Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Издатель рекомендует читателю: книги издательства "Сибирская Благозвонница" 03.10.2012

Издатель рекомендует читателю: книги издательства "Сибирская Благозвонница"

Велико значение святой равноапостольной Нины для истории грузинского народа. Именно с ее проповеди начинается история Грузии как православного государства: в IV веке она привела свой народ к познанию Истины, к принятию Православной веры. Невозможно говорить о святой Нине и не сказать ничего об истории самой Грузии, где совершилось ее апостольское служение, о святынях грузинской земли, где каждый уголок так или иначе связан с именем святой, о помощи святой Нины всем призывающим ее с верою и молитвой.

Из книги: Было жаркое лето 310 года, начинался июнь месяц. Перед святой Ниной встали Джавахетские горы, упирающиеся в самое небо и покрытые на вершинах снегом и облаками. От них веяло холодом. Никогда не видела отроковица подобных гор и подумала даже, что это искушение от дьявола, бесовское видение… Она стала плакать и молиться, но снежные вершины не пропадали. «Как я пойду через такое страшное место? – сетовала она. – Найду ли столько сил? Господи! Возьми душу мою!» Она положила под голову камень и уснула.

То ли уже проснувшись, то ли во сне – она не могла этого понять – увидела она вдруг Самого Иисуса Христа, стоящего возле нее, но не на земле, а на воздухе. Глядя на нее с безграничной любовью, Он протянул ей хартию и сказал:

– Нина! Неси этот свиток в город Мцхету. Ничего не бойся. Я подам тебе помощь во всем.

И Он стал невидим. А Нина развернула хартию и прочла восемь изречений на греческом языке:

1. Истинно говорю вам: где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет в память ее и о том, что она сделала (Мф. 26, 13).

2. Нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе (Гал. 3, 28).

3. Говорит им Иисус: не бойтесь; пойдите, возвестите братьям Моим (Мф. 28, 10).

4. Кто принимает вас, принимает Меня, а кто принимает Меня, принимает Пославшего Меня (Мф. 10, 40).

5. Ибо Я дам вам уста и премудрость, которой не возмогут противоречить ни противостоять все, противящиеся вам (Лк. 21, 15).

6. Когда же приведут вас в синагоги, к начальствам и властям, не заботьтесь, как или что отвечать, или что говорить, ибо Святый Дух научит вас в тот час, должно говорить (Лк. 12, 11–12).

7. И не убойтесь убивающих тело, души же не могущих убить (Мф. 10, 28).

8. Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь (Мф. 28, 19–20).

Стоя на коленях, святая Нина прочла хартию и стала молиться: «Владычице Богородице, приими моление недостойной рабы Твоей и помоги мне противостать коварствам врага рода человеческого. Повелением Сына Твоего и Бога нашего Иисуса Христа иду я в пределы жребия Твоего на благовестие святейшего имени Господня, — укрепи мои силы и помилуй народ, к которому я иду, ведь и за него пролил на Кресте пречистую кровь Свою Иисус Христос, Господь наш».


olga.jpg«Была она предвозвестницей христианской земле, как денница перед солнцем, как заря перед рассветом. Она ведь сияла, как луна в ночи; так и она светилась среди язычников, как жемчуг в грязи», – так выразил отношение русских людей к первому правителю Киевской Руси, принявшему христианство, древний летописец. Речь шла о равноапостольной великой княгине Ольге († 11 июля 969), в крещении Елены, святой Русской Православной Церкви. Уже несколько столетий историки спорят о том, из какого рода происходила «матерь русского народа», где она родилась и где крестилась.

В этой книге представлены их интересные и доказанные исторические гипотезы, а также житие святой равноапостольной княгине Ольги и акафист ей.

Из книги: Особенно заботясь о духовном, она старалась в чистоте и целомудрии пребывать и тело свое неоскверненным сохранять. Ибо прикоснулось к сердцу ее слово спасения, и благодать Утешителя очи ее внутренние отверзать начала, приводя ее к истинному богоразумию, которого блаженная Ольга возжаждала и о котором привыкла размышлять, ибо она была мудрее всех людей. Премудростью уразумела она, что все люди ее земли, не зная о существовании Бога, напрасное усердие к бездушным идолам имея, неразумно кумирам, не являющимся богами, жертвы приносили. Прельщенные дьяволом, они дьяволу угодное и творили. Но преблагой и премилостивый Христос Бог наш не отверг творение рук своих и не забыл заблудших людей своих, но благоволил помиловать нас. Он воздвиг нам рог благочестия и начало спасения — не из иной страны, не из чужой земли, а из дома и отечества Русского произвел он эту богомудрую и равноапостольную великую княгиню Ольгу. Ее подвиг был в том, чтобы узнать веру в истинного Бога, а кумиры она возненавидела и сильно их гнушалась еще тогда, когда не в благочестии жила и закона христианского не знала, примеры благих ее дел явно свидетельствовали, что быть ей рабой Христовой. Но, как было выше сказано, чистый и целомудренный образ мыслей был у нее, и жаждала она быть христианкой — не по принуждению, а по свободной воле; несомненной верой, благим произволением, чистой совестью истинного Бога взыскала и сердечными очами путь познания Бога обрела, по нему пошла, не соблазняясь, и обрела желаемого Бога и, стараясь угодное Богу совершать, говорила в уме своем: «Если я окажусь угодной Богу, то Сам Господь, который все знает, не лишит меня сладкого моего желания. Если Он захочет, Он наставит меня на истину. Пусть Он подаст мне произволение, чтобы и я, недостойная, причтена была к избранному Его стаду». Не было тогда в Русской земле учителя благочестия.

По Божию промыслу, свыше светом разума осиянная, благодатью Святого Духа наученная и направляемая, в своем подвижническом стремлении захотела она пойти в Царьград, своими глазами хотела она видеть красоту службы христианской, слышать слово благочестия и разумом узнать православную веру; без какого-либо сомнения хотела она креститься. Способствовали ей к принятию Бога ее милостивый обычай и другие примеры благих дел.


15310_Ierejskiebyli.jpgПовинуйтесь наставникам вашим и будьте им покорны; ибо они неусыпно пекутся о душах ваших, как обязанные дать за вас отчет (Евр. 13, 17).

Кто же они — духовные руководители наших душ, которым Господь поручил принять у нас искреннее раскаяние в содеянных нами грехах, когда плоть наша и диавол — ежеминутно нападают на нас? Но и сами наши духовные наставники пребывают в том же мире и обуреваемы теми же житейскими заботами. Этот скромный сборник произведений русских писателей рассказывает о мирском бытии провинциальных иереев.

Из книги: В Полесье села и деревни особенные. Не как в России: село — так все дома вместе и храм Божий тут же, в середине. У нас не так: место болотное; где посуше, там и изба приютилась. Вот и раскинулось наше село таким образом версты на три; а церковь с погостом и дом мой версты на полторы еще от последнего дома.

Так вот и жили мы с женой вдвоем, вдали от людей. Держали работника, лошадь, коровку, овец с десяток, птица была кое-какая, собак парочка вместо сторожей — и всё тут. Благословил меня Господь, и вот так священствовал я, стало быть, уже три десятка лет. Как кончил курс — рукоположил меня покойный Владыка — так с тех пор в губернском городе и не был. В уездном вот, что в сорока верстах от нас, бывал; но ненадолго. Денек-другой — закупишь, что надо, да и домой. И, право, не знаю, помнил ли о нас кто-нибудь или только вспомнили бы по смерти, когда потребовался бы заместитель, а я, грешный, забыл, как и выглядит архиерей, да и не знал, тот ли, другой, разве что получишь«Епархиальные ведомости» за несколько месяцев сразу; ну, тут всё и узнаешь, что у нас делается. Прочитаешь — и опять до следующей получки не видишь печатной строки. Конечно, к такой жизни надо привыкнуть. Летом еще ничего: полевые и разные домашние, огородные работы занимают так много времени, что только поспевай. Работаешь не покладая рук с раннего утра и до вечера: сеешь, жнешь — на поле; сажаешь картофель и разные овощи в огороде; посмотришь и за скотиной. Везде нужны и глаз хозяйский, и хозяйские руки. Едва успеешь не то что пообедать, а так, перехватить кое-что на скорую руку. Немного полегче становится уже после Успенского поста. Сено убрано, хлеб тоже; мед вынут; вот и позволишь себе какое-нибудь баловство. Зайдешь в лес да на опушке выберешь себе липу и начнешь лыко драть. Все вроде как забава.

Вот однажды сижу я так под липкой; уже набрал довольно; кучка около меня преизрядная, сижу и ровняю полосы ножом. Вдруг слышу голос: «Бог в помощь!» — «Спасибо», — ответствую, да так головы и не поднимаю; думаю, из мужичков кто-нибудь подошел.

— Дозволь, отец, присесть. Устал я больно, — продолжает тот голос.

Тут я поднял голову. Гляжу, стоит близ меня монашек не монашек, странник не странник, старичок в иноческой ряске, пообдержанной, местами полинявшей от солнца. Скуфейка на нем тоже ветхая. С лица такой добродушный; глядит так ласково — улыбочка на устах такая приветная.

Г. Миллер. Встреча. Рассказ священника


LetoGospodne300.jpgРоман И.С.Шмелева «Лето Господне» является самым известным произведением автора. В полном варианте он был издан в Париже в 1948 года. Состоит из трех частей: «Праздники», «Праздники – Радости», «Скорби».

В романе «Лето Господне» чрезвычайно полно и глубоко воссоздан церковно-религиозный пласт народной жизни. Смысл и красота православных праздников, обрядов, обычаев, остающихся неизменными из века в век, раскрыт настолько ярко и талантливо, что роман стал подлинной энциклопедией жизни русского православного человека. Язык Шмелева органически связан со всем богатством и разнообразием живой народной речи, в нем отразилась сама душа России. И.А.Ильин отмечал, что изображенное в романе Шмелева – не то, что «было и прошло», а то, что «есть и пребудет… Это сама духовная ткань верующей России. Это – дух нашего народа». Шмелев создал «художественное произведение национального и метафизического значения», запечатлевшее «источники нашей национальной духовной силы»

Из книги: На Вознесенье пекли у нас лесенки из теста – «Христовы лесенки» — и ели их осторожно, перекрестясь. Кто лесенку сломает – в рай и не вознесется, грехи тяжелые. Бывало, несешь лесенку со страхом, ссунешь на край стола и кусаешь ступеньку за ступенькой. Горкин всегда уж спросит, не сломал ли я лесенку, а то поговей Петровками. Так повелось с прабабушки Устиньи, из старых книг. Горкин ей подпсалтырник сделал, с шишечками, точеный, и послушал ее наставки; потому-то и знал порядки, даром, что сроду плотник. А по субботам, с Пасхи до Покрова, пекли ватрушки. И дни за будешь, а как услышишь запах печеного творогу, так и знаешь: суббота нынче.

Пахнет горячими ватрушками, по ветерку доносит. Я сижу на досках у сада. День настояще летний. Я сижу высоко, ветки берез вьются у моего лица. Листочки до того сочные, что белая моя курточка обзеленилась, а на руках – как краска. Пахнет зеленой рощей. Я умываюсь листочками, тру лицо, и через свежую зелень их вижу я новый двор, новое лето вижу. Сад уже затенился, яблони — белые от цвета, в сочной, густой траве крупно желтеет одуванчик. Я иду по доскам к сирени. Ее клонит от тяжести кистями. Я беру их в охапку, окунаюсь в душистую прохладу и чувствую капельки росы. Завтра все обломают, на образа. Троицын день завтра.

Горкин совсем по-летнему, в рубашке, без картуза. Так он очень худой, косточки даже слышно, когда обнимемся. Я зову его к себе в рощу, но он не слушает. Метут в четыре метлы, выметают конюшни и коровник. Гаврила моет пролетку к празднику, вертятся и блестят колеса. Старый Антипушка, на лесенке, у конюшни, трет кирпичом медный зеленый крест, на амбаре сидит Андрюшка, гремит по крыше. Горкин велел ему вычистить желоба от мусора, а то перехлещет в ливень. Большая лужа горит на солнце, а в ней Андрюшка, головой вниз. Летит в лужу старая опорка, брызги взлетают радугой, как фонтан. Горкин прыгает и кричит:

– Я те, озорник, пошвыряю... Нипочем не возьму на Воробьевку! – и идет в холодок, под доски. – Вотрушки, никак, пекут?.. Ну-ко, сходи, попотчуй.

Я бегу к Марьюшке, и она дает мне в окошечко горячую, с противня, ватрушку. Выпрашиваю и Горкину. Бегу, подкидывая на ладошках, – такие они горячие.

– Богатые ватрушки... – говорит Горкин, перекрестясь, и обирает с седой бородки крошечки творогу. – На Троицу завтра красный денек будет. А на Духов день, попомни вот, замутится. А то и громком, может, погрозит. Всегда уж так. Потому и желоба готовлю.




Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru