Издательский Совет Русской Православной Церкви: Простое счастье Виктора Потанина

Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Простое счастье Виктора Потанина 17.08.2022

Простое счастье Виктора Потанина

Интервью известного писателя, лауреата Патриаршей литературной премии Виктора Потанина, отмечающего 85-летие.
Накануне своего юбилея Виктор Потанин стал гостем клуба «От первого лица». Встречи в таком формате регулярно проходят в редакции Издательского дома «Новый мир». На встречу писатель пришел со своей женой, Людмилой Александровной. Журналисты узнали об истоках писательского вдохновения, творческой «кухне», литературной студии и о многом другом. Модератором встречи выступили президент клуба и руководитель ИД «Новый мир» Александр Николаевич Скорбенко.

Главное – поиск души

– На пороге своего юбилея обычный человек оглядывается назад, оценивает то, что получилось, а что нет. Однако известный писатель – человек необычный. Виктор Федорович, хочется ли вам подводить итоги или все-таки строить планы?
– Есть дни солнечные, наполненные голубизной и солнцем, а есть дни хмурые. И как раз юбилей для меня – это хмурый, ненастный день. И я в этом не одинок. Недавно по ТВ была передача про Александра Ширвиндта, где он рассказывал, как сбежал со своего юбилея на рыбалку, как ему там было хорошо. И как плохо было в театре, когда друзья его взяли «в тиски» и начали говорить комплименты… А почему хмурый день? Потому что есть бессонные ночи перед юбилеем, унылые, бесконечные, когда человек спрашивает себя: кто он, что он сделал для других, как выглядит его жизнь хотя бы глазами земляков. И вот такие мысли, конечно, и меня терзают. Большое утешение дают книги, которые вышли из твоего сознания, но этого мало. Есть дневники великих писателей – Толстого, Достоевского, которым было по 60 лет, а мне уже 80 с хвостиком, – при этих словах Виктор Федорович грустно улыбнулся.
– Хочу сказать, что человек всегда в сомнениях, в раздумьях о том, как ему жить дальше. И русская классика именно об этом – о поиске души в этом космосе.

Что было, когда Интернета не было?

Для некоторых – счастливых – людей Виктор Потанин стал учителем. И речь не о том, что всякая большая литература нас чему-то учит, нет, он стал учителем в прямом смысле этого слова. В 1995 году в нашем провинциальном городе случилось чудо столичного масштаба: в КГУ открылась литературная студия писателя с мировым именем – Виктора Федоровича Потанина. Годы были тяжкие, но молодежь, пусть полуголодная, оставалась молодежью и тянулась к творчеству. Как говорится, Интернетов-то не было. Первые студийцы собирались в здании историко-филологического факультета. которое расположено у Вечного огня. Это были Николай Андрюшкин, первый староста студии, Алексей Самаев, Светлана Неустроева, Татьяна Ивина, Андрей Чирков, Алексей Сельницын и другие ребята. Впрочем, они сейчас уже очень уважаемые и именитые взрослые. Восемь человек из воспитанников Потанина стали членами Союза писателей. Остальные тоже стали очень успешными людьми, реализовались в ремесле и творчестве, а главное – и в том нет сомнения – выросли людьми с прекрасной душой. С таким учителем иначе быть не могло.
– Виктор Федорович, вы гордитесь этим проектом, литературной студией?
– Гордиться этим нужно и можно. Ведь некоторые ребята ходили в студию по много лет и, можно сказать, уже при мне и полюбили литературу. На последнем съезде Союза писателей России в адрес нашей студии было сказано много приятных слов, меня попросили дать интервью для некоторых федеральных изданий. И съезд принял решение распространить опыт Курганского госуниверситета на всю Россию. Письма и методички с моими словами были разосланы по всем университетам. Конечно, я горжусь. Сейчас студии в том традиционном виде уже нет, но я всегда на связи со своими студийцами. Конечно, не каждый из моих питомцев (и это моя суровая оценка), даже если он пишет грамотные стихи и прозу, может считаться писателем. На мой взгляд, писателем может считаться только тот, к кому прикоснулся Он, наш Творец. Без этого прикосновения, хоть убейся, настоящего писателя не получится… Писатель имеет дело с чувствами, с характером, с дуновением, мелодией языка. И от этого рождается проза. …На этом месте участники клуба «От первого лица» не выдержали, и в честь нашего мэтра раздались громкие аплодисменты!

О родном языке и родителях

– А откуда все-таки берется он, писательский слог?
– Это целая глыба, которая называется словом Судьба. Для того чтобы быть писателем, нужно глубоко вникнуть в родной язык. Этим надо жить. Я работал ответственным секретарем в газете «Молодой ленинец», но меня всегда тянуло в родную деревню, я всегда ждал выходных и уезжал туда. Я распахивал все форточки, чтобы слышать разговоры моей незабвенной бабушки, Екатерины Егоровны Селивановой, со своими подружками. И они целыми вечерами говорили о жизни. Это были целые рассказы и даже повести, а может, даже романы. А я сидел и как литературный воришка стенографировал эту великолепную устную речь. И это стало моим правилом на многие годы. У меня нет машины, я очень часто езжу автобусом. И разговоры людей я записываю в блокнотик, который у меня всегда с собой. Иногда от этих историй хочется плакать... А также на мой слог повлияла моя прекрасная и удивительная мама – Анна Тимофеевна Потанина, учительница русского языка и литературы. После ее ухода «озоновая дыра» в моей душе не зарастает. Она очень любила, когда я ей читал стихи, особенно военные, ведь мой отец был пограничником и погиб в первые дни Великой Отечественной войны. И всю свою жизнь я старался быть достойным своего отца. Моя роковая ошибка заключается в том, что у меня нет книги, где я бы написал «посвящается памяти моего отца – Потанина Федора Степановича». Я сейчас работаю над такой книгой, но пока не получается. Пока тускло и не соответствует масштабу моих чувств и моей любви к отцу, – Виктор Федорович на этих словах резко замолчал, и было видно, что, несмотря на целую жизнь, прошедшую с той войны, его душе всё еще нестерпимо больно... Помолчал, как будто отдавая дань памяти отцу. И всё-таки подытожил: – Думаю, что я формировался как писатель от материнской любви, от моих земляков, от прекрасной природы. А из писателей мне дороже всего слог Бунина, сейчас мне особенно дороги его стихи.

Писатель – это проповедник

– Виктор Федорович, культура сейчас, как и все почти сферы жизни, трансформируется. Для чего в России нужны писатели? Что они могут сделать и что должны делать? В чем заключается писательская миссия?
– Писатель – это проповедник в самом высоком смысле. Если убрать проповедников и храмы, то не будет России. С православия все началось и православием продолжается. Я очень был взволнован, когда мне присудили Патриаршую премию, ведь жюри рассматривает писателей всех православных стран. Если сказать просто, то литература – это огромная часть, скорее всего, 2/3 нашей духовности. Говорят, что самое главное – экономика. Но самое главное – это духовность, а корень этого слова – «душа». Главная задача писателя заключается в том, чтобы писать правду. Россию никто никогда не побеждал и не победит. И именно об этом и должен говорить русский писатель.

Великое русское слово

– Творческая «кухня» – это нечто сокровенное. Как строится ваш день и чему вы уделяете внимание кроме литературы?
– В последние годы уделяю много внимания своим дневникам. Я старался записать истории всех людей, особенно долго живших, из моих родных сел. Я очень подробно записывал их жизнь, которую они мне рассказывали тем неповторимым, уникальным языком, о котором так великолепно сказал наш земляк Югов в книге «Дума о русском слове». Вспоминаю 2007-й, он был объявлен Годом русского языка, который открывался в городе Белгороде. Тогда там собрались языковеды из нашей страны, Белоруссии, Украины. От Москвы ленточку разрезал Василий Лановой, а от лица российских писателей ее разрезал я. И вечером я читал доклад о языке, наверное, потому, что я земляк Югова. Это была огромная ответственность, так как в зале сидели академики, писатели, ученые, а мне пришлось вещать о том, как сохранить великое русское слово. Это потом было все напечатано в журнале «Современник». У нас был пленум на эту тему, а основной доклад делал председатель Академии российской словесности Валерий Ганичев, а содоклад на тему «Язык художественной литературы» делал снова я. Это большая ценность – не испорченный, родниковый русский язык. Поэтому я не сдаюсь, несмотря на старость, хоть и хожу уже на трех ногах, – я про трость свою говорю. И главная надежда и мечта у меня сейчас – написать книгу об отце чистым и хорошим языком. В нашем родном городе я тоже открывал Год русского языка в военном училище. И когда курсанты узнали, что мой отец был пограничником, то слушали мой рассказ о нем стоя.

О компьютерах, гаджетах и чернильной ручке

– Как у вас складываются отношения с современной техникой?
– Я, к сожалению, не дружу с электроникой, не работаю на компьютере. В какой-то период начались проблемы со зрением, и сейчас глаза очень быстро устают. Меня прооперировали и дали возможность видеть, как цветет сирень, зеленеют деревья, какого цвета вода в Тоболе, но все равно это неполноценное зрение. А мой рабочий день заключается в том, что я сам себя лечу. Для меня высшая медицина – чистый лист бумаги и чернильная ручка. Это меня успокаивает, и каждое утро я что-то пишу. Это может быть рассказ, запись в моем дневнике, штрих к портрету, когда я встретил нового человека. Для меня писание – это способ жить. И от этого мне уже никуда не деться.

«Моя жена — мой камертон»

– Виктор Федорович, а как вы понимаете, что рассказ или книга получились, как вы это чувствуете?
– Есть простые рецепты. Когда была жива моя мама, а она была прекрасный лингвист с большим и чутким сердцем, то любой завершенный рассказ я непременно читал ей. Самым главным комплиментом было, когда я видел в ее глазах слезы. Тогда я считал, что у меня получилось. Сейчас я читаю свои рассказы моей супруге, Людмиле Александровне, она филолог, вела Литературу в училище культуры, была корректором и литературным секретарем. Она – мой камертон. И я хочу сказать, это абсолютно верно, что за успехом мужчины всегда стоит великая женщина. И вновь – аплодисменты от журналистов «Нового мира», теперь уже в честь музы и жены Виктора Потанина.

О нравственной цензуре

– Вы много работали с носителями языка, которые были уже немолоды, много записывали с их слов. Сейчас молодые авторы привносят в литературу новые слова, молодежный сленг. Это обогащает или оскудняет наш язык?
– Да, это проблема. Сейчас выходит довольно много книг, но их пишут, никого не хочу обидеть, посторонние от литературы люди, просто они платят за это деньги. Если вы придете в любое московское издательство (мои слова абсолютно правдивы), то первым вопросом будет не «о чем ваша рукопись», а «есть ли у вас деньги». Об этом могут спросить более деликатно, но смысл именно в этом. А если нет денег, то зачем ты пришел? Просто так мы ничего не издаем. И это касается не только Москвы. Нет денег – нет литературы, пусть даже это новый роман «Разгром»… Да, появляется много новых терминов, «постмодернизм» и так далее, но мое личное мнение, что все эти термины придумывают люди, которые не особо талантливы. Им хочется брыкнуть левой или правой ножкой, чтобы их заметили. Все это нужно пером хорошего литературного редактора вымарывать. И здесь хочется поговорить о цензуре. Она нужна, но особенная – нравственная. Чтобы в литературе не было мата, дурной лексики. Это касается и нашей писательской организации, ведь мы сейчас не обсуждаем рукописи. Это сейчас не принято, считается вмешательством в личность и антидемократичным методом.

О творческом секрете

– В чем заключается ваш творческий секрет, что помогает вам творить?
– Ответить на этот вопрос сложно. Мою книгу «Даже не верится...» издал детский фонд имени Альберта Лиханова. Он много сделал для нашего города, для наших библиотек. А секрет – в моем прошлом, в моей матери, в моей прекрасной жене, в моей семье, в моих друзьях. Ведь, читая их произведения, я вижу, как следует отделывать фразу, отделывать слово. И секреты в том самом языке, который окружает меня в Утятке, в Нагорке, в Глядянке и в Кургане. Искренняя любовь и страсть к русскому языку – вот мой секрет.
– Как вы отвечаете самому себе на вопрос о счастье? Считаете ли себя счастливым человеком и почему?
– Если сказать кратко, то счастье в моем понимании – это путь к счастью. А поиски этого пути – самые разные. Расскажу вам, как на исповеди. В жизни я мечтал когда-то стать журналистом, а еще хотел стать актером. Так вот, во время учебы в пединституте я участвовал в деятельности драматического кружка, играл в спектаклях на нашей курганской сцене. Наш драмкружок был очень сильным, и нас приглашали... Конечно, я выступал не в главных ролях, но тем не менее я был счастлив! Еще я был счастлив, когда в «Молодом ленинце» опубликовали мой репортаж «Хозяева синих высот». Там я написал о летчиках, которые служили в нашей санитарной авиации. Помню, раскрыл газетный разворот, а там мой репортаж, подписан: автор – Виктор Потанин. Это было безмерное счастье! Я был счастлив, когда родился сын, когда родилась дочь, когда появились внуки. И мои книги, пусть не всегда идеальные, – это тоже частичка счастья. Конечно, я – счастливый человек! И продолжаю быть счастливым. По сложившейся традиции клуба гость на память оставил автограф с пожеланиями газете «Новый мир» и сфотографировался на память с сотрудниками редакции.

В тему. Общий тираж изданных книг Виктора Потанина – более семи миллионов экземпляров. Наиболее известны «Подари мне сизаря», «Наследник солдата», «Шальная весна», «Пристань», «Ради этой минуты», «Слышит земля», «Над зыбкой», «Ожидание моря», «Память расскажет», «Тихая вода», «Когда прошли дожди», «Сельские монологи», «Поздний гость», «Украденная жизнь», «Белые кони». Его «Короткие повести и рассказы» в 1999 году переведены на все основные европейские языки. В издание «Шедевры русской литературы ХХ века» наряду с произведениями А. Чехова, И. Бунина, М. Булгакова, И. Шмелева, Ф. Искандера, В. Распутина включена повесть нашего земляка В. Потанина «На чужой стороне», а рассказ «Ираклий» вошел в «Антологию русской литературы», изданную во Франции. В литературе Виктор Фёдорович начинал с рассказа и сразу зарекомендовал себя мастером этого жанра. Его литературными учителями были Чехов и Бунин, из современников – Юрий Казаков. В 2007 году в Кургане было издано пятитомное собрание сочинений Виктора Потанина, за которое ему во второй раз была присуждена литературная премия имени В.М. Шукшина. В 2016 году Виктор Потанин стал лауреатом Большой литературной премии Союза писателей России за книгу «Ангел мой». В повестях, рассказах Виктора Потанина – красота и боль нашей малой родины. Герои произведений неотделимы от истории родного зауральского края. Они помогают друг другу в тяжёлые годы войны, ищут своё место в мирной послевоенной жизни, приспосабливаются к существованию в годы перестройки и постперестройки. Виктор Потанин рассказывает о людях, душу которых понимает. Он знаком с ними. Все они живут напряжённой, сложной душевной жизнью, все они бесконечно добры и не терпят фальши, зла, несправедливости.

Автор: Василий Малухин, фото Николая Пушилина

Источник




Лицензия Creative Commons 2010 – 2022 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru