Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Отблеск вечного света 04.03.2020

Отблеск вечного света

Жил на земле, как ангел во плоти. Епископ Кронид (Мищенко). Жизнеописание. Проповеди. Воспоминания духовных чад. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2019.

Не только в далеком прошлом, в аскетические времена первых христиан, но и сейчас, в наше время, живут удивительно чистые, отзывчивые, одухотворенные люди. Вот, пожалуй, главная тема книги: путь к святости, способ стяжания мирного духа в условиях общественных преобразований второй половины ХХ века и стремительного развития техники. Жизнеописание епископа Кронида (Мищенко) дополнено его проповедями, а также воспоминаниями духовных чад. Материал уникальный, еще не известный широкому читателю. Раскрываются особенности жизни подвижника конца ХХ века, его выбор, подвиг и чудеса. Собранные свидетельства подтверждают неординарность личности епископа Кронида, его духовную силу.

Как-то раз послушник Игорь приоткрыл дверь и увидел невероятное: архимандрит Кронид стоял перед иконами, весь уйдя в молитву… Но стоял не на полу, а в воздухе… С такой детали, словно заимствованной из древнего патерика, и начинается повествование.

Родился будущий епископ в 1940 году в селе Кучиновка Черниговской области. Был назван Михаилом. Его детство напоминает детство многих, кто родился незадолго до начала Великой Отечественной войны. Жили очень трудно, иногда оставались без обеда, не хватало продуктов и хлеба. Но это не главное. Самое страшное событие заключалось в нескольких словах: отец не вернулся с войны. Точно такое же известие потрясло, например, детские годы поэтов Николая Рубцова или Юрия Кузнецова. Подобно Телемаку, сыну Одиссея, их лирический герой будет всю жизнь искать и жаждать встречи с отцом, а также со своей потерянной родиной, чудесной «долиной детства». Юный Михаил окажется радикальнее. Вместо того, чтобы писать стихи, нащупывая связь с погибшим отцом и родом, он примет решение – посвятить всю жизнь Богу. Приблизиться и войти в чертог Отца Небесного. Так от земных и творческих исканий он устремит свой корабль прямо в небеса.

До пострига в Троице-Сергиевой Лавре будет служба в армии, работа на производствах в Чернигове. После смерти матери в его домике будут жить схимонахиня Модеста и еще две послушницы – Надежда и Мария. Тайный монашеский скит – на обычной городской улице. Таковы реалии послевоенного советского времени, когда закрывали монастыри и храмы. Раньше монахини жили в Домницком Рождество-Богородицком монастыре. В 1920-х годах обитель закрыли и превратили в колонию. В 1930-х годах здесь поселили детей-инвалидов, во время Великой Отечественной войны их расстреляли нацисты. Ненадолго открыв, в 1952 году монастырь вновь закрыли.

Вплетаясь в повествование, церковная история раскрывается на конкретных примерах из жизни и охватывает не только реалии того времени. Своим духовным складом будущий епископ тяготеет к подвижникам первых веков. Например, сюжет, когда он отнес свой подарок на именины тому, кто тоже нуждался, напоминает добрые дела святителя Николая Чудотворца. Только теперь это будет не мешочек золота, а матрац. «Жили вчетвером. Михаил в одной маленькой комнатке и схимонахиня Модеста с двумя другими – во второй комнате. Сам сколотил себе спальное место, застелил тонким одеяльцем. Как-то раз женщины решили позаботиться, подарить на день ангела матрац. Жили небогато, поэтому экономили на всем, чтобы собрать нужную сумму. Наконец, купили и спрятали до праздничного дня. Но он узнал об этом и стал настойчиво просить: «Отдайте мне этот матрац сейчас. Очень нужно». Пришлось отдать. Миша взгромоздил матрац на свои плечи и понес. Куда? Болящей монахине Евлампии, которая жила неподалеку».

Особый эпизод повествования – едва возникшее влечение к семейной жизни. «Однажды и его сердце потянулось к девушке. Дело шло к свадьбе, но душу юноши мучили сомнения. Вспоминал, как однажды в Киево-Печерской Лавре был на богослужении и увидел в глазах монахов отблеск вечного света». Монастырская жизнь или семейная? Михаил сомневался. Как-то раз по пути на свидание зашел в храм помолиться. Оттуда он уже вышел человеком, принявшим твердое решение во что бы то ни стало воплотить свою детскую мечту в жизнь. Тем самым здесь немного корректируется удобное и распространенное мнение – что, если есть сомнения по поводу монашеского призвания, проявляется расположенность и к семейной жизни, лучше в монахи не идти. По-разному бывает в жизни. И готового рецепта, одного на всех, получается, не существует…

В лирическом отступлении обосновываются причины такого выбора. Сложные духовно-психологические аспекты раскрываются через образы природы, понятные всем: «Но если любовь к Богу так сильна, что душа хочет принадлежать Ему безраздельно, без остатка? <…>Это трудно объяснить тому, кто не ощутил в себе мощный зов, когда все вокруг, кроме восхождения к Богу, становится несущественным. Когда жизнь видится как прямая линия, устремленная вверх. Ну как описать, к примеру, труд и радость подъема на горную вершину тому, кто никогда не занимался восхождением? <…> Был мальчик Миша, потом юноша Михаил. А стал инок Кронид».

Одна из главных тем, которая рассматривается в жизнеописании – пути достижения святости. Этот мотив будет разворачиваться на протяжении всего повествования. Подборка высказываний святых, примеры из жизни епископа Кронида, воспоминания и свидетельства – создадут достоверную и зримую картину. Во-первых, необходима решимость достичь святости. «Чтобы достичь святости, нужна только решимость», – говорил святой преподобный Серафим Саровский. Только решимость отдать себя в волю Божию. Это, казалось бы, так мало. И так много». Во-вторых – отзывчивость к радостям и нуждам других. «Он был всем для всех», – вспоминают про епископа Кронида. Наконец, подлинная молитва, не рассеянная и постоянная: «Молитвы была для него в прямом смысле, как дыхание. Он с человеком разговаривал и одновременно за него молился. <…> В дороге доставал карманную Псалтирь и читал. Иисусовой молитвой молился постоянно. С четками не расставался. Очень любил богослужение. В повседневной жизни довольствовался самым простым. Строго соблюдал монашеские обеты. Он был воплощение святости».

Такой характер владыки не все понимали и принимали. Некоторым он казался слишком простым и добрым. «Но тут надо сказать, что не всем он такой нравился». <…> «Слишком просто для архиерея…» Или: «Он, конечно, Божий человек, но очень уж доступен. А к прихожанам, к священникам как обращается? Танечка, Васенька, Толечка. Какая тут дисциплина? И доверчив сверх меры. Его обмануть легко».

А вот следующая фраза звучит как кульминация и важнейший итог. Читатель наглядно проследил путь праведника, вновь убедился в закономерности слов «Горе, егда добре рекут вам вси человецы» (Лк. 6, 26) – и подготовил себя к принятию определенного вывода. «…Но парадокс в том, что их невозможно победить. Не победить того, о ком одни с восхищением, а другие с непониманием говорят: «Он, конечно, человек Божий».

Смерть владыки оказалась не просто внезапной – невероятной. Ведь он никогда не жаловался на самочувствие, был радостным, энергичным, полным жизни. Уникальный материал, собранный в издании Свято-Троицкой Сергиевой лавры, повествует не только о праведном человеке ХХ века, но раскрывает и многие закономерности духовной жизни. Язык книги простой и одновременно образный. Жизнеописание и проповеди помогут внимательным читателям уклониться от зла и сотворить благо.

Анастасия Чернова



Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru