Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Бегство из мегаполиса 16.10.2017

Бегство из мегаполиса

Рецензия на книгу писателя Владимира Малягина «Удивительные истории Петра Петровича, рассказанные им самим» опубликована в журнале «Православное книжное обозрение».

Сергей Есенин в одном из стихотворений 1920 года назвал себя «последним поэтом деревни». И именно здесь, многое в своем творчестве предчувствовавший, оказался не прав! Певцы ее, в стихах и прозе, были и после: Николай Рубцов, Валентин Распутин, Василий Белов, Борис Екимов, Федор Абрамов… Продолжил эту тему и Владимир Малягин, выпустив книгу «Удивительные истории Петра Петровича, рассказанные им самим». Книга вышла в издательстве «Даниловский благовестник», главным редактором которого является сам писатель, более известный не как прозаик, а как драматург и сценарист (в 1990-е годы, кстати, написавший для МХАТ имени Горького пьесу о Есенине).

Собственно, о 90-х годах века, теперь уже прошедшего, и рассказывает Малягин в своей повести. Точнее о том, как в самый разгар этого, как принято говорить, лихого времени некий Петр Петрович Свечкин, вполне себе успешный московский литератор, меняет трехкомнатную московскую квартиру… на дом в маленьком подмосковном поселке, куда и переезжает вместе с многочисленной семьей. Вроде бы от столицы не слишком далеко — всего-то 60 километров, однако, по представлениям москвичей, самая что ни на есть глубокая провинция. Этот оригинальный поступок семьи Свечкиных, неординарный в глазах других настолько, что паспортистка, выписывая семейство из столичной квартиры, долго не решалась поставить печать на документ, и стал стержнем сюжета книги. Книги, можно осмелиться предположить, во многом автобиографичной. Совпадений между книжным, но, по признанию Владимира Малягина, невыдуманным Петром Петровичем Свечкиным и его автором по ходу чтения обнаруживается немало. И тот, и другой родом из Сибири, оба — литераторы, драматурги. В одной из глав, ближе к финалу, Петр Петрович принимает предложение возглавить крупное монастырское издательство.

В своих «историях» Владимир Малягин затрагивает ставшую популярной в современной литературе тему дауншифтинга. В качестве литературной параллели здесь вспоминается прежде всего такой известный современный текст, как «Елтышевы» Романа Сенчина, «семейная сага», в которой семья, также переехавшая в лихие 90-е в провинциальную деревню, попадает в некое инфернальное пространство и постепенно вырождается и гибнет. Семейство же Петра Свечкина наоборот, адаптируется, быстро обживается и даже преуспевает.

Проблематику побега из большого города, с его скученностью, катастрофической ограниченностью личного пространства и неорганичностью пространства социального, помещена в центр романа в очерках «Москва-bad. Записки столичного дауншифтера» Алексея Шепелёва, одного из современных писателей поколения того же Сенчина. «В современной Москве нормальному человеку жить невозможно» — примерно такое резюме делает дауншифтер 2010-х годов, записки которого с историями Малягина роднит особый авторский взгляд — все же не такой негативистский, как в «Елтышевых» — с идущим от Гоголя и другой русской классики юмором. Свечкины же бегут не столько от мегаполиса, быт в котором их более-менее устраивает, сколько от реалий наступившей эпохи, пресловутого «беспредела» 90-х и прочих примет того времени.

Примечательно, что о жизни на вольном и чистом воздухе, на «своей» земле, Свечкины подумывали и раньше. И все же сама история переезда из Москвы в сельскую местность описывается Малягиным в главе с красноречивым названием «Свечкины прыгают в прорубь», имея в виду тот ошеломляющий эффект, который этот переезд, пусть и запланированный и тщательно подготовленный, произвел на жизнь всей семьи. Автор не идеализирует события и говорит о трудностях, с которыми пришлось столкнуться в начале нового деревенского бытия. Например, пробки по пути в Москву, где продолжал работать глава семьи и скорое его увольнение с работы из-за систематических опозданий. Или водопровод, хоть и централизованный, но в котором вода была чрезвычайно редкой гостьей. Однако герои Малягина не приходят в ужас от утраты столичного комфорта и столкновения с обычными реалиями глубинки. Автор придал Свечкиным спокойную философичность, способность мыслить глобально. Когда кругом покой и тишина, простор, чистый воздух, которым дышат их дети вместо столичного дыма и смога, стоит ли паниковать из-за проблем? Водопровод починили, Петр Петрович нашел работу в журнале, на которую ездить в Москву нужно было всего лишь раз в неделю. Не случайно на протяжении всего повествования ненавязчиво, но вполне определенно Малягин подчеркивает веру Свечкиных в Бога, их воцерковленность. Веру, которая проявляется в делах, в отношении к жизни и ее проблемам. В соседнем селе Свечкины помогали восстановить храм, собрали там церковный хор. Именно вера, по мысли автора, во многом помогает представителям этой необычной «ячейки общества» заслужить авторитет у местных жителей, с которыми Свечкины постепенно знакомятся. Аборигены проникаются к добровольным «дауншифтерам» доверием как раз потому, что те сделали свой выбор между столицей и селом в пользу последнего: «Соседям, конечно, нравилось и то, что нашлись москвичи, которые так критически отнеслись к своей московской жизни и, наоборот, совершенно некритически и даже слегка восторженно относятся к жизни их».

Интересны портреты этих соседей, подробно и выпукло выписанные автором в очерковой главе «Местные жители». Леонид, бывших морской механик, на торговом судне исходивший полмира, а потом на своем «запорожце» изъездивший страну от Кольского полуострова до Байкала и Кавказа, любящий на досуге разглядывать в телескоп далекие звезды. Сельский батюшка отец Сергий, родившийся и выросший в здешних краях, знающий в округе каждый камень, каждую тропинку. Директор совхоза Иван Петрович, с тревогой всматривающийся в бесперспективное будущее села. Свечкины, отмечает автор, органично вписываются в это окружение, они не глядят на него свысока как приезжие из столицы интеллигенты, а искренне желают стать его частью и со временем ей становятся.

Владимир Малягин с сожалением рассуждает об укоренившейся тенденции считать городскую жизнь на порядок выше деревенской: «Деревня впитывает чуть ли не с молоком матери сознание: город выше! Городской человек развитее! Городская деятельность приносит настоящие плоды!.. И вообще, все самое главное происходит в городах, особенно — в столицах. Это сознание второсортности деревни насаждалось долгие десятилетия, а то и столетия. Оно привилось». Несмотря на риторичность, его высказывание очень верное. Например, писатель развеивает этот стереотип превосходства города, когда пишет об учениках сельских школ, которых по два-три человека в классе, но которые, в отличие от многих городских сверстниках думают, прежде чем ответить.

Такое высвечивание глубинных, на беглый взгляд постороннего наблюдателя, не заметных ее деталей роднит «Удивительные истории» с только что вышедшей повестью «Мир-село и его обитатели», которая является как бы продолжением эскапистского «Москва-bad’a» и в которой тема образования и культуры села является одной из ключевых. Как и в «Мире-селе», у Малягина люди, живущие в деревне, представляются куда более счастливыми, чем обитатели городских многоэтажек.

Учитывая все это, неожиданным может показаться финал истории: Петру Петровичу предлагают работу в известном монастырском издательстве, они с супругой организуют в Москве театральный кружок и неожиданно находятся добрые люди, фактически дарящие Свечкиным… квартиру в столице! Казалось бы — мы снова там, откуда начали. Ради чего же тогда были написаны все предыдущие главы? Автор уверен: вовсе не напрасно. Даже не став в итоге сельскими жителями, Свечкины получили бесценный опыт любви — к земле, к ближним. Научились принимать Божью волю. В устах же самого главного героя смысл этого опыта звучит так: «Господь нас проверял. Испытывал нас… Он захотел, чтобы мы отдали все, что имели тогда, и из Его руки приняли то, что Он для нас приготовил. Он захотел взять у нас нашу старую жизнь — и дать нам другую».

И все же финальным главам книги недостает четко сформулированной обыденной аргументации — почему семья все же покинула горячо любимый поселок, почему Петр Петрович не мог работать как прежде, решая основные вопросы по телефону и выезжая в Москву раз или два в неделю? Хотя очевидно, что это не главное в книге, у читателя вполне могут возникнуть подобные вопросы.

Достоинством текста можно назвать оригинальный авторский стиль — по марк-твеновски ироничный, легкий для восприятия, что особенно важно, учитывая, о каких серьезных вещах Владимир Малягин решил поговорить с современным читателем.

АННА ШЕПЕЛЁВА, журнал «Православное книжное обозрение»

УДИВИТЕЛЬНЫЕ ИСТОРИИ ПЕТРА ПЕТРОВИЧА, РАССКАЗАННЫЕ ИМ САМИМ И ЗАПИСАННЫЕ ВЛАДИМИРОМ МАЛЯГИНЫМ

Малягин В. Ю.

М.: Даниловский благовестник, 2017. — 192 с.

ИС Р16-614-0555

ISBN 9785891016040




Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru