Издательский Совет Русской Православной Церкви: Крылья души

Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Крылья души 27.08.2021

Крылья души

Творческая работа лауреата конкурса «Лето Господне» Киры Василенко (г. Алматы, Казахстан). 

Наступила весна. Погода в этом году стоит необыкновенно теплая. Воздух наполнен свежестью и прохладой. Утренние лучики солнца освещают уставшую от зимы землю, а в воздухе не умолкают трели птиц, радостно и наперебой вещающие о пробуждении природы. Какие же они счастливые! Могут летать, куда хотят. Они свободны. А у нас — снова карантин. Уже год, как нас не пускают в школу. Учимся по интернету, нет возможности видеться и общаться с одноклассниками. Но есть книги… книги, дающие душе крылья.

Недавно прочитала произведение «Лето Господне» Ивана Шмелева. Этот роман оставил неизгладимый след в моей душе. Шмелев очень красиво описывает природу.

Сначала было просто интересно познакомиться с образом жизни людей, узнавать, как раньше отмечали и проживали праздники.

Сейчас многое утеряно. Но когда начался раздел про скорби, я ловила себя на мысли, что меняются условия жизни, а люди, как и во все времена, продолжают испытывать и скорби, и радости одинаково. Мне очень хотелось, чтобы отец Вани поправился, но случилось иначе. Было тяжело читать этот отрывок.

Солнечные лучи наполняют мою комнату необыкновенным сказочным светом. Подхожу к окну, и мысли уносят в те беззаботные дни, когда мы с дедушкой гуляли по городу. Я бегу впереди, а он, прихрамывая, еле поспевает за мной. На улице май. Вокруг все распускается и цветет. На клумбах — разноцветные тюльпаны: от нежно-розовых до бордовых, и среди них, как солнышки, — ярко-желтые. В воздухе — аромат сирени. Легкий ветерок тоже куда-то очень спешит. Мы с дедушкой идем по аллее. Приближаемся к перекрестку, дед берет мою маленькую ручонку в свою крепкую и могучую, и мы продолжаем путь. Доходим до батутов, он отпускает меня на аттракционы, а сам тихо садится на лавочку рядом и ждет меня. Я прыгаю, катаюсь, и внутри так радостно, радостно… Потому мы снова гуляем. Любимым местом наших прогулок был парк у Вознесенского собора. Кормили голубей. Их очень много, они крупные и сытые, с лоснящимися перышками, со всеми оттенками серого цвета, а у иных черные крылья с красивыми белыми кончиками. Однако мое внимание быстро оставляли голуби и перехватывали продавцы сладостей. Я знала, что дедушка не может мне отказать, и я безусловно получу вкусно пахнущую, воздушную сладкую вату.

Иногда кажется, что это было вчера.

Но увы… все кардинально изменилось. Последние три года дедушка не встает. Лежит он в отдельной комнате, там всегда очень тихо и слышен только стук часов. Обстановка в его комнате очень напоминает ту, которую описывает Шмелев. В ясную, солнечную погоду шторы наглухо закрывают, потому что свет усиливает головные боли. Чаще всего днем дедушка спит, а когда просыпается, то, приоткрыв глаза, смотрит куда-то задумчивым взглядом. О чем он думает, где его мысли, никто не знает. Болезнь его сильно изменила. Когда-то сильные и могучие руки высохли и стали почти детскими. Нога, которая раньше прихрамывала, совсем перестала его слушаться. Он стал совсем беспомощным, как ребенок. Как же хочется ему помочь, но вот только чем?

Настал Великий Пост. Из-за карантина службы снова запрещены. В понедельник мама берет книжку с каноном Андрея Критского, включает на сайте службу митрополита, а дедушка тихо лежит на своей кровати. В какой-то момент на его бледном, измученном болезнью лице появляются слезы. Он тихо плачет, и в этом моменте мне почему-то напоминает свечку. Я точно знаю, что это плачет душа. Сейчас и мама, и дедушка, и я, все повторяем:

— Помилуй мя, Боже, помилуй мя!

Это самые понятные для меня слова канона — «Помилуй мя, Боже, помилуй мя!»

Дедушка плачет, и мне хочется плакать, но я держусь.

В описании Великого Поста Иваном Шмелевым каждой клеточкой ощущаешь наступление чего-то великого и значительного. Меняются занавески, посуда, закрываются мясные и колбасные лавки — все происходящее указывает на наступление особого, необычного времени — покаяния. Великий Пост. В наше время никто уже не называет великопостную службу с покаянным каноном ефимонами, а раньше, у Ивана Сергеевича, она называлась именно так.

Масленицу не выгоняют с помощью горячего кирпича и мятки, мясные отделы работают, посуду не меняют. Не обязательно перед Чистым четвергом убираются храмы и дома. А после службы приносят огонечек домой и выжигают крестики. На Благовещенье голубей выпускают после праздничной Литургии, около храмов.

Когда я была совсем маленькой, мне казалось, что кулич, пасхальные яйца — это и есть самое важное и необходимое, что нужно для встречи Пасхи. Сейчас уже не помню, в какой момент впервые появилась в сердце неизъяснимая радость от возгласа «Христос Воскресе!» — «Воистину Воскресе!»

Храм весь залит огнями, горит и светится. Он будто парит над землей. Ночная служба… Пасхальная заутреня.

Люди вливаются в крестный ход.

Литургия… Удивительная, неземная радость наполняет всего тебя изнутри, и кажется, весь мир вокруг ликует. Эта радость как стая прекрасных белоснежных птиц уже парит над всем миром! «Христос Воскресе!» — «Воистину Воскресе!»

 

Источник: журнал «Православное книжное обозрение»

 




Лицензия Creative Commons 2010 – 2021 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru