Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Логистика принятия решений 30.04.2013

Логистика принятия решений

О задачах развития Издательского Совета на современном этапе и сложностях на пути их решения

Саморегулирующаяся система

На заседании Священного Синода 12 марта 2013 года была произведена плановая ротация членов Издательского Совета (согласно уставу Издательского Совета обновление состава должно проходить каждые 3 года). В его составе наряду с теми, кто будет трудиться в этом коллегиальном органе второй срок, появилось семь новых членов. Это событие побуждает нас подвести некоторые итоги деятельности Издательского Совета первого созыва и вместе с тем обозначить наиболее важные задачи на будущее. Но прежде хотелось бы кратко напомнить о том, как развивалась сфера православного книгоиздания начиная с 1990-х годов и что в ней изменилось за последние три года, с тех пор как реорганизованный Издательский Совет начал исполнять свои функции. Краткий экскурс в недавнее прошлое поможет, на наш взгляд, определить приоритеты развития книжной сферы.

В 1990-е и 2000-е издательская сфера развивалась во многом благодаря энтузиазму церковных людей – мирян и монахов. В ряде случаев – к сожалению, далеко не во всех – этого энтузиазма хватило на то, чтобы создать добротные издательства, поставить их на ноги и вывести на уровень самоокупаемости. О прибыльности в подавляющем большинстве случаев речь не шла.

По экономическим показателям вперед вышли по понятным причинам издательства ставропигиальных монастырей, которые имели преимущества в плане развития книгоиздания: бесплатные помещения для магазинов и складов, свои каналы распространения, возможность привлекать частные пожертвования. Реже издательскую активность проявляли приходы – это зависело, как правило, от инициативности настоятеля в данной сфере. Наряду с монастырским и приходским книгоизданием достаточно активно развивались и частные издательства, которые создавали православные миряне.

При этом практически никакого регулирования процесса книгоиздания сверху не было. Очевидно, до этого просто не доходили руки из-за множества других неотложных вопросов, вставших перед восстанавливающейся Церковью. В лихие девяностые и нулевые на иные издания гриф «По благословению Патриарха» ставился безо всяких согласований. Ставропигиальные монастыри ставили такой гриф на свои издания, ссылаясь на то, что они находятся в прямом подчинении Патриарха, хотя никаких специальных постановлений по данному вопросу принято не было.

Издательство Московской Патриархии из единственного фигуранта процесса церковного книгоиздания, каковым оно являлось на протяжении более чем сорока лет – вплоть до 1990 года, – стало лишь одним из участников, пусть и крупным, но не имеющим никаких особых преференций, за исключением, может быть, права издания официального церковного календаря.

Сложившаяся ситуация являлась типично рыночной, и в ней, наверное, были свои плюсы – это, прежде всего, равные возможности для всех. Не пробовал издавать книги в то время только ленивый. Но как выяснилось довольно быстро, минусов все-таки несоизмеримо больше, поскольку рынок не является безусловным и тем более безупречным регулятором такого сложного процесса, как православное книгоиздание, главной задачей которого с церковной точки зрения является отнюдь не извлечение прибыли, а духовная польза читателей. В настоящий момент мы подошли к такой точке, когда спонтанно сложившаяся саморегулирующаяся система достигла пика своего развития и в настоящем своем виде дальше эффективно ни регулироваться, ни развиваться не может.

Церковное министерство печати

Именно в этой ситуации было принято решение о реорганизации Издательского Совета, предусматривавшее разграничение функций Совета как церковного аналога министерства печати и издательства Московской Патриархии, которое, собственно, должно было выполнять обычные издательские функции. Неудивительно, что издатели, находившиеся до этого момента, что называется, в свободном полете, весьма настороженно восприняли новость о наделении Издательского Совета полномочиями по контролю в издательской сфере.

Вспомним, что Издательский отдел Московской Патриархии был преобразован в Издательский Совет еще в 1994 году. В основе этого решения, очевидно, лежала идея усиления принципов соборности в такой важной сфере, как церковное книгоиздание. Однако свое реальное воплощение эта идея получила только в 2009 году. Именно тогда Издательский Совет был сформирован как весьма представительный орган, в который наряду с церковными и светскими издателями России вошли ответственные за книгоиздание представители самоуправляемых церквей (Украинской и Молдавской Православной Церкви, Белорусского экзархата, а также Русской Православной Церкви Заграницей). Запустить такую машину сразу и тем более добиться ее слаженной работы за короткое время было непросто. Нельзя сказать, чтобы по истечении четырех лет работы Издательского Совета в новом качестве эта задача была полностью решена, однако, как представляется, был заложен фундамент для функционирования этого коллегиального органа и дальнейшего развития его деятельности.

Начали с самого важного, а именно с наведения порядка в содержании публикаций. Патриархом Кириллом была поставлена задача разобраться, в первую очередь, с псевдоправославной литературой и всевозможными сомнительными книжками, наводнившими прилавки церковных магазинов. Была разработана система рецензирования изданий, определены достаточно четкие критерии оценки литературы и принципы предоставления грифов. Именно это можно признать самым большим достижением первого этапа деятельности Издательского Совета, хотя созданную систему несомненно еще предстоит совершенствовать – именно на это указал в своем постановлении Архиерейский Собор.

Другим положительным результатом деятельности реорганизованного Издательского Совета стало преодоление весьма настороженного отношения издателей к “церковному министерству печати”. Впрочем, справедливости ради нужно сказать, что достигнуть ситуации, когда между издателями и Издательским Советом будет «совет да любовь», как в идеальной семье, вряд ли когда-либо удастся. Дело в том, что причины для разногласий заложены, на наш взгляд, в самом принципе рецензирования, когда Издательский Совет – хотим мы этого или нет – воспринимается большинством издателей как «старший товарищ», который от имени Церкви должен их поправлять и, что называется, наставлять на путь истинный. Несмотря на многократные разъяснения Издательским Советом своей позиции, базирующейся на определениях высшей церковной власти, многие издатели воспринимают сам факт рецензирования их изданий крайне болезненно, поэтому не во всех случаях взаимодействие с издателями складывается конструктивно. Нужно ли этому удивляться? Думаю, нет. Слишком уж разные люди собрались в этой сфере, слишком уж разные у них представления о Церкви, о церковности и о том, как должно развиваться церковное книгоиздание, не говоря уже о том, что далеко не все они имеют богословское образование и даже опыт церковной жизни.

Логика развития диктуется логистикой

Таким образом, процесс взаимодействия Издательского Совета с издателями в настоящем своем виде – это постоянный поиск компромисса, результатом которого должен стать баланс интересов Церкви и издателей. Если представить поиск взаимоприемлемых решений в виде весов, то на одну чашу кладется энтузиазм, опыт и предприимчивость издателей, а на другую – духовная польза или как минимум духовная безопасность читателей, на страже которой стоит Издательский Совет. В настоящий момент, несмотря на все сложности, взаимное непонимание постепенно преодолевается и во многих случаях достигается баланс интересов. Но предположим, что наконец Издательский Совет и издательское сообщество достигли симфонии и согласились в том, что перед ними стоят общие задачи, которые легче и правильнее решать сообща. Какие же задачи на настоящий момент представляются наиболее важными и приоритетными?

Чтобы ответить на этот вопрос, посмотрим на специфику православного книжного рынка. Подавляющее большинство православных издательств находятся в крупных городах – главным образом, естественно, в Москве и Санкт-Петербурге, они издают в общей сложности до 3000 наименований книжной продукции в год. Православный книжный рынок обеих столиц сегодня перенасыщен. Здесь есть литература, способная удовлетворить любой, самый взыскательный вкус. Православными изданиями охвачены практически все слои и группы населения – от малолетних детей, которые только учатся разбирать слога, до ученых и специалистов в самых разных областях церковной науки.

Но стоит отъехать буквально на несколько десятков километров от Москвы или Петербурга, как мы увидим уже совершенно иную картину. Специализированных церковных книжных магазинов чрезвычайно мало. Чем дальше мы будем удаляться от центра, тем печальнее будет выглядеть ситуация, и недостаток литературы будет сказываться все более ощутимо. О ближнем и тем более дальнем зарубежье говорить вообще не приходится – ни о какой системной работе по обеспечению зарубежных епархий православной литературой речь просто не идет.

На общем достаточно безрадостном фоне есть, конечно же, отдельные приятные исключения, но их немного. К счастью, есть епархии, где, благодаря усилиям архиерея и представителей активного духовенства, храмы в достаточной мере обеспечены современной книжной продукцией. Но таких епархий немного, а в иных случаях магазины, торгующие православными книгами, существуют не благодаря, а вопреки действиям епархиальных властей. Сказывается отсутствие системного подхода в деле книгораспространения.

В этой ситуации ключевым для развития православной книжной сферы становится вопрос создания современной эффективной логистической системы, которая бы обеспечивала не только текущие потребности церковного книжного рынка, но и способствовала бы его динамичному развитию. Именно эта простая, но до последнего времени не для всех очевидная мысль отражена в постановлении Архиерейского Собора, которое говорит о полезности создания централизованной системы распространения книжных изданий, потребность в которой давно назрела. При этом в постановлении особо подчеркнуто, что данная система не должна создаваться в ущерб церковным и частным издателям. Если следовать логике данного решения, то напрашивается только один вывод: к созданию этой системы необходимо привлекать, в первую очередь, тех издателей, которые уже наладили свои каналы распространения. Если говорить о развитии эволюционном, а именно такой тип развития, насколько можно судить, подразумевают соборные постановления, то необходимо искать баланс интересов Церкви и издателей не только в сфере содержания публикаций, но и в области их распространения.

Но как найти решение, которое обеспечило бы искомый баланс? Наиболее реальным и приемлемым вариантом, судя по всему, является создание акционерного общества по типу государственных холдингов, объединяющих разные предприятия. Государство в данном случае выступает как регулятор, устанавливающий правила игры и следящий за их соблюдением. Таким же регулятором, несомненно, должна выступать и Русская Православная Церковь в сфере не только церковного книгоиздания, но и книгораспространения.

Контрольный пакет акций такого логистического холдинга, очевидно, должен принадлежать Русской Православной Церкви, а в совет директоров могли бы войти главы крупнейших православных издательств. Только в этом случае будет возможно проводить согласованную и прозрачную ценовую политику. Прецедентов создания подобного рода структур в нашей Церкви еще не было, но логика развития церковной книжной сферы неумолимо подводит именно к такому решению. Хотелось бы надеяться, что дальнейшие шаги, направленные на развитие книжной сферы, будут предприниматься именно с учетом этой логики.


Заместитель председателя Издательского Совета,

главный редактор журнала "Православное книжное обозрение"

игумен Евфимий (Моисеев)


"Православное книжное обозрение"  № 4 2013 г.




Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru