«На нас сбылись слова Спасителя…»

«На нас сбылись слова Спасителя…» 01.04.2019

«На нас сбылись слова Спасителя…»

Жития новомучеников и исповедников Выксунской епархии / Сост. О. В. Дёгтева. Н. Новгород, 2018. 168 с. Илл.

Поиск биографического материала для составления полноценных житий святых ХХ века – новомучеников и исповедников Русской Церкви, пострадавших за Христа в эпоху советского антицерковного богоборческого террора, – одно из важнейших направлений работы церковных историков нашего времени. «По горячим следам» включения новых имен в Собор новомучеников и исповедников нередко пишутся лишь краткие «биографические справки», не являющиеся в полном смысле слова житием. Бывает и так, что даже столь лаконичное сообщение о новомученике невозможно составить на основе одной лишь информации из следственного дела, и нужны дополнительные кропотливые поиски в архивах.

Результаты этой научно-исследовательской агиографической работы довольно регулярно появляются на полках православных книжных магазинов. Выходят и многотомные сборники житий, и книжки по новомученикам отдельных епархий. К счастью, на наших глазах буквально из исторического небытия, куда их определила богоборческая карательная машина и советская идеология, возвращаются, входят в нашу жизнь люди, чей тихий и, как правило, незаметный в тех условиях духовный подвиг делает их истинными национальными героями. Это подвиг стойкого, до смерти, противостояния злому, беспощадному натиску цивилизации темного неоязыческого варварства в одеждах антихристианского материалистического «прогресса». Подвиг жертвенного страдания, благодаря которому Россия спаслась из богоборческого плена и получила шанс вернуться на свой исконный магистральный путь исторического развития как цивилизация христианская, православная и «третьеримская». Ибо направление земной истории задается всегда в мире духовном, в метафизическом пространстве, а массовый подвиг новомучеников, без преувеличения, – величайшее метафизическое событие XX века.

Книга «Жития новомучеников и исповедников Выксунской епархии», составленная нижегородским церковным историком и краеведом О.В. Дёгтевой, – это рассказ о десяти священниках, в разное время служивших на приходах Нижегородской земли (Выксунская епархия находится именно там). Некоторые из них вписаны также в Соборы новомучеников Московской епархии и Бутовских святых как принявшие мученическую кончину на Бутовском полигоне (священномученики Иоанн Тихомиров и Николай Зеленов). Пятеро же из этих десяти были арестованы и расстреляны в 1937 году как якобы участники горьковской (нижегородской) «церковно-фашистской диверсионно-террористической и шпионской организации».

Эта мифическая, вымышленная чекистами подпольная организация была, кажется, в годы Большого террора самой масштабной из всех сфальсифицированных в СССР «заговоров» «диверсантов и террористов в рясах». Громкое дело с многочисленными арестами несколько месяцев сопровождалось лживыми и крикливыми публикациями в местной прессе. Советские чекисты и журналисты независимо от нацистского пропагандиста Геббельса пришли к мысли, что чем чудовищнее ложь, тем легче массы в нее поверят. В рамках этого дела было фактически полностью арестовано духовенство, монашествующие и церковный актив из мирян Горьковской области. Руководил «фашистско-террористическим подпольем» с филиалами во всех районах области митрополит Феофан (Туляков) по заданию самого Заместителя Патриаршего Местоблюстителя Сергия (Страгородского). Через нижегородское духовенство НКВД подбиралось таким образом к фактическому главе Русской Церкви митрополиту Сергию, готовя его арест и уничтожение.
  
О масштабах этой зачистки говорит тот факт, что к концу 1938 г. в Горьковской области осталось только пять служащих священников и ни одного архиерея. К началу Великой Отечественной войны отправили в лагеря и этих последних. Всего по делу горьковской «церковно-фашистской организации» было расстреляно семь десятков священников, столько же дьяконов, два с половиной десятка монашествующих, 250 мирян, в тюрьме после допросов и, вероятно, пыток умерло еще более 40 церковнослужителей. Секретные расстрельные полигоны НКВД в Нижегородской области до сих пор не найдены, соответственно, и место, где покоятся мощи новомучеников, неизвестно.

Особенность книги «Жития новомучеников Выксунской епархии» – замечательный подбор иллюстраций и великолепная полиграфия на мелованной бумаге. Листая страницы издания, как будто погружаешься в мрачную атмосферу чекистских кабинетов и допросов арестованных. Целые развороты отданы под практически аутентичное, конечно фрагментарное, воспроизведение документов из архивных дел: ордеров на арест и обыск, анкет арестованных («род занятий – служитель религиозного культа поп»), протоколов допросов, машинописных копий приговоров. Записанные от руки вопросы следователей и ответы священников (иллюстрации передают даже цвет чернил), подписи чекистов и допрашиваемых, рукописные пометки о расстреле с датой – все это в первые минуты знакомства с книгой производит поразительное впечатление.

Почти все жития сопровождаются фотографиями новомучеников. Большинство их взято из семейных архивов. Самые обычные лица священников, жены, дети… В предисловии к книге епископ Выксунский и Павловский Варнава замечает, что страдания новомучеников ХХ века «славны тем, что они, в отличие от мучеников первых веков, к ним не готовились». Думается, это не вполне так. Конечно же, они видели, каким катком богоборческая власть давит Церковь, понимали, что гонители ставят их перед выбором – жизнь и довольство в обмен на отречение от Христа и что рано или поздно придется дать окончательный ответ, подписав его своей кровью. И были готовы к тому. Иначе бы не выстояли.

В записке, адресованной жене, один из героев книги, священномученик Михаил Гусев написал во время ареста: «Не плачь, не ропщи – тому времени быть. На нас сбылись слова Спасителя…» Русской Церкви от своего начала до XX века не довелось пережить гонения. Только через тысячу без малого лет пришло ее время испытать на себе слова Христа: «Если Меня гнали, будут гнать и вас» (Ин. 15:20). И сейчас буквально на наших глазах вновь доказывается истинность утверждения «кровь мучеников — семя Церкви».

До 1917 года в Русской Церкви было прославлено около 380 святых. Подавляющее большинство их – преподобные. До XX века русская православная цивилизация строилась на каркасе монашеской святости, возрастала терпением и вольным аскетическим страданием ради Христа преподобных отцов. Как писал в своей книге «Святые Древней Руси» Г.П. Федотов, «их идеал веками питал народную жизнь; у их огня вся Русь зажигала свои лампадки». К XX столетию русские люди перестали идти на свет, зажженный преподобными Сергием, Серафимом и сонмами других святых отцов. Вот тогда свыше, из горних сфер, и был запущен процесс обновления и укрепления несущей конструкции русской православной цивилизации. С XX века наша Церковь начала отстраиваться заново на каркасе новой святости, возрастать на терпении и вольном страдании за Христа новомучеников и исповедников, число которых на сегодня более 1700.

Урок, который мы должны усвоить из кровавой истории прошедшего столетия: если Россия не соберется у светильников этих новых столпов русского и вселенского православия – новомучеников и исповедников XX века, не зажжет от них лампады веры, не напитает их идеалом свою жизнь, – то ей, по-видимому, будет вынесен окончательный приговор. Ведь кровь мучеников не только семя христианства. Ею наполняется и чаша терпения Божия.

Наталья Иртенина




© 2010 Издательский Совет Русской Православной Церкви, Официальный сайт