Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Без руля, без ветрил 25.08.2014

Без руля, без ветрил

В журнале «Православное книжное обозрение» опубликована статья Варвары Кашириной, рассказывающая об отношении святителя Феофана Затворника ко Льву Толстому.

Святитель Феофан Затворник, признавая художественные дарования Л.Н. Толстого, писал о разрушительном влиянии, которое оказало его религиозно-философское учение на умы современников, ибо, по слову святителя, «у него нет ни Бога, ни души, и ничего святого»...

Отзывы духовных авторов о творчестве Л.Н. Толстого были собраны в книге «Духовная трагедия Льва Толстого», в которой был опубликован только один отзыв святителя Феофана о творчестве Л. Н. Толстого, перепечатанный из «Тамбовских епархиальных ведомостей» [1]. Более обстоятельные мнения святителя о религиозно-философских сочинениях писателя, прежде всего о «Евангелии» Толстого, «Исследовании догматического богословия» и о статье «В чем моя вера?», содержатся в его письмах начала 1880-х гг.

В 1885 году Феофан Затворник, к которому на Вышу, попали статьи Л. Н. Толстого, писал: «Слыхали ли Вы про статьи графа Льва Толстого? Они все разрушительного свойства – для веры, Церкви и отечества. Они секретно распространяются, литографированные за границей. У меня теперь – его Евангелие и статья «В чем моя вера». Первое – есть полное искажение настоящего Евангелия. А вторая – ужас! Отрицание всех догматов, – и все во имя учения Христа, кривотолком искаженного. Все догматы, говорит, выдумала Церковь, испортив учение Христа. А у него и Христос – не истинный наш – Господь Спаситель, а что-то туманное. Ни Троицы, ни воплощенья, ни воскресенья, ни бессмертия. Жизнь наша здесь начинается и здесь кончается. Не понимаю, как властям в руки не попадет. А у него есть против государственного строя: например, присяга беззаконна, – войска не нужны и война богопротивна. И суды – противны учению Христа. Между тем учит: бьют, режут, грабят – терпи и молчи. В сем, говорит, сущность христианства. Ужас! Пишут мне: “студенты Московского Университета наперехват читают все сие и начитаться не могут”. Не страшно ли это?!» [2]

Как пишет святитель, за написание нового евангелия, содержащего хулу на св. Церковь, писатель подлежит церковной анафеме: «Этот бесов сын дерзнул написать новое евангелие, которое есть искажение Евангелия истинного. И за это он есть проклятый апостольским проклятием. Апостол святый Павел написал: кто новое евангелие будет проповедать, да будет проклят (анафема: Гал. 1, 8). И чтобы все затвердили это добре, в другой раз это подтвердил (ст. 9). В евангелии богохульника сего цитаты похожи на наши <…>, а самый текст другой. Посему он есть подделыватель бесчестнейший, лгун и обманщик» [3].

«Исследование догматического богословия» Л.Н. Толстого было составлено писателем на основе «Православно-догматического богословия» митрополита Московского и Коломенского Макария (Булгакова), автора знаменитой многотомной «Истории Русской Церкви». Известно, что Л. Н. Толстой перед написанием своего сочинения встречался с владыкой [4].

Мнение святителя об этом сочинении: «Из всех статей Т<олст>ого эта самая ничтожная. Он бежит по Догматике, как вагоны по чугунке, и заметки его самые беглые и неверные от быстроты полета» [5].

В 1885 году святитель сообщает, что один рязанский помещик прислал ему из Санкт-Петербурга рукопись статьи «В чем моя вера?». И вот его первый отзыв: «Он осчастливить хочет человечество. Вот проект счастливой жизни:

1) не противься злу, пусть бьют, режут, грабят, – терпи, но молчи, не защищайся.

2) Суды не нужны, ни полиция, ни войско.

3) Присяга – преступна.

4) Воевать богопротивно.

5) Разводить не следует, даже и при прелюбодеянии супругов. Доказывает, криво толкуя слова Господа в нагорной беседе, – Мф. 5, 21–48, с большими натяжками. В тоне речи – непрестанно изрыгаются хулы на Церковь, которая у него иначе не называется, как извратительницею учения Христова» [6].

По распоряжению Главного управления по делам печати в России эти сочинения были запрещены. В начале 1884 года московский духовный цензор протоиерей М. Боголюбский дал заключение, что книга Т<олтого> «В чем моя вера?» содержит мысли, «явно противные духу и учению христианства, разрушающие начала нравственного учения его, устройство и тишину Церкви и государства» [7].

Подобные сочинения святитель считает «бреднями», которые, как зло, распространяется по России тайком: «Лев Толстой где-то нахватался, как чаду, злых мыслей – и распространяет украдкою, в рукописях. Но в сих рукописях только бредни его содержатся без всяких доказательств. Как у нас молодежь веры не знает, то легко увлекается сими бреднями по одному предположению, что-де такой писатель, верно, имеет основание так говорить. А у него самого в голове-то галки ночевали» [8]. «Вы помянули, что многие переходят в иную веру, начитавшись сочинения Толстого. Диво! У этого Льва никакой веры нет. У него нет Бога, нет души, нет будущей жизни…»[9]

С июля 1883 г. религиозно-философские сочинения Толстого стали выходить за границей. В парижском журнале «La nouvelle Revue» был опубликован перевод «Краткого изложения евангелия». Статье было предпослано предисловие издательницы Juliette Lamber (Adan) о том, что «Лев Толстой в ортодоксальной стране охвачен смелостью Лютера, Ивана Гуса и Кальвина» [10].

Первоначально святитель Феофан собирал рукописные списки сочинений Толстого, желая написать критическую статью с разбором и критикой сочинений писателя, однако, по его собственному признанию: «Я думаю написать что-нибудь против, но никак не разберу, кто он по своей системе» [11]. Однако вскоре святитель отмечает отсутствие у писателя стройной системы взглядов, которую можно было бы оппонировать: «Против Т<олст>ого я не силен, потому что он слишком лукав или глуп, в его речах всюду страшная путаница, то одно говорит, то совсем другое об одном и том же. Бесы его учат лукавству» [12]. «Вступать в споры так противно! К тому же ярость берет, – и бывает искушение махнуть крупною речью [13].

В апреле 1886 года замечает, что хотя против публицистических сочинений писателя выступают многие, но «…пишут очень протяжно <…>. Мне и приходит в голову: выбрать измышления Толстого – все, и потом против них поставить исповедание веры св. Церкви, и пустить в ход. Это будет краткое обозрение вражеского стана и православного воинства. В предостережение, а то зло потихоньку распространяется, а оклика: берегись, не слышно» [14], ибо эти сочинения – «яд настоящий для молодежи» [15]

В своих письмах Феофан Затворник несколько раз называет Л. Н. Толстого «башибузуком» [16], что в дословном переводе с турецкого означает: «с неисправной головой», а в более вольном – «больной на голову», «безбашенный»; или же Львом, «рыкающем, кого поглотить» [17], что прямо связано с апостольскими словами: «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диявол ходит, как рыкающий лев, ища кого поглотить» (1 Петр. 5, 8).

В феврале 1892 года святитель Феофан дает следующую характеристику самого писателя: «Атеисты, толстовщина! Где же это? Неужели около вас теперь в деревне? Господи помилуй! Этот Толстой, у которого в писаниях один бред – имеет последователей?! Верно, Русь православная совсем оглупела. У него души нет, Бога нет, нет и другой жизни. Он, не стыдясь, изрыгает хулы на Божию Матерь, на Спасителя и всю веру православную. Дерзнул и новое евангелие составить, не согласное с настоящим, и чрез то подпал под анафему Апостольскую. Тексты цитируются по истинному Евангелию, а самые тексты иное говорят, подделыватель. Из всех наших пустосмех, он самый пустой и зловредный. Настоящий сын сатанин» [18].

Этот отзыв напрямую перекликается и со словами преп. Варсонофия Оптинского, ездившего по поручению Святейшего Синода к умирающему писателю на станцию Астапово: «Граф Толстой был человек всесторонне образованный, но не имел Христа – и погиб. Земные знания не помогли ему. Отверг он святую Церковь – и сам был отвергнут» [19].



[1] Письма в Бозе почившего епископа Феофана затворника Вышенской пустыни // Тамбовские епархиальные ведомости. 1895. № 32. 12 августа 1895. Неоф. С. 802–809.

[2] Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника: Собрание писем. Изд. Свято-Успенского-Псково-Печерского монастыря и изд-ва «Паломник», 1994. Вып. 5. С. 78.

[3] Там же. Вып. 2. С. 237–238. Письмо № 367.

[4] Гусев Н.Н. Летопись жизни и творчества Льва Николаевича Толстого. 1828–1890. М., 1958. С. 515.

[5] Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника: Собрание писем. Изд. Свято-Успенского-Псково-Печерского монастыря и изд-ва «Паломник», 1994. Вып. 2. С. 137. Письмо № 285.

[6] Там же. Вып. 7. С. 185. Письмо № 1169 от 14 мая 1885 г. Подобный отзыв см.: Вып. 2. С. 27–28. Письмо № 224 от 1 июня 1885 г.

[7] Гусев Н.Н. Летопись жизни и творчества Льва Николаевича Толстого. 1828–1890. М., 1958. С. 571.

[8] Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника: Собрание писем. Изд. Свято-Успенского-Псково-Печерского монастыря и изд-ва «Паломник», 1994. Вып. 8. С. 111. Письмо № 1359.

[9] Там же. Вып. 2. С. 42. Письмо № 228.

[10] Гусев Н.Н. Летопись жизни и творчества Льва Николаевича Толстого. 1828–1890. М., 1958. С. 560.

[11] Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника: Собрание писем. Изд. Свято-Успенского-Псково-Печерского монастыря и изд-ва «Паломник», 1994. Вып. 2. С. 134. Письмо № 282.

[12] Там же. Вып. 2. С. 136. Письмо № 284.

[13] Там же. Вып. 7. С. 188. Письмо № 1171 от 22 сентября 1885 г.

[14] Там же. Вып. 7. С. 194. Письмо № 1175 от 30 марта–3 апреля 1886 г

[15] Там же. Вып. 8. С. 112. Письмо № 1360.

[16] Там же. Вып. 7. С. 185. Письмо № 1169.

[17] Там же. Вып. 8. С. 152. Письмо № 1413.

[18] Там же. Вып. 7. С. 251. Письмо № 1212.

[19] Варсонофий Оптинский, преп. Духовное наследие. Свято-Троицкая Сергиева лавра, 2005. С. 174.




Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru