Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Гоголь и Православие 09.10.2014

Гоголь и Православие

В журнале «Православное книжное обозрение» опубликована рецензия на книгу Владимира Воропаева «Николай Гоголь: Опыт духовной биографии».

Доктор исторических наук Александр Каплин рецензирует книгу «Николай Гоголь: Опыт духовной биографии» Воропаев В.А. 2-е изд., испр., доп. М.: Паломник, 2014. – 336 с.: ил. ISBN 978-5-88060-156-0, ИС 14-321-2679.

После кончины Н. В. Гоголя редко кто из российских критиков или литературоведов не оставил о нем какого-либо суждения. Со временем стали появляться и обширные повествования о великом писателе, авторы которых пытались объяснить и духовную природу его творчества.

Но странное дело: в досоветской России, с ее свободой в области вероисповеданий – ничего убедительного на эту тему так и не появилось. В советском же литературоведении такие исследования стали попросту невозможны. Правда, в послеоктябрьской эмиграции ХХ века появилось несколько важных сочинений по этому предмету, вспомним хотя бы книги К. Мочульского «Духовный путь Гоголя» (Париж, 1934) и протопресвитера профессора В. Зеньковского «Н. В. Гоголь» (Париж, 1961). Но на родине они были практически недоступны, да и к тому же страдали неполнотой и некоторыми существенными изъянами. Гоголь как аскет, «монах в миру», и в этих сочинениях был далеко не в центре внимания.

И вот, лишь с конца 1980-х годов, усилиями, по сути дела, одного, тогда еще молодого аспиранта, а затем преподавателя Московского государственного университета Владимира Алексеевича Воропаева, Гоголь начинает изучаться именно со стороны главного, единственного центра его мировоззрения и творчества – религиозного.

В истории российского литературоведения В. А. Воропаев стал едва ли не единственным академическим ученым, который всю свою научную деятельность посвятил одному классику русской литературы, причем изучая его исключительно с позиций православия.

В. А. Воропаевым в содружестве со своим учеником И. А. Виноградовым сначала было подготовлено и издано 9-томное Собрание сочинений Н. В. Гоголя (М.: Русская книга, 1994), а затем и его Полное собрание сочинений и писем в 17 томах (М.: Изд-во Московской Патриархии, 2009–2010).

Мне уже доводилось писать о том, что книгу «Николай Гоголь: Опыт духовной биографии» (М.: Паломник, 2008) можно считать в некотором смысле итоговой.

И новому, исправленному и дополненному изданию этой книги (М., 2014) можно дать подзаголовок: «Жизнь и творчество Н. В. Гоголя в свете Православия» (хотя автор и делает оговорку, что это лишь «попытка наметить вехи духовной биографии Гоголя, особенно в его связях с русским монашеством»). Здесь описаны обстоятельства рождения Гоголя и его кончины, попытка оставить литературное поприще и поступить в монастырь, составление тетрадей выписок из творений святых отцов и богослужебных книг, паломничество по святым местам…

Бесхитростный, простой, без литературных изысков текст, в то же время насыщен самой необходимой информацией. Названия глав (а они несколько изменены в новом издании) состоят в основном из одного-трех слов: «Иерусалим» (о путешествии на Святую землю Гоголя В. А. Воропаев пишет в последние годы довольно много), «Думы об Афоне», «Оптина Пустынь».

Третьей по счету идет глава «Литературная слава». Для какого-либо другого писателя такая глава более ожидаема в середине биографии, может быть в конце, даже после смерти. Но не для Гоголя, и не в изложении В. А. Воропаева. Без этого не понять и предпоследнюю главу «Тайна второго тома». И в содержании нет необходимости дописывать: о каком втором томе будет идти речь.

Нельзя не сказать и о Приложении «Гоголь и отец Матфей». Уже в первом издании рецензируемой книги оно обращало на себя внимание не только значительным объемом и удельным весом, но и тем, что из него с очевидностью следовало: многие до сих пор непонятые или неверно трактуемые страницы жизни Гоголя требуют духовной чуткости, бережного и внимательного уяснения. А отношения писателя со своим духовным отцом – знаменитым ржевским протоиереем Матфеем Константиновским – ключевой вопрос в биографии Гоголя.

Новое издание книги В. А. Воропаева отличается и тем, что в нем увеличено количество необходимых подстрочных сносок и примечаний. Но и здесь соблюдена мера: помещено только то, без чего не понятен Гоголь.

Писатель еще мог сомневаться: какая у него душа: «хохлацкая» или «русская» (в смысле принадлежности к великорусской или малорусской особенностям русского типа). Но склад-то его души был монашеский. И Гоголь остается единственным светским русским писателем, творчество, мысли (и жизненный путь) которого питали святоотеческие творения.

Хочется порадоваться за современного литературоведа, который с благоговением отнесся к наследию нашего великого православного соотечественника и сумел донести не только для ценителей академических штудий, но и для широкого круга любителей российской словесности подлинный смысл того, что в силу разных причин трудно доходит до пришибленных пропагандой, собственными страстями и заблуждениями читателей.

Каплин Александр Дмитриевич, доктор исторических наук, профессор Харьковского национального университета им. В. Н. Каразина




Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru