель должен помочь ему разобраться в этих вопросах, и главное, помочь обрести веру.

- Хотелось бы с Вами поговорить о СМИ. Ситуация в области современной религиозной журналистики далека от удовлетворительной. К примеру, у нас до сих пор нет православной газеты — общественной, массовой, значимой для широкого читателя. Нет еженедельного концептуального журнала. Нет телевизионного канала, радио и так далее…

– Со всем, что вы отметили, я согласен. Церковь в медийном пространстве представлена слабо. Хотя издаем мы много, епархии, многие приходы и монастыри имеют свои газеты и журналы, но они уступают по качеству светским. Есть у нас телевизионные каналы, это «Спас» и «Союз». В московском регионе и ряде областей с сентября месяца стала работать радиопрограмма «Вера». Но этого не достаточно, и нет охвата всей российской территории.

Таким состоянием церковных СМИ мы обеспокоены. Сейчас в Малоярославце открыта лаборатория удаленного доступа РГСУ православной журналистики. Лица, прошедшие специализацию в ней получат диплом указанного вуза. Надеюсь, так мы постепенно будем готовить корреспондентов для православных СМИ и ситуация будет меняться.

Я бы посоветовал региональным церковным СМИ активнее осваивать интернет, создавать интересные православные порталы. Наши епархиальные и приходские сайты имеют мало оригинального материала, в основном на них размещены перепечатки с таких ресурсов, как «Православие и мир», «Православие.ру», «Русская народная линия». Это делает сайт мало интересным. Ведь на местах много грамотных священников, и надо их привлекать для написания статей, интервью, рецензий. Сейчас происходит обсуждение документов, подготовленных комиссиями Межсоборного присутствия. И очень важно, чтобы их обсуждение проходило и в региональных церковных СМИ.

Чтобы нашим журналистам набраться опыта, важно принимать участие в фестивале православных СМИ «Вера и Слово», который проходит в Москве. Его задачи консолидировать церковную и светскую журналистику. Участники фестиваля обсуждают пути развития православных СМИ, обмениваются опытом. Под лежачий камень вода не течет. Надо активнее заниматься фандрайзингом – поиском средств, участвовать в грантовых программах.

– Если говорить еще об одной проблеме, в современных СМИ образ Церкви порой сильно искажен: это проявляется в пренебрежительном тоне передач, затрагивающих церковные темы, в отборе и подаче новостей, связанных с жизнью Церкви. Как Вы считаете, должна ли сама Церковь выработать некую политику представления в СМИ образа Православия? Нужно ли вернуть цензуру?

– Я бы не сказал, что тон передач о Церкви пренебрежительный. Скорее бросается в глаза, как мало времени в эфире на центральных каналах уделяется православным темам, вопросам веры и смысла жизни. Это, можно сказать, дискредитация по религиозному и нравственному признакам. Почему телевидение показывает целыми днями насилие, убийства, что у нас страна только воров, преступников и разбитых человеческих жизней? Почему не показываем примеры, какой семья должна быть, каким должен быть человек? Честным, отзывчивым, любящим семьянином, ответственным отцом, мать должна быть хозяйкой, воспитывающей детей. А у нас что показывают, все герои – разведенные люди, семьи – неполные, мать в бизнесе, в работе целый день, дети брошены. Телевидение должно показывать образ правильной жизни, а оно культивирует грех.

Это и приводит к шумным дискуссиям из-за каких-то «культурных» событий, где затронута религиозная тематика. Как это получилось вокруг фильма «Левиафан» или спектакля «Тангейзер» в Новосибирске. Телевидение живет по своим коммерческим законам, где все определяет рейтинг. Мы видим, что наше общество – разделено. В России есть бойкое меньшинство, которое всегда напомнит, что «Церковь отделена от государства», что мы живем в светской и многонациональной стране, что нужно уважать другие конфессии, и вопросы нравственности это частное дело.

И есть значительное большинство, которое осознает себя православным народом, нравственные и духовные нормы – считает основой жизни. Но большинство не имеет возможности влиять на эфирную политику СМИ. Мы – православные, в своей стране довольствуемся теми небольшими медийными ресурсами, которые имеем. Это каналы «Союз» и «Спас», радио «Радонеж». Недавно появилось радио «Вера», которое я люблю слушать, и интернет-канал «Царьград». Несмотря на все сложности, Русская Православная Церковь становится все более влиятельной силой – год от года число упоминаний о ней в СМИ растет.

– Насколько православные СМИ сейчас в состоянии противостоять своей деятельностью засилью порока и безнравственности в современном обществе?

– Душа человека по определению Тертуллиана – христианка. Она ищет любви, вечности, спасения. Задача православных СМИ давать альтернативу «пороку и безнравственности». У каждого из нас всегда есть выбор – как жить: по Евангелию или по «заветам» общества потребления, где в основе всего лежит служение золотому тельцу и плоти, где в человеке культивируются самые низменные страсти – сребролюбие, алчность, зависть и разврат.

– Современная культура зачастую носит разрушительный характер. На ваш взгляд, какие меры должны быть предприняты государством для того, чтобы остановить процесс глобального разрушения нравственных основ общества?

– Идеальна модель соработничества Церкви и государства. У Церкви накоплен тысячелетний опыт в самых разных сферах: в просвещении, образовании, семейной жизни, воспитании детей. И этим опытом мы готовы делиться. Но хотят ли нас слушать?

– Каково ваше отношение к повсеместно насаждаемой толерантности – в культуре, политике, церковной жизни? Какие традиции стоит возродить русскому народу?

– Часто «толерантность» напоминает волка в овечьей шкуре. За красивыми словами об уважении прав и свободы личности скрывается терпимость к пороку. Это западная «ценность» не очень подходит для нашей русской цивилизации. Самое главное для православного христианина – настроить себя на покаяние и пребывать в любви. Видеть свои грехи, любить «ближнего, как самого себя» (Мк. 12,31).

Быть толерантным, значить только терпеть, и любить не обязательно. Но Христос призывает каждого к любви, даже «любите врагов ваших» (Мф. 5, 44). Евангельским понятием любви пронизана вся ткань российской культуры, быта, человеческих отношений, и вот нам надо в народе, особенно в юных сердцах, возродить истинную любовь к Творцу и к ближнему, кто бы он не был, и каких бы взглядов не придерживался.

Мы должны научиться любить ближнего, а у нас даже в семьях нет любви, один эгоцентризм. Возьмите, родители часто дарят ребенку игрушки, смартфоны, планшеты, и думают: «Он чем-то будет занят». А чем? – этим вопросом они не задаются. Они не хотят ему подарить свое сердце, провести с ним воскресный день, вместе сходить в храм, вместе подготовиться и причаститься, почитать Евангелие или какую-либо книгу и обсудить. У них на ребенка нет времени, они заняты. И вот и дарят, а точнее, откупаются от любви.

Мы должны научиться любить друг друга, а настоящая любовь это не слова, а жертва человека ради ближнего. А когда в семье человек говорит «я люблю», а сам хочет только получить от другого, и ничем не пожертвовать, – это не любовь. Нам надо возродить истинную любовь.

- Ваше мнение, православие становится сегодня основой национальной идеи?

– Со времен князя Владимира Русь ощущала себя как православная цивилизация. Так было и так будет. И пока Православие на Руси живо, жива и сама Русь-Россия. При этом мы никогда не замыкались в «национальных рамках», взаимодействовали с разными культурами и были открыты для разных народов. Православным может быть человек в любой точке мира. Вспомним иеромонаха Серафима Роуза, труды которого так популярны в России. Сам он американец, но был носителем русской культуры в Калифорнии.

- Резонна ли часто звучащая мысль о "происках геополитических врагов", желающих духовно, психологически ослабить Россию, Украину, Белоруссию?

– А разве в этом есть что-то новое? Вся история человечества состоит из горячих и холодных войн, ожесточенной борьбы за природные ресурсы, территории и сферы влияния. И наши предки постоянно воевали – и Александр Невский, и Дмитрий Донской. В ХХ веке Россия дважды пережила крушение своей государственности. Сейчас мы наблюдаем, как пошатнулась государственность братской Украины, где идет гражданская война. И всем очевидно, что эти процессы не обходятся без участия Запада, для которого важно ослабить и расколоть русский мир. При этом православное сознание все равно настроено видеть в наших «партнерах» – не врагов, а братьев. Мы постоянно помним о заповеди любви, которую дал нам Господь, и наказ преподобного Сергия Радонежского: «Единением и любовью спасемся».

- Каким Вам видится развитие ситуации в братской Украине?

– Мы молимся о мире и призываем к миру. Церковь всегда осуждала братоубийственную войну.

- Владыка, какие сегодня на ваш взгляд главные проблемы у христиан всего мира?

– Самая главная проблема – это оскудение веры. В Европе происходят тревожные процессы. Там тон задает воинствующий секуляризм. Европейская цивилизация своим существованием полностью обязанная христианству отказывается от своих христианских корней. Это трагедия для всего западного мира. Утрата веры, привело к упадку общественной морали. Что забыли библейское повествование о Содоме и Гоморре? Ведь Бог Тот же, если тогда ему был грех мерзок, так он мерзок и сейчас, если тогда Он наказал грешников, и сейчас это в Его власти. Я всегда молюсь за русский народ, чтобы он сохранил веру. Когда я был лет семи, мама сильно болела, и все говорили, что она не выживет. Как-то я подошел к ее кровати, она молилась, и у нее текли слезы. Я спросил ее: «Мама, ты молишься, а чего плачешь?» Она ответила: «Гера, от Бога не отрекайся, сохрани веру». Это было время начала хрущевских гонений. Тогда не просто было, но народ веру сохранил, и Господь сохранил Россию.

- А если говорить о русских, для всех остальных народов русский человек, это загадка. Как Вы определяете для себя понятие «русский»? Какие у Вас возникают ассоциации?

– У слова «русский» есть земное и небесное измерение. Русский человек это тот, кто любит свою родину – Россию – ее природу, культуру, историю. С другой стороны русский грустит о Небесном Отечестве, о Царствии Божием, потому что его загадочную душу сформировало Православие.

- Владыка, а как Вам вообще живется в сегодняшней России?

‑ Скажу, самые счастливые годы мои, когда мне было 6, 7 лет. У родителей нас было 4 сына, жили мы в комнате 16 квадратных метров. Помню, Великий пост, мы все сидим за столом после службы, в углу иконы и теплится лампада, на столе сваренная картошка, капуста квашенная, огурцы соленые, яблоки моченые, все так вкусно. Мы все вместе, папа, мама, братья. Старшие братья с папой рассуждают про Александра Невского. Как важно иметь мир и согласие с ближними, тогда человек счастлив. И если у нас у всех будет любовь, мир и согласие, то хорошо будет житься и в сегодняшней России и в завтрашней. Все зависит от духовного состояния человека.

- Что хотели бы сказать в назидание хабаровчанам?

- Обретите веру, и живите по вере. Полюбите Церковь, научитесь молиться, ведь молитва это беседа с Богом. Она основа каждой добродетели. У вас замечательные храмы, приходите в них на богослужение, чтобы почувствовать близость Бога. Он везде рядом с нами, но в храме эту близость мы особенно ощущаем.

Поздравляю всех с праздником Пасхи!

Беседовала Юлия Алексеева

06.05.2015

Источник









Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru