Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Парадоксы переименований, или почему же не стало читателей? 17.07.2012

Парадоксы переименований, или почему же не стало читателей?

Предлагаем нашим читателям цикл статей М.Ю. Матвеева, посвященных изучению имиджа библиотек.

Статья 12

Неопределенные перспективы развития библиотечной профессии в XXI в. вынуждают и зарубежных, и отечественных исследователей искать все новые и новые пути улучшения ее восприятия обществом. Отчасти это проявляется в обсуждении концепции библиотеки как информационного центра, отчасти — в дискуссиях по поводу того, как должны именовать себя сами библиотекари и как они должны относиться к читателям. Данная статья затрагивает второй аспект проблемы, т. е. то, что относится к возможной «специализации» библиотечных работников и уточнению сферы их деятельности.

В зарубежных публикациях предлагается множество обобщающих образов («моделей») библиотекарей, в большей или в меньшей степени связанных с концепцией библиотеки как информационного центра. Наиболее часто встречающиеся «модели» можно представить следующим образом:

1. Библиотекарь как проводник в прошлое и будущее. Его необходимыми функциями является как обеспечение пользователей документами на традиционных носителях информации, так и предоставление доступа в Интернет.

2. Библиотекарь как преподаватель. В соответствии с этой «моделью» библиотекарь должны обучать пользователей находить информацию и помогать им использовать информационные ресурсы.

3. Библиотекарь как информационный менеджер. Он должен управлять процессом распространения информации, сообщать людям о том, что им следует смотреть и читать, защищать посетителей библиотек от «потопления» в информации, обеспечивать доступ к точным и объективным сведениям. В целом библиотекари рассматриваются как своеобразное «сито», через которое «просеиваются» информационные ресурсы.

4. Библиотекарь как организатор ресурсов Интернета. В данном случае на первый план выходяткаталогизация и организация ресурсов Интернета.

5. Библиотекарь как защитник прав пользователей на открытый доступ к информации, а также защитник авторских прав, конфиденциальности информации и др.

6. Библиотекарь как равноправный партнер читателя. Суть проблемы заключается в том, что библиотекари должны обладать адекватной самооценкой и сами ощущать себя ценными и незаменимыми специалистами.

7. Библиотекарь как технологический эксперт. Поскольку пользование Интернетом все более возрастает, библиотекари могут расширять свои навыки в этой области и давать консультации пользователям относительно конфигурации автоматизированного рабочего места, работы с оргтехникой и т. д.

8. Библиотекарь как индивидуальный информационный консультант. Согласно данной «модели», библиотекари должны сосредоточиться на индивидуальных услугах и помощи отдаленным пользователям по Интернету.

9. Библиотекарь-бойскаут. Его усилия направлены в первую очередь на выявление информации, полезной для местного общества.

10. Библиотекарь-аналитик. Он выделяет наиболее ценную информацию, интерпретирует сведения и факты и создает контексты для их понимания.

11. Библиотекарь-исследователь и маркетолог. Его задача —помочь пользователям определиться в своих информационных потребностях и установить приоритеты.

12. Библиотекарь-гид. При необходимости направляет пользователя к внешним источникам информации (в другие библиотеки или ресурсам Интернета).

13. Библиотекарь-навигатор знания. Он занимается электронным общением по сети с внутренними и внешними заказчиками и работой с базами данных.

14. Библиотекарь-защитник молодежи, умеющий выслушать проблемы тинейджеров и стать им другом. Он выясняет интересы молодежи, организует клубы по интересам, проводит тематические вечера, подвигает на получение высшего образования, знакомит с работой библиотеки и др.[1]

Любопытным представляется и тот факт, что наряду с новыми «моделями» библиотекарей раздаются и голоса в защиту «старомодного библиотекаря», поскольку этот образ более распространен, привычен, не эпатирует общественность и не требует никаких усилий для своего продвижения и позиционирования. Общая идея в данном случае такова: неважно, как выглядит и воспринимается библиотекарь и как называется его профессия, главное, чтобы он был действительно полезным и нужным читателям[2]. Мнения библиотекарей относительно «старомодного образа» разделились — некоторые авторы посчитали, что это подчеркивает роль «маленького» библиотекаря, не участвующего «в великих проектах», открывает простор для рекомендации хороших книг и т. д.; другие же заявили, что подобная тактика отбрасывает библиотечное дело лет на 30 назад и только укрепляет бытующие в обществе стереотипы[3].

И наконец, в некоторых зарубежных публикациях можно обнаружить и достаточно пессимистичную точку зрения, согласно которой библиотекарям нужно думать не о том, как назвать свою профессию, а о том, как передать свои профессиональные ценности новому поколению информационных работников, которые идут вслед за ними. Что же касается новых «моделей» библиотекарей, то все они весьма уязвимы для критики как из-за своей узкой специализации, так и по причине недостаточной проработки базовых понятий и образов[4].

О различных «моделях» библиотекаря упоминается и в отечественной профессиональной библиотечной литературе, иногда они даже сопоставляются с отдельными художественными образами[5], однако чаще всего это простое следование за запросами практики: «на изменение библиотечной профессии влияет социальная ориентация многих публичных библиотек, которая обусловила появление в библиотеках таких специальностей, как библиотекарь-психолог, которых уже готовят в Санкт-Петербургском государственном университете культуры, в Восточно-Сибирской академии культуры и искусств и других высших учебных заведениях; библиотекарь по обслуживанию социально незащищенных групп населения, для детских библиотек — библиотекарь-педагог (подготовка ведется в МГУКИ). …

Целесообразно было бы готовить специалистов по библиотечному дизайну, поскольку этому вопросу в библиотеках сейчас уделяют большое внимание.

В последние годы библиотекарям приходится проводить социологические, маркетинговые исследования, что вызвало к жизни такие специальности, как библиотекарь-маркетолог, библиотекарь-социолог, библиотекарь-исследователь.

Библиотекарь сегодня должен обосновывать необходимость получения гранта, продумывать и письменно доказывать целесообразность осуществления тех или иных социокультурных программ. Все это требует навыков научных исследований, широкого профессионального и общего кругозора»[6]. Немаловажное значение имеет и наличие у библиотекарей навыков владения другими специальностями: чем в большей степени коллектив библиотекарей представляет собой органичное сочетание представителей разнообразных специальностей, тем больше библиотека устойчива как социальный институт[7].

Таким образом, возникает противоречивая (и в какой-то мере даже неразрешимая) ситуация: с одной стороны, притягательность библиотечной профессии действительно заключается в ее разнообразии, но с другой, имидж профессии не может «вобрать» в себя столько различных аспектов и поэтому продолжает оставаться куцым и даже ущербным. Кроме того не следует забывать, что с увеличением числа различных специализаций и информационных специальностей будет множиться только количество посредников между клиентом и информацией.

Помимо сложностей с обоснованием той или иной «модели», имеется и еще одна близкая по смыслу проблема, а именно отсутствие четкого определения обязанностей библиотекаря. Как отмечает Р. А. Даннер, «Библиотекари для публики всегда на одно лицо — в то время как любой посетитель больницы улавливает различие между врачом и медсестрой. К сожалению, между восприятием публики и реальной работой библиотекаря пролегает огромная пропасть…

Работа выполняется непрофессионалом только в том случае, если профессионал некомпетентен, или же имеется слишком много работы, на выполнение которой не хватает профессионалов. Между тем даже активные пользователи библиотек не улавливают разницы между профессионалом и клерком… Кроме того, существенных различий в работе библиотекарей вообще нет, особенно в больших библиотеках, где непрофессионалы могут научиться выполнять функции профессионалов…

Библиотекари теряют способность показывать свое отличие друг от друга и по несколько иной причине — развитие информационных технологий подрывает саму базу профессии, и речь может идти разве что о разных навыках пользования компьютером. Что же касается библиотечной науки, то она так и не смогла сформулировать внятное теоретическое обоснование того, что же библиотекари должны делать (или не делать) на своем рабочем месте»[8].

В связи с профессиональными концепциями можно поставить и вопрос о том, как же библиотекаривоспринимают посетителей библиотек. В данном случае можно согласиться с Г. П. Фонотовым: одна из серьезнейших ошибок 1990-х гг. заключается в «переименовании» читателя в пользователя: «в основу наименования человека, приходящего в библиотеку, должен быть положен какой-то характерный признак, отличающий его роль от его же положения в других социальных институтах. Введенный с легкой руки составителей Федерального закона “О библиотечном деле” термин “пользователь” ни в коей мере не отвечает такому требованию: пользователями мы бываем где угодно.

Между тем в поезде или в самолете мы — пассажиры, в магазине — покупатели, в театре — зрители, в банке — вкладчики, в химчистке — клиенты, на почте — отправители, подписчики, получатели, в суде — истцы, ответчики, свидетели, в милиции — жалобщики, задержанные, в тюрьмах — заключенные, в более благоприятных случаях — подследственные и т. д. … Бываем туристами, охотниками, пациентами, абитуриентами, прохожими (и случайными) — несмотря на свои конкретные признаки. Почему же мы так легко, без боя, отдали родное понятие “читатель”? К лицу ли нам, работая в библиотеке, не иметь собственного определения? Ведь довод оппонентов, что в библиотеке не только читают, но и смотрят, слушают и т. п., получают не только книги, но еще кое-что, — довод этот несостоятелен. На выставке товаров в магазине присутствуют все же покупатели, в театральном буфете — зрители, а в вагоне-ресторане — пассажиры. … Число функций и состояний человека растет, но здесь идет специализация, а не унификация»[9].

Кроме приведенных соображений, можно отметить и три других нюанса: а) слово «пользователь» в результате прямолинейного сопоставления с английским «user» приобрело довольно-таки комичный и даже анекдотический оттенок, относящийся скорее к миру компьютеров, чем к библиотечному делу; б) если читатель еще может интересоваться судьбой книги, путями ее распространения и работой библиотек, то пользователю нужна только информация — об улучшении отношения к библиотеке речь в данном случае явно не идет; в) термин «пользователь» — это неуважение и к читателям, и к собственной профессии: пользуются туалетной бумагой, а книги все-таки читают.

Таким образом, в целом можно заключить, что «списывать» понятия «библиотека», «библиотекарь» и «читатель» действительно рано — они гораздо точнее отражают общий смысл и образ профессии, чем все «новомодные» термины.

Примечания



[1] Abbas J. The Library profession and the Internet: Implications and scenarios for change. — URL.: http://mirrored.ukoln.ac.uk/lis-journals/review/review/5/abbas.html; Chase R. L. Knowledge navigators. Changing practice of librarians // Information Outlook. 1998. Sept., № 2. Р. 17—20; Ho D. An Advocate for teens: the Young adult librarian. — URL.: http://www.liscareer.com/ho_yal.htm и др.

[2] Dederer C. A Librarian is making a big noise // New York Times. 2003. 9 oct.; New librarian action figure gets flak for Shushing motion // USA Today. 2003. 8 sept.

[3] Adams K. C. Loveless Frump as hip and sexy party girl: a re-evaluation of the old maid stereotype // Library Quarterly. 2000. Vol. 70, № 3. P. 287—301.

[4] Lenzini R. T. The graying of the library profession: a survey of our professional association and their responses. — URL.: http://www.infotoday.com/searcher/jul02/lenzini.htm

[5] Азарова В. А. Обслуживание читателей: техника профессионального поведения библиотекаря: моногр. Самара, 1998. С. 59—60; Деревянко Е. Навигаторы знания: будущее библиотечной и информационной профессии // Библиотековедение. 2000. № 2. С. 8—11.

[6] Дворкина М. Я. Библиотечное обслуживание: новая реальность. Лекции. М., 2003. С. 40.

[7] Фонотов Г. П. Таков он, библиотекарь: популярная беседа в форме диалога для библиотекарей и не только... М., 1997. С. 141.

[8] Danner R. A. Redefining a profession // Law Library Journal. 1998. Vol. 90 (3). P. 315—356.

[9] Фонотов Г. П. Указ. соч. С. 10—11.




Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru