Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
К вопросу об истории библиографии 17.07.2013

К вопросу об истории библиографии

Предлагаем нашим читателям материалы, подготовленные заведующей библиотекой храма Преображения Господня в Богородском С.В. Андрюшиной в помощь сотрудникам приходских библиотек.

Слово «библиография» древнегреческого происхождения и буквально означает «книгописание» («библион» - книга, «графо» - пишу»). В Древней Греции библиографами называли людей, которые переписывали книги. Библиограф был весьма уважаемым человеком, т. к. искусством «писания» книг, требовавшим высокого уровня грамотности и каллиграфических способностей, в те времена владели немногие. И лишь в ХVII в. понятие «библиография» стали употреблять для обозначения списка книг, т. е. «книгоописания».

Специалисты в области библиографоведения определяют четыре основных периода в истории библиографии. Первый, как уже было сказано выше, возникает в Древней Греции и определяется V в. до н.э. Второй период (XVII-XVIII вв,) связан с возникновением библиографии как обобщающей науки о книге и книжном деле (информационная деятельность) и как особого литературного жанра. Третий период (к. XIX – н. XХ в.) возникновение библиографии как особой науки книговедческого (информационного) цикла. Четвёртый — современный – связан с осознанием библиографии как особой области книжного (информационного) дела со своей специфической дисциплиной — библиографоведением.

Именно в античном мире появился такой определяющий признак при описании рукописных книг, как имя автора. Однако между античной и средневековой практикой книгоописания не было преемственности. Одной из самых ранних описей средневековой монастырской библиотеки[1] является запись, сделанная на заднем форзаце[2] рукописной книги «О Троице» блаженного Августина (VIIIв.). Она содержит 36 коротких заглавий, к немногим из которых добавлены имена авторов, в расположении которых нет никакого упорядочения.

Одним из древнейших отечественных списков книг[3] считается «Богословьца от словес» – перечень канонических и апокрифических книг, помещённый в «Изборнике Святослава», составленный в Х в. и переписанный в 1073 г. для черниговского князя Святослава Ярославича. Подобные списки книг, как замечают специалисты[4], были распространены на Руси в течение последующих семи веков. К сожалению, почти все списки домонгольского периода погибли в огне пожаров, сопровождавших татаро-монгольское нашествие. Об их содержании и методике описания можно судить лишь по косвенным свидетельствам, сохранившимся в летописных источниках.

Книжное собирательство было весьма распространено на Руси. Рукописная книга ценилась столь же высоко, как некая редкость, завезённая заморскими купцами на Русь. Кроме того, в ней заключались слова Божественного Писания, потому при нашествии врагов, пожаре и прочих бедствиях из дома выносились в первую очередь иконы и книги. Частные собрания книг были не столь распространены, как, к примеру, монастырские. И всё же по числу книг великокняжеские или позднее царские книжные собрания не уступали монастырским. Сохранились описи XIV–XV вв. русских монастырских библиотек. Если подходить к рассматриваемому вопросу с современных позиций, то такие описи представляли собой, с одной стороны, как бы каталог библиотеки, а с другой — библиографический список литературы. Как пример, можно привести опись книг, составленную в 1494 г. при сдаче имущества архимандритом Слуцкого Троицкого монастыря Иосифом. Здесь нет какой-либо библиографической техники, короткие записи дают мало сведений о книгах. И всё же в некоторых монастырях предпринимаются попытки систематизации и упорядочения описаний книг. Нередко они повторяют порядок расположения книг на полках монастырских библиотек. Выдающимся для своего времени библиографическим трудом является инвентарная опись книг Кирилло-Белозерского монастыря. В первой её части содержится перечень рукописных книг, во второй — аналитическое описание статей из двух с половиной десятков рукописных сборников. В описание первой части включены сведения о формате книг, иногда и времени их написания, указывается материал, из которого изготовлена книга, а в конволютах[5] отмечается заглавие первого произведения. Аналитическая роспись включает заглавие каждой статьи, начальные слова каждой главы, указание на число листов. Заглавия статей пишутся каждый раз с новой строки и выписываются киноварью, начальные слова главы также идут с новой строки, но написаны чернилами. На полях киноварью обозначены порядковые номера статей.

Стоглавый собор 1551г. вынес решение, в котором было сказано, что для учёта «казны монастырские ведают и отписывают по всем монастырям Царя и Великого князя дворецкие и диаки».[6] Таким образом, этим людям вменялось в обязанность составлять и книжные описи в монастырских библиотеках, что положительно сказалось на упорядочении техники книгоописания, тем более, что книжные собрания выросли, в них появилось много печатных книг. Так, опись книг Иосифо-Волоколамского монастыря 1573 г. отражает 1150 рукописных и печатных книг. Наибольшего развития техника описания книг в русских монастырях достигла в первом сводном каталоге ХVII в. «Описи книг степенных монастырей». Опись представляет выборочный перечень 2672 богослужебных книг из сорока крупнейших русских монастырей. Записи расположены по монастырям, а внутри монастыря — по месту нахождения книги (в ризнице, в книгохранилище и т. д.) Описания книг в значительной степени единообразны, что говорит об установлении некоторого единства в библиографической технике того времени. Особое внимание уделяется внешнему виду книги, её переплёту. В описании указывается заглавие книги, её размер, материал, из которого она сделана, качество переплёта, количество строк или глав, в сборниках — первые слова или заглавие первого произведения. Есть примечания, говорящие о состоянии книги, имени её дарителя.

Монастырские описи книжных собраний ХV–XVII вв. показывают, что в их состав входили не только богослужебные, но и книги светского содержания: летописи, хронографы, «хождения», философские и военные трактаты, такие классические труды, как «История Иудейской войны» Иосифа Флавия и т. п. Учёный монах той эпохи — человек всесторонне образованный, ведь монастыри в средние века играли роль не только духовных (религиозных) центров, но и центров образования, своего рода академий наук и университетов. Великие князья и Государи Московские ездили в монастыри как для молитвы, так и для получения советов государственного характера — ведь здесь находились высокодуховные и высокообразованные лица, можно сказать — цвет нации.

В 1665 г. появился выдающийся библиографический труд «Оглавление книг, кто их сложил», который приписывается хранителю московского печатного двора Сильвестру Медведеву (1641–1691). В него было включено около 1800 названий русских книг религиозного и светского содержания, оригинальных и переводных, печатных и рукописных. Библиографические описания «Оглавления» содержат довольно подробные сведения об авторе или переводчике, а также обстоятельствах перевода; для печатных книг указываются издатель, год, место издания, иногда типография, число листов или страниц. При росписи сборников приводятся начальные слова всех включённых в них произведений. Таким образом «Оглавление» становится родоначальником библиографической росписи документов с раскрытием их содержания. Кроме того, здесь впервые в практике русской библиографии сделана попытка употребления авторского заголовка. Она не везде выдержана в «Оглавлении», но зато в нём был также впервые использован метод многоаспектного отражения произведений. Этот метод был реализован следующими способами: с помощью подробных перекрёстных ссылок в основном тексте работы и путём кратких добавочных описаний в алфавитном указателе имён и предметов, который компенсировал отсутствие алфавита в основном тексте.

Подлинное развитие библиография как направление книжной деятельности получает в ХVIII веке. В большой степени это было связано с преобразовательными реформами Петра I. В 1708 г. был введён гражданский шрифт, что в какой-то мере положительно сказалось на книгопечатании и книгораспространении. Реформирование же было обусловлено развитием светской науки (создание Академии наук), появлением журналистики, потребностями просветительской деятельности. С 1708 по 1725 гг. гражданским шрифтом было напечатано около 300 книг — число весьма внушительное для того времени. Распространению книг способствовали новые источники библиографической информации, начавшие своё развитие именно в годы петровских реформ. Первая информация о книгах появилась в приложении к газете «Ведомости» в 1710г. под названием «Реестр книгам гражданским, которые по указу царского величества напечатаны новоизобретенною амстердамскою азбукою по первое иуня нынешнего 1710 году». «Реестр» стал первым опытом книгоиздательской библиографии и первым списком книг гражданской печати.

Cоздание в 1725 г. российской Академии наук также оказало влияние на развитие библиографической деятельности. В 1727 г. при Академии создаётся типография, в 1728 г. открывается Книжная лавка Академии и почти сразу же в «Санктпетербургских ведомостях» стали публиковаться объявления о продающихся книгах. А с 1735 г. Академия наук приступает к выпуску отдельных «росписей» книг, издаваемых ею. В 1742 г. Академия наук издаёт первый систематический печатный каталог книг под названием «Камерный каталог», который включал более 15 тыс. названий русских и иностранных книг. Недостатком данного каталога было описание русских книг на латинском языке. Правда, к 1747г. вышла самостоятельная часть каталога русских книг, включавшая около 400 печатных и 300 рукописных названий источников, описанных на языке оригинала.

Новому читателю нужна была не только информация о книгах, но и их критическая оценка. Поэтому в русских журналах появляется своеобразный симбиоз библиографической и литературно-критической информации, наиболее отчётливо он выразился в жанре рецензии. С 1763 г. в первом общедоступном журнале «Ежемесячные сочинения, к пользе и увеселению служащие» начали регулярно публиковаться списки новых книг, сопровождавшиеся рецензиями. Рецензированию книг много внимания уделял и «Санктпетербургский вестник», выходивший под редакцией Г.Л. Брайко. «Московский журнал» известного историка, писателя и публициста Н.М. Карамзина делал «критические рассматривания русских книг», которые весьма высоко оценивались современниками.

Помимо рецензий на книги в журналах второй половины ХVIII в. появлялись и отдельные аннотированные списки книг, объединённых общей тематикой или назначением.

В 70-е годы ХVIII в. предпринимается попытка создания специальных библиографических периодических изданий. Издателем первого подобного издания был инспектор гимназии при Академии наук, учёный-экономист и библиограф Людвиг Бакмейстер. Издавая журнал «Russische Bibliothek zur Kentniss des gegenwartigen Zustandes der Literatur in Russland» (“Русская библиотека для познания современного состояния литературы в России”), он преследовал цель ознакомления зарубежных читателей и книготорговцев с русской литературой. Выпуск журнала был приурочен к международным книжным ярмаркам. С 1772 по 1789 г., было издано 11 томов (или выпусков) журнала, в которых подробно были расписаны 1123 названия русских книг, журналов, нот, карт и т. п. Современники отмечали, что это была обстоятельная летопись русской литературы и учёной жизни. Однако продолжить издание Л.Бакмейстеру не пришлось из-за нехватки материальных средств. «Санктпетербургские учёные ведомости» (1777) Н.И. Новикова были рассчитаны на русского читателя и предполагали отражать отечественную печатную продукцию. После выхода 22-х номеров издание также прекратило своё существование.

В этот же период времени в России предпринимаются попытки создания биобиблиографических пособий. В 1768г. в одном из лейпцигских журналов публикуется составленное неизвестным русским путешественником «Известие о некоторых русских писателях с кратким сообщением о русском театре». Оно включало сведения о сорока двух писателях послепетровской эпохи. За границей «Известие» имело большой успех и дважды переиздавалось на французском языке. В противопоставление неполному, «а инде не весьма справедливому лейпцигскому «Известию...», Н.И. Новиков предпринимает попытку создания «Опыта исторического словаря о российских писателях» с начала образованности до 70-х годов ХVIII в. «Опыт» был издан в 1772 г. и включал более 300 имён деятелей науки и литературы. Новиков включил в словарь сведения не только о прославленных учёных и писателях, но и о молодых, начинающих и малоизвестных авторах, произведения которых даже не были опубликованы. Для нас этот «Опыт» ценен тем, что в нём приведены обстоятельные очерки жизни и деятельности М.В. Ломоносова, А.П. Сумарокова, Ф.Г. Волкова, В.Н. Татищева, С.П. Крашенинникова и других деятелей русской культуры. Здесь же опубликованы биографии механика-самоучки И.П. Кулибина, рабочего-наборщика И. Рудакова и других людей, что выдвинулись не «знатностью породы», а «сами собою, своими качествами, своими трудами».[7] Словарь интересен также и тем, что в нём помещены отрывки из сочинений современных Новикову отечественных авторов. И хотя словарь Н. И.Новикова не является биобиблиографическим пособием в современном понимании, тем не менее именно он дал толчок развитию биобиблиографии в России.

ХVIII век дал начало и такому направлению библиографической деятельности, как создание репертуара отечественной печатной продукции. «Можно утверждать, что библиографическое мировоззрение начинается с выдвижения масштабной идеи библиографического репертуара печатной продукции. Звучала она в проектах и опытах как «генеральный систематический каталог» (1775), «библиотека российская» (1785), «российская библиография» (1813) и т.д.».[8] К решению этой задачи первыми приступили Н.Н. Бантыш-Каменский (историк, археолог, библиофил) и епископ Дамаскин (Семёнов-Руднев). Бантыш-Каменский долгие годы собирал сведения о русской печатной продукции. Его труд представлял собой картотеку копий титульных листов книг, вышедших в свет с конца ХVII по начало XIX в. В 1776 г. он опубликовал часть своих материалов в книге И.Ф. Бургия «Elementa oratoria». Список содержал 900 названий книг, расположенных в систематическом порядке. «Библиотека российская, или Сведения о всех книгах в России с начала типографий на свет вышедших» епископа Дамаскина включала русские книги с ХVI в. по 1785 г. Материал в ней был расположен в хронологическом порядке, описания отличались исключительной тщательностью.[9] Этот труд остался неопубликованным. Однако А.А. Гречихин считает, что «Библиотека российская» епископа Дамаскина не потеряла своей культурно-исторической и методической значимости и на этом основании может быть напечатана в наше время.

Еще одному виду библиографической деятельности мы обязаны ХVIII в. – это зарождению отраслевой библиографии. Так, например, в рецензию на книгу «Известия византийских историков, объясняющие российскую историю древних времён...» Н.И. Новиков включил обзор важнейших работ по русской истории («Санктпетербургские учёные ведомости», 1777, № 7). Сюда вошли труды М.В. Ломоносова, В.Н. Татищева, Г.Ф. Миллера, А.Л. Шлецера и др. В журнале того же Новикова «Экономический магазин» с 1780 г. помещались списки новой экономической литературы, иногда сопровождавшиеся краткими аннотациями. В дальнейшем публикацию библиографических материалов по экономике осуществляло Вольное экономическое общество на страницах своих «Трудов».

В это же время появляется и некоторое теоретическое осмысление библиографической деятельности, в том числе и книгоописания. Элементы теории библиографии можно найти в трудах М.В. Ломоносова, Н.И. Новикова и некоторых других российских интеллектуалов ХVIII в.[10] Дальнейшее развитие теоретические вопросы библиографической деятельности получают уже в ХIХ в., но об этом мы поговорим в следующем обзоре по истории библиографии в России.



[1] Предположительно епископской библиотеки Вирцбурга.

[2] Лист бумаги, соединяющий основную часть книги с крышкой переплёта.

[3] В данном материале сосредоточимся на отечественной истории библиографии.

[4] Гиляревский Р.С. Развитие прнципов книгоописания. - Спб., 2008. - С. 24.

[5] Конволют — сборник, составленный из отдельно изданных ранее произведений печати (или рукописей) и переплетённых в один том.

[6] Гиляревский Р.С. Развитие принципов книгоописания. - Спб., 2008. - С. 34.

[7] Библиография: Общий курс / Под ред. проф. О.П. Коршунова. - М., 1981. - С. 135.

[8] Беспалова Э.К. Формирование библиографической мысли в России: (до 60-х гг. ХIХ в). - Спб., 2007. - С. 92.

[9] Более подробно о труде епископа Дамаскина (Семёнова-Руднева) см.: Гречихин А.А. Общая библиография. - М., 2000. - гл. 6.5. Первые опыты создания репертуара русской книги.

[10] Cм.: Фокеев В.А. Библиография: теоретико-методологические основания. - Спб., 2006. - С. 23.


Приход 2011 № 4




Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru