Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Владимир Малягин: "Главный талант, который Господь дает каждому человеку, это сама жизнь. Никто не может честно о себе сказать, что у него нет никаких талантов" 20.07.2011

Владимир Малягин: "Главный талант, который Господь дает каждому человеку, это сама жизнь. Никто не может честно о себе сказать, что у него нет никаких талантов"

Драматург, прозаик, номинант Патриаршей литературной премии имени святых святых равноапостольных Кирилла и Мефодия 2011 года, главный редактор издательства "Даниловский благовестник", член Издательского Совета Русской Православной Церкви Владимир Юрьевич Малягин  о творчестве, о таланте, о книгах.

Владимир Юрьевич, есть ли критерии, по которым человек может понять, стоит ему вообще заниматься литературным трудом или нет?

Кто такой графоман? Это буквально «пишущий человек». Парадокс творческого акта заключается в том, что и графоман, и настоящий писатель, в том числе гениальный писатель, испытывают одно и то же вдохновение. Они его реально переживают.

Но вот дальше начинаются отличия. Настоящему писателю чаще всего писать тяжело, а графоман всегда получает удовольствие, когда пишет. Любитель от профессионала этим и отличается.

Если автор уже сложился, он четко знает о себе, стоит ему писать или нет. Для начинающих писателей первые отзывы профессионалов важны. Не надо сразу ждать славы. Слава и к великим нередко не приходит очень долго, а иногда и вообще при жизни не приходит. Слава – это не критерий. А вот отзывы людей, которым ты доверяешь, могут направить тебя, дать тебе оценку: стоит или не стоит. Если человек профессиональный, ответственный хвалит тебя за это произведение, значит там что-то есть.

Графоман – это человек, у которого отсутствует внутренний критик. Если пишущий человек спустя несколько дней может перечитать и увидеть свои ошибки, увидеть слабые места и исправить их, то его нельзя назвать графоманом. Графоману нравится всё, что он написал, и всегда. У него нет критического отношения к тому, что он создал.

Людям, которые начинают писать, я бы пожелал две вещи. Прежде всего, доверия к себе, потому что без доверия к себе нельзя писать. А во-вторых, доверия к мнению ответственных профессионалов.

Что такое талант?

Талант – это, конечно же, тайна. Я веду семинар по драматургии в Литературном институте. Тот самый семинар, который я сам когда-то заканчивал у Виктора Сергеевича Розова. Я поставил себе задачу дать студентам некое теоретическое обоснование их ремесла и теоретическое умение сознательно построить пьесу. Я хочу, чтобы к выходу из института они знали, что есть завязка – развитие – кульминация – развязка, знали, как строить образы героев. Я надеюсь, что человек внимательный этому научится. Но вдохнуть талант я ни в кого не могу.

Талант, как и всякий дар, от Бога. Главный талант, который Господь дает каждому человеку, это сама жизнь. Никто не может честно о себе сказать, что у него нет никаких талантов. Дан главный талант – жизни.

Что такое православная книга?

Это самый сложный вопрос, и он ещё долго в нашем православном сознании не прояснится до конца. На самом деле православная книга – это «Братья Карамазовы», это «Преступление и наказание», «Капитанская дочка», «Мертвые души». Это всё православные книги. Но нередко то, что называют сегодня православными книгами, к сожалению, не совсем соответствует этому названию…

Я никого не хочу обвинить в неискренности. Допустим, что искренне всё написанное нами. Но мы не доросли ещё как общество до осознания, что православная книга – это то, что говорит о Свете, о божественном в человеке. И совершенно необязательно, чтобы у нас животные Богу молились, и совершенно необязательно начинать свой рассказ с того, что в комнате висят иконы. Хотя они могут висеть: если они правда там висят, об этом можно говорить. Но педалирование «православных» деталей и предметов, внешнее обозначение веры – мало что дает и нам, и нашим читателям. Резюмируя, можно сказать: мы пока находимся в стадии первоначального погружения.

Нам надо от внешних признаков Православия, веры, христианства к сути подойти. А суть – это Любовь, Божественная любовь, частичка которой есть в каждом из нас.

Наверное, и у нас, в православном обществе, существуют разные слои культуры. И вполне возможно, что существует культура, которая что называется не для всех, а только для тех, кто может и, самое главное, хочет понять. И существует, вероятно, массовая культура, в которой легче использовать несколько внешних атрибутов, чтобы считать, что ты пишешь православные книги.

Это вопрос, который сегодня находится в развитии и в тяжелом творческом решении, многолетнем решении. Это вопрос не одного года, но каждого писателя.


Беседовала Валентина Курицина





Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru