Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Русская ментальность и предпринимательство  как источник богатства в дореволюционной России 19.07.2011

Русская ментальность и предпринимательство как источник богатства в дореволюционной России

Автор - Юрий Андреевич Вьюнов, профессор, заведующий кафедрой общественных наук и страноведения России Государственного института Русского языка имени А.С.Пушкина, член-корреспондент Международной Кирилло-Мефодиевской академии славянского просвещения.


Нравственное богатство народа

наглядно исчисляется памятниками

деяний на общее благо.

В.О. Ключевский

Отношение русского человека к таким понятиям, как собственность, богатство, душа, честь, слава и т.д., характеризуют многие народные пословицы и поговорки. Например, такие как: «Хороший хозяин – господин деньгам, а плохой – слуга», «Большие деньги – не от Бога, а от дьявола», «Лишнее не бери, карман не дери», «Пусти душу в ад – будешь богат», «Не хвались серебром, а хвались добром» и др. В этой народной философии заключён многовековой опыт людей, отражены идеалы, которые формировались на протяжении веков под влиянием разных, прежде всего, социально-экономических факторов и христианско-православной этики, став неотъемлемой частью русского национального характера, его духовных ориентаций.

Слова «Не хлебом единым жив будет человек, но всяким словом, исходящим из уст Божьих», на русской почве приобрели черты национального идеала, став важной часть русской ментальности, главное – преобладание духовно-нравственных ценностей над материальными. Это дало основание Ф.М. Достоевскому заметить, что русский народ, в отличие от западноевропейцев, не возводитземные ценности, например частную собственность, в ранг «священных». Он, говорит писатель, «оказался, может быть, единственным, который устоял перед натиском золотого тельца, властью денежного мешка». К богатству русский человек всегда относился с подозрением и недоброжелательством, считая, что любое богатство связано с грехом, что его нельзя нажить праведным путём и уж, вне всякого сомнения, нельзя разбогатеть, не нарушая закона. Не случайно у русских людей широко распространена поговорка: «Трудом праведным не наживёшь палат каменных».

Духовность, морально-нравственные начала человека выше меркантильности, более того, они противостоят ей. Известный актер и режиссер С. Юрский однажды в интервью журналу «Аргументы и факты» на вопрос о том, «Почему у нас люди не хотят быть богатыми, ведь желание быть обеспеченным человеком – это нормальное желание» ответил так: «Обеспеченным! Обеспеченный и богатый – это разные вещи… В Библии сказано – нельзя служить одновременно и Богу, и мамоне. Мамона есть деньги. И в России как-то само собой так получается, что люди подсознательно выбирают, кому им служить. И здесь есть еще достаточно людей, которые хотели бы служить Богу. Совершенно не обязательно, чтобы они всю свою жизнь проводили в молитвах. Нет! Но они свято служат своему Делу. И я знаю таких врачей, таких ученых, актеров, писателей. А возможность заработать для них отходит на второй план».

Отношение к богатству как явлению изначально греховному и несправедливому и к богатым как носителям этого греховного всегда вызывало у русских людей стремление заставить последних делиться, отдать приобретённое неправедным путём малоимущим.

Что касается собственно предпринимательского сословия как органичной части российского общества, то в этой среде не только высоко ценилось профессиональное умение и достоинство, но и действовал своего рода негласный кодекс чести, осуждавший, например, такие формы приобретения капитала, как спекуляция и ростовщичество. Показательным в этом смысле был девиз одной из влиятельных газет дореволюционной поры «Биржевые ведомости» гласивший: «Прибыль превыше всего, но честь превыше прибыли». К той части купеческого сословия, которую сами предприниматели называли «презренной» (перекупщикам, процентщикам, спекулянтам, стремившимся нажиться за счет махинаций и обмана), относились резко отрицательно. Один из крупнейших русских предпринимателей В. Рябушинский, например, писал по этому поводу: «В московской неписаной иерархии на вершине уважения стоял промышленник, ФАБРИКАНТ. Потом шел купец-ТОРГОВЕЦ, а внизу стоял человек, который отдавал деньги в рост… Его не очень уважали, как бы дёшевы его деньги ни были и как бы приличен он сам ни был. ПРОЦЕНТЩИК!» А один из представителей знаменитой купеческой династии Т.В. Прохоров в своих размышлениях «О богатении» так говорил о моральной ответственности богатого человека за приобретение и использование своего богатства: «Богатство-то хорошо, когда человек, приобретая его, сам совершенствуется нравственно, духовно, когда он делится с другими и приходит на помощь… Без средств, без труда, энергии не может пойти никакое промышленное предприятие, богатство – его рычаг… Вообще честное богатение… полезно, если наживающий богатство живет по-Божьему». И нужно сказать, что таких людей, как В. Рябушинский и Т. Прохоров, особенно во второй половине ХIХ в., становилось все больше. Исследователь истории русского купечества П.А. Бурышкин, и сам являвшийся его ярким представителем, утверждал: «Они (т.е. русские промышленники-предприниматели – Ю.В.) на свою деятельность смотрели не только и не столько как на источник наживы, а как на… своего рода миссию, возложенную Богом или судьбою. Про богатство говорили, что Бог его дал в пользование и потребует по нему отчета».

В России, в отличие от западноевропейских стран, не было цеховых торгово-ремесленных объединений и потому не получила развитие торгово-промышленная геральдика. Тем не менее русские предприниматели очень дорожили торговым знаком или именем своей фирмы, который становился символом качества, стабильности и надёжности. Интерес представляет наблюдение В. Рябушинского, который, говоря об отменном качестве товаров фабрикантов Морозовых, подчеркивал: «Вот это отличительная черта русского рынка: покупатель требует хорошего качества, предпочитая, несмотря на свою бедность, платить за него дороже. «Дорого, да мило – дешево, да гнило». Этим Россия отличается от Востока, который часто уж очень беден и поэтому берет дрянную дешевку, и от Запада, который богат, но в некоторых своих частях до того мелочен и скуп, что тоже набрасывается на плохой товар, если цены его прельщают».

Среди русских купцов не редкостью было и заключение торговых сделок под честное слово, без всяких бюрократических формальностей. Однако нарушивший когда-либо такой договор уже не мог рассчитывать на успешное продолжение своей предпринимательской деятельности. Он не только лишался в этом случае корпоративной поддержки, но и наказывался другими купцами при любом удобном случае. С таким человеком уже никто не хотел иметь дело.

Доверие, взаимопомощь, сплоченность, бережливость и крепкие религиозные устои особенно характерны были для предпринимателей-старообрядцев. Объединенные в сильные, разветвленные и богатые старообрядческие общины, имевшие широкую сеть предприятий в сфере закупки, сбыта и транспортировки товаров по всей стране, они представляли собой как бы огромное религиозно-коммерческое предприятие, основанное на взаимопомощи и взаимоподдержке. К числу предпринимателей-старообрядцев принадлежали многие известные торгово-промышленные династии России, среди которых и упоминавшиеся выше Морозовы и Рябушинские.

Таким образом, исторический опыт позволяет с уверенностью говорить, что православная этика совершенно не противоречит предпринимательской предприимчивости, как утверждают некоторые. Напротив, крепкие православные религиозно-нравственные начала в сочетании с личной инициативой, трудолюбием и профессионализмом на русской почве могут дать не менее значительные результаты, чем результаты представителей протестантской деловой этики на западе. Об этом свидетельствуют впечатляющие итоги экономического развития России в конце ХIХ– начале ХХ вв.

Названные нами характерные черты русского менталитета и связанное с ним отношение народа к понятиям богатства, добра, чести и справедливости, а также национальные традиции и православные христианские ценности, наряду с другими факторами, явились главными движущими силами отечественной благотворительности и меценатства. На средства русских предпринимателей строились и реставрировались многочисленные храмы, часовни, больницы, ночлежные дома для бедных, богадельни. Благодаря материальной и финансовой помощи российских предпринимателей было построено также немало школ, училищ, приютов, других образовательных и воспитательных учреждений. Так, на средства братьев Бахрушиных в Москве были построены и оборудованы Бахрушинская больница, Дом призрения для неизлечимых больных, Дом бесплатных квартир для нуждающихся вдов и учащихся девиц, училище для мальчиков и школа рукоделия для девочек. При финансовой поддержке Строгановых в 1825 г. было основано знаменитое Московское высшее художественно-промышленное училище («Строгановка»). В.А. Кокорев за свой счет создал в Тверской губернии Владимиро-Марьинский приют (Дом творчества) для русских живописцев, который стал одним из любимых мест отдыха и творчества многих художников. Сюда приезжали И. Репин, А. Куинджи, С. Виноградов и др. Активная и разнообразная благотворительная деятельность принесли широкую известность не только в России, но и за рубежом представителям другой известной династии русских предпринимателей – Демидовым. На их средства, например, был облицован прекрасным итальянским мрамором гигантский собор Санта Мария дель Фьоре во Флоренции, создан художественный музей и богатейшая картинная галерея, устроен дом для престарелых и сирот, осуществлялись многочисленные пожертвования и многое другое. До сих пор благодарные флорентийцы чтут память о русских предпринимателях Демидовых, в честь которых одна из площадей города названа Демидовскою.

Меценатство, забота об отечественной культуре (в частности, создание музеев, библиотек, художественных галерей, собирание различных коллекций и т.п.) – все это широко вошло в сферу интересов российских предпринимателей, особенно со второй половины ХIХ в. Так, московский купец А.И. Хлудов собрал огромную коллекцию древних русских рукописей. Семья Рябушинских внесла заметный вклад в возрождение русского церковного зодчества, в собирание богатейшей коллекции русской иконописи. Подлинной сокровищницей русского изобразительно искусства стала Третьяковская галерея, созданная братьями П.М. и С.М. Третьяковыми и переданная затем в дар городу Москве и народу. Предприниматели Щукины собрали прекрасную коллекцию западного искусства. Создание знаменитого Художественного театра связано с именем С. Морозова, на чьи средства было построено прекрасное здание в Москве, а с именем другого крупного русского промышленника – С. Мамонтова – связано основание частной русской оперы. Он помог также окрепнуть талантам художников М. Врубеля, В. Серова, В. Васнецова и многих других представителей отечественной культуры. Один из братьев уже упоминавшихся здесь Бахрушиных, Алексей Александрович, создал крупнейшую в России коллекцию по истории русского и западноевропейского театра. В 1913 г. он безвозмездно передал свое уникальное собрание (около 12 тыс. экспонатов) Императорской Академии наук, а прекрасное здание музея и усадьбу, которую современники называли «Театральным Версалем», подарил городу Москве. Этот замечательный перечень можно продолжать достаточно долго. Однако и названные здесь примеры убедительно показывают, что из среды русских промышленников и купцов вышли люди недюжинного ума и таланта, которые активно участвовали в общественной жизни страны, а главное – действовали во благо своего народа и Отечества, внесли заметный вклад не только в экономическое, но культурное развитие страны.

В конце ХIХ – начале ХХ вв. деятельность целого ряда отечественных предпринимателей дополняется мерами по непосредственной социальной защите рабочих. И делалось это не только из чувства милосердия и сострадания, желания облегчить тяжелую жизнь трудового люда, но и, конечно, из осознания важности решения проблемы квалифицированной и социально-благополучной рабочей силы – залога успешного и конкурентноспособного производства.

Однако мир русского предпринимательского сословия в рассматриваемое нами время не был лишен и многих недостатков, непривлекательных и даже отталкивающих сторон. Ради исторической правды, а также для того, чтобы избежать в настоящем и будущем повторения этих негативных моментов, необходимо знать их, а главное – понимать причины, породившие эти недостатки, тем более что они детерминированы особенностями русской общественной жизни, всем ходом исторического развития страны. Прежде всего заметим, что практически на всех исторических этапах прослеживается тесная связь предпринимательства с госструктурами, властью. Именно государство, а не частный капитал, особенно со времен Петра I, выступает инициатором развития промышленности и торговли. Вмешательство государства в экономическую жизнь носило в России во все времена не только постоянный, но повсеместный и жёсткий характер. В результате этой гипертрофированной роли государства сформировались такие негативные особенности российского предпринимательства, как слияние своекорыстных интересов государственных чиновников и частного бизнеса. Отсюда и стремление предпринимателей (разумеется, не всех, но многих) достичь экономического и финансового успеха не за счёт совершенствования производства, улучшения организации работы, профессионализма, а за счет получения выгодных заказов, различных льгот и преференций, подкупа чиновников-бюрократов. Подобный характер отношений, процветание коррупции нередко способствовали быстрому обогащению и сколачиванию за короткое время многомиллионных состояний. Это, в свою очередь, порождало такие отрицательные черты, как лицемерие, паразитизм, мошенничество, безумное мотовство и безудержные кутежи представителей купеческого сословия: что легко досталось, то не дорого ценится. В сочетании с некоторыми чертами русского национального характера (щедростью, открытостью, лихостью, расточительством, беспечностью и др.) все это часто приводило к удивительным, порой просто абсурдным поступкам. Вспомним, как у А.Н. Островского в пьесе «Горячее сердце» богатый купец Хлынов от полноты чувств велит поливать улицы города шампанским.

К числу отрицательных черт, присущих представителям предпринимательского сословия, относились также невежество, деспотизм, жестокость, страсть к наживе, нечестность. Эти и другие недостатки и неприглядные стороны купеческого сословия были вызваны многими причинами, но прежде всего отставанием в развитии экономических и социальных структур российского общества в условиях самодержавно-крепостнического строя, особенностями формирования самого предпринимательского сословия (как правило, на начальном этапе из числа крепостных крестьян), подневольным трудом работников и дешевизной рабочей силы, а также низким уровнем общей и правовой культуры.

Как видим, перечисленные причины – следствие тех условий общественной и экономической жизни, которые существовали в России на протяжении веков. Только позднее, в последней трети ХIХ – начале ХХ вв., по мере изменения общей социально-экономической ситуации, начинают складываться основы современной профессиональной этики и культуры российского предпринимательства. Важное значение имело, естественно, и повышение уровня образования, общей культуры самих предпринимателей, многие из которых к этому времени являлись представителями третьего, четвертого, а то и пятого поколений российских купеческих династий. Так, если основатель демидовской династии Никита Демидов вышел из крестьян и был простым неграмотным кузнецом, то его правнук П.Г. Демидов, владея громадным состоянием, всю жизнь провёл в научных трудах. Он был ученым-натуралистом, прекрасно знал математику, физику, минералогию, литейное производство, являлся одаренным литератором, любил музыку.

Трагические события, связанные с Октябрьской революцией 1917 г. и Гражданской войной, прервали естественное эволюционное развитие России, а последовавшая за ними ликвидация предпринимательского сословия уничтожила и многие плоды его труда, включая богатые традиции благотворительности и меценатства. В течение нескольких лет исчез целый социальный слой профессионалов-предпринимателей, который трудно и мучительно формировался в России на протяжении веков.

При решении политических и экономических задач, сколько сложны бы они ни были, нельзя пренебрегать национальными особенностями и традициями, составляющими корневую систему любого народа, их надо учитывать при любых социально-экономических преобразованиях. В том числе и те, о которых речь шла выше и которые заявлены в названии данной статьи.




Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru