Издательский Совет Русской Православной Церкви: Возвращение к отчему дому

Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Возвращение к отчему дому 08.12.2020

Возвращение к отчему дому

Воспоминаниями о писателе Валерии Ганичеве, лауреате Патриаршей литературной премии, делится его дочь Марина Ганичева. 

Марина Ганичева – удивительно скромный человек. Такой она была и при жизни её знаменитого отца Валерия Николаевича Ганичева (1933–2018), более двадцати лет руководившего Союзом писателей России. Марина Валерьевна незаметно поддерживала и продолжает поддерживать весь строй, дух, основные мероприятия Союза писателей России.

***

– Марина Валерьевна, прочитала недавно Ваш рассказ «Вишнёвое детство» и поняла, что та теплота, которая ощущается во всём, что Вы делаете, это – из ДОМА, из семьи. Расскажите о Вашем родительском доме, о детстве.

– Да, был дом детства в Николаеве на Украине, на 4-й Военной улице, позже улица лётчика, героя Советского Союза Василия Гречишникова. Бабушкин Дом из ракушечника, в котором всегда было прохладно. Знакомая художница недавно подарила мне рисунок, где я, маленькая девочка, стою на пороге этого дома. Я приезжала туда обычно в июне и попадала обязательно на Троицу. Две ступеньки в дом – вниз, сошёл с крыльца, а там – запах свежескошенной травы, расстеленной по полу, а во дворе вход в небольшой садик, виноград, абрикос, огромный старый грецкий орех. Бабушка любила этот орех, как живое существо. Мама росла в этом доме, папа пришёл к маме в этот дом, и моё детство прошло там. Это была Новороссия, тогда ещё Новороссия, или большая-большая и единая страна Советский Союз.

Папа родился в Пестово, железнодорожная станция, тогда Ленинградской области (так у него написано в паспорте и это всегда было предметом его гордости, «Ленинградской», а теперь это Новгородская область и там есть теперь библиотека его имени). Отец был железнодорожником и его семью часто переводили, какое-то время они жили в Сибири, там прошло папино детство, в Марьяновке, там тоже теперь библиотека его имени. А с 1944 г. они переехали на Украину. Выучил украинский язык, переводил с него, сдавал экзамен в Киевский университет.

И в Николаеве, где жила мама, все говорили по-русски, хотя в школе учили и украинский, и знали его, знали украинские песни. И сейчас мы их поём, всё это для нас родное, единое и неделимое, я не учила язык, но песни тоже люблю, знаю, пою, а ещё люблю поэзию Бориса Олейника и Лины Костенко, многих и многих других. Сегодня в Николаеве не осталось ни одной русской школы. Русский язык не изучается вообще, а русскую литературу преподают в некоторых школах как иностранную. Но люди по-прежнему говорят по-русски. Хотя дети всё хуже знают его… Печаль.

– Это невозможно вместить, когда твою Родину раскололи…

– Папа до последнего часа переживал всё, что происходит на Украине. Он считал, что писатели и вообще люди культуры должны всячески работать над тем, чтобы поддержать идею восточнославянской цивилизации. У него и работа написана была на эту тему. Он всё время искал пути нашего сближения.

– Какие люди оказывали влияние на Вашу семью?

– Папа был знаком с людьми, которые оказали на него огромное влияние. Это Анатолий Никонов, главный редактор журнала «Молодая гвардия», который в то время был идеологически противоположен либеральным журналам. Никонов прошёл войну, со своей женой Ольгой Кожуховой они были людьми большой русской культуры. Общение с ними было целой школой. Мой отец был другом художника Ильи Глазунова, космонавта Виталия Севостьянова. Сергей Павлович Павлов, первый секретарь ЦК ВЛКСМ, Анатолий Сафронов… Все они были прорусски настроенные люди, то есть искали смыслы в русской истории, литературе, искусстве, думали о будущем России в контексте её целей и задач. В русской истории всегда были западники и славянофилы, либералы и консерваторы. Всё это, конечно, условные названия. Но и вокруг него, вокруг его друзей формировалось это поле русской мысли, мысли почвеннической, вектор движения был взят на Россию, её историю и внутренние силы.

Смешно даже думать, что это было какое-то националистическое движение, внутренне все они оставались людьми открытыми к другим национальностям, дружили с «национальными» писателями, художниками, музыкантами, это было содружество, построенное на взаимном уважении и интересе друг к другу. Такова природа не только советского человека, но и русского, да и никто «кровей» не считал. Главное было, любишь ли ты Родину. Как говорится, «раньше думай о Родине, а потом о себе».

Так что советский интернационализм имеет отношение к русскому характеру. Папа много издавал писателей всех республик, со многими дружил, встречался, обсуждал искренно, переживал и за их литературную судьбу…

– Как к Валерию Николаевичу пришла мысль именно фигуру великого адмирала Фёдора Ушакова вывести к нашему современнику?

– После университета Валерий Николаевич приехал в Николаев, город корабелов, где строились все корабли Черноморского флота. Здесь работали три огромных завода. Тридцать тысяч рабочих мест было на одном Черноморском, а сегодня только три тысячи. Корабли строили и выводили через лиман в Чёрное море. Там есть прекрасный музей кораблестроения в здании дома командира Черноморского флота. А перед ним шесть бюстов адмиралов-флотоводцев: Ушаков, Нахимов, Бутаков, Лазарев, Корнилов, Беллинсгаузен…

На этих землях ведь было Дикое поле, постоянные попытки турок захватить все эти земли, берег моря, турецкая крепость Очаков. Эти места связаны с подвигом народа по освоению новых южных земель. Об этом В. Ганичев написал в своём романе «Росс непобедимый». Им описаны все слои общества, которые участвовали в этом великом движении и открытии «полуденного», южного окна в Европу. Балтийское море – это северное окно в Европу, а Чёрное – полуденное, о чём говорил М.В. Ломоносов. Потом как-то всё больше и больше вырисовывался этот несколько забытый герой – Фёдор Ушаков. Папа стал искать материал, изучать научные издания, которые были выпущены в 1950-е гг. (именно тогда были опубликованы многие документы по южным экспедициям Ушакова), впервые поехал на Корфу в 80-х годах, работал в архивах, командированный от Союза писателей. В архиве Корфу ему принесли папку «Русско-турецкая оккупация». Он возмутился. Хранитель пожал плечами: англичане дали свою периодизацию. Англичане ведь никогда не забывают давать свою периодизацию, как в знаменитом фильме «Корабли штурмуют бастионы»: «и на каждом корабле турецкого флота всегда присутствовал советник – англичанин». Так они поступают многие столетия. Теперь вот база НАТО там, где произошли первые победы адмирала Ушакова, полководца Суворова, на Кинбурне и в Очакове…

Папа отдал 50 лет жизни своему герою, Ушакову, возрастал вместе с ним, «довёл» его до святости. Так мы говорим, а вообще это неправильно. На всё была воля Божия и он оказался на верном пути вместе со своим героем…

 

Читать полностью

 




Лицензия Creative Commons 2010 – 2021 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru