Радость откровения

Радость откровения 18.10.2019

Радость откровения

Апостол: Апостольские чтения воскресных и праздничных дней. Русский перевод и комментарии архимандрита Ианнуария (Ивлиева). Издательская программа Феодоровского собора, 2019.

Может ли слово воздействовать на реальность, изменять ее? Несомненно. Как говорил классик, «солнце останавливали словом, словом разрушали города». Однако для того, чтобы слово подействовало, обрело силу – оно должно быть услышанным и понятым. Его сокровенный, глубинный смысл должен дойти до сердец. Именно поэтому так важна и своевременна книга архимандрита Ианнуария (Ивлиева) «Апостольские чтения воскресных и праздничных дней. Русский перевод и комментарии», носящая на обложке краткое название «Апостол».

Собрание новозаветных текстов и размышлений архимандрита Ианнуария (Ивлиева) под одной обложкой публикуется впервые. Сюда вошли переводы воскресных или праздничных апостольских чтений, сопровождаемые комментарием. И то и другое архимандрит писал в течение пяти лет для журнала «Вода живая». Подобные размышления полезно изучать прихожанам, собирающимся на воскресную службу, а для священнослужителей они могут стать материалом для проповеди. Книга имеет гриф «Допущено к распространению Издательским советом Русской Православной Церкви». 

Само издание подготовлено коллегами и учениками отца Ианнуария – с теплым желанием почтить его светлую память. По словам протоиерея Александра Сорокина, ответственного редактора журнала «Вода живая», эта книга стала красноречивым свидетельством той «жизни с избытком», о которой отец Ианнуарий «столь талантливо и неподражаемо учил, писал и проповедовал».

Физик по первому образованию, он учился в Ленинградском государственном университете им. А.С. Пушкина, занимался физикой околоземного космического пространства. В 1979 году был пострижен в монашество. В 1981 году стал кандидатом богословия, в 2005 году – профессором Санкт-Петербургской духовной академии. Те, кто его знал, замечали, что «пир интеллекта» забыть невозможно, а еще, что у отца Ианнуария все обретало смысл. Знакомые тексты и привычные сочетания слов из «Священного Писания» начинали звучать по-новому.

Собственно, для этого и нужен перевод. Слово, пересаженное из почвы одного языка в другой, меняет не только лингвистические, но и культурологические очертания. Неслучайно экзегеза текста (или комментирование) в идеале считается научным процессом, а его перевод-толкование – это принципиально нечто иное: вдохновенное искусство. Не следствие профессионального обучения, но дар Божий.

Комментарии отца Ианнуария, проясняя исторические реалии, уточняют важнейшие духовные понятия. В результате нам становятся яснее мотивы поступков, психологические нюансы Священной истории. И тем непостижимее оказывается откровение Христа, выходящее за пределы земного человеческого опыта.

Например, «…мы редко задумываемся над тем разочарованием, которое постигло учеников Иисуса Христа в день Его крестной смерти. Крест! … Мы с трудом можем представить себе тот ужас, который в древности вызывал вид креста. “Даже слышать о кресте, – писал Цицерон, – унизительно для римского гражданина и вообще для свободного человека”. Только на этом фоне мы можем понять, насколько абсурдным для античного мира казалось утверждение, будто некто распятый является Господом и Богом, и что Его смерть возвещается миру как спасительное событие».

Иисус Христос предсказывает Свои страдания, но ученики никак не могут понять Его… Их занимают совсем другие проблемы – проблемы земной славы и власти. И вдруг – то самое откровение, потрясающе до глубины души. «Свидетели явлений ощущали не то, что доступно естественным чувствам всякого человека в любое время».

Восстановленный исторический контекст нередко помогает почувствовать самую суть, ядро, события. Размытый общий фон обретает яркие краски завершенной картины. Чем отличались иудеи, говорящие на арамейском языке, от иудеев-эллинистов? Оказывается, это важно для понимания шестой главы Деяний Апостолов. Тогда, как и сейчас, некоторые люди подозревали окружающих в презрительном к себе отношении. Вот и вдовы говорящих по-гречески иерусалимских христиан вдруг почувствовали, что при ежедневной раздаче пищи их обходят вниманием. Принципы апостольского разрешения острых социальных проблем, с одной стороны, могут послужить примером для тех, кто в наше время несет труды социального служения. С другой стороны, проступают и вопросы более общего, богословского, характера.
  
Например, а что такое служение? Только ли в делах церковных оно заключается? «В современном сложно устроенном человеческом обществе последователь Христа не должен ограничивать свое служение церковными делами. Служение может быть и работой в любой гражданской сфере занятости, в любой профессиональной деятельности, а также в семье», – комментирует отец Ианнуарий. Размышляя над чтениями из Апостола, мы выходим на новые уровни постижения духовной жизни.

«Конкретной плотью» обрастает значение и очень известных, вошедших в церковную практику, таинств. Чан с водой и младенец, исторгающий ликующий плач, мерцающая свеча в руках крестного. Все это крещение. В храме, или в водах источника, в реке – как, например, это делал Иоанн Креститель. Однако крещение – это еще и распространенная практика в Римском мире. Раб по той или иной причине мог менять своего господина. И в этом случае он подвергался обряду крещения «во имя» его нового хозяина. «Раба погружали в воду, произносили над ним формулу перехода во власть нового господина и нарекали его новым именем. Крещение означало переход к совсем другой жизни под властью другого господина».

«Русские переводы и комментарии» отца Ианнуария приоткрывают и особенности построения Священного текста, композиционные и художественные приемы. «Но теперь хвалимся страданиями, зная, что страдание ведет к терпению, терпение к стойкости, а стойкость к надежде», – читаем мы в 3-ю неделю по Пятидесятнице. «И здесь апостол прибегает к такому способу аргументации, который называется “цепочкой заключений”, – Поясняет отец Ианнуарий. – Вообще-то “доказательства” Апостола сами по себе нельзя назвать строгими логически. Но все построение отрывка, его торжественность, приподнятость придает ему характер убедительности и настроение радостной уверенности».

Три слова, по нашим подсчетам, встречаются чаще всего в комментариях архимандрита: радость, любовь и… привычка. Именно привычка мешает полнее соприкоснуться с открывшейся небесной реальностью. «Мы по привычке не даем себе труда задуматься над тем, насколько противоречит Евангелие тому, что есть в мире, тому, что мы знаем о нашем мире. А в мире действуют законы, известные нам со школьной скамьи. Это законы физики, по которым действие равно противодействию. Это законы биологии, по которым выживает сильнейших или самый приспособленный. Это законы этики и здравого смысла: «Без труда не вытащишь и рыбку из пруда», «Что посеешь, то и пожнешь…»

Подобные законы действовали и в религиозной жизни людей. На протяжении тысячелетий человек был убежден в том, что для получения земных и посмертных благ необходимо совершать определенные поступки. В язычестве – те поступки, которые угодны богам, воплощенным в силах природы, в ветхозаветном иудействе заслуженная награда ожидалась теми, кто исполнял Закон Моисея.

В «Русском переводе и комментариях» лейтмотивом будет звучать идея, впервые высказаннаяеще митрополитом Илларионом в «Слове о Законе и Благодати». И вот появляется некто, провозглашающий конец Закона! «Конец Закона – Христос!» (Рим 10: 04) «Нам трудно себе вообразить, какой смелостью должен был обладать человек, дерзнувший утверждать новые основы духовной жизни, шедшие вразрез со всей исторической практикой человечества, – подчеркивает отец Ианнуарий. – Евангелие чуждо человеческих мерок, но есть нечто абсолютно новое, прорывающее человеческие и земные масштабы». Законы порабощают. Любовь освобождает! Эта последняя истина открылась в Евангелии, обозначив конец «ветхого и привычного мира с его ветхими законами и ветхой историей».

Глубоко промыслительно, что когда-то архимандрит Ианнуарий занимался физикой околоземного космического пространства. От физического космоса он перешел к богословскому слову, сохранив интерес к неземным смыслам. И, при всей тонкости комментариев отца Ианнуария, создается ощущение, что автор не сконцентрировал все свое внимание только лишь на букве Писания. Он стремится донести не сухую сумму знаний, но учит слышать за буквами – Божественную Благую Весть. То самое Благовестие, которое должно распространяться и действовать среди всех народов до скончания века…


Анастасия Чернова




© 2010 Издательский Совет Русской Православной Церкви, Официальный сайт