Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Что можно читать для души 13.02.2017

Что можно читать для души

Советы на страницах газеты «Крестовский мост» читателям даёт архимандрит Симеон (Томачинский).

Наряду со своим церковным служением он известен и как литературный критик, преподаватель истории литературы, учёный-филолог. Архимандрит Симеон (Томачинский), кандидат филологических наук, много лет возглавлял крупнейшее православное издательство, популярный православный сайт, был первым редактором газеты «Татьянин день», а сейчас служит ректором Курской духовной семинарии.

От Достоевского до Прилепина

— Отец Симеон, вы пишете рецензии на современные книги, хорошо знаете нынешнюю литературу, что порекомендуете православному читателю из последних произведений российских писателей?

— Сейчас я уже меньше пишу и читаю, но могу назвать несколько интересных, на мой взгляд, произведений и авторов. Прежде всего это «Мысленный волк» Алексея Варламова. Глубокая книга и с духовной точки зрения, и с художественной. Она построена на реальном историческом материале. Заслуживает внимания роман Захара Прилепина «Обитель» — о Соловках. Назову ещё роман Евгения Водолазкина «Лавр», написанный в традициях древнерусской и одновременно современной литературы. По-своему интересен и талантливый писатель Алексей Иванов. Всегда с удовольствием читаю произведения Олеси Николаевой.

— Какие произведения русской литературы изучают ваши семинаристы? Чем отличается этот список от того, что проходили советские школьники?

— Мы выбираем произведения, важные для религиозного сознания. Тем более что наши семинаристы всё-таки старше школьного возраста. Поэтому большое внимание уделяем, например, Фёдору Достоевскому. И прежде всего таким произведениям, как «Братья Карамазовы», «Униженные и оскорблённые», которые, на мой взгляд, более легки для понимания, чем «Преступление и наказание». В «Униженных и оскорб­лённых» важны жизненные отношения отцов и детей, проблема понимания и прощения. Из зарубежной литературы это «Исповедь» блаженного Августина, «Божественная комедия» Данте, трагедии Шекспира, «Фауст» Гёте, романы Диккенса. Потрясающее произведение Торнтона Уайлдера «Мост короля Людовика Святого» — о гибели пятерых человек, которые переходили по обрушившемуся мосту в Перу. В книге даётся мощный художественный ответ на вопрос о причинах их смерти. Для будущих священников огромное значение имеет роман Грэма Грина «Сила и слава».

Что можно найти в энциклопедии заблуждений

— А какие произведения не стоит читать молодому человеку, чтобы не нанести вреда духовному здоровью?

— Я бы не стал создавать список определённых «вредных» книг, ведь обычно такие публикации, наоборот, привлекают к ним внимание, возбуждают повышенный интерес. К тому же иногда человек может извлечь пользу от противного. Как говорил епископ Варнава (Беляев), литература — это энциклопедия заблуждений, «зеркало людских пороков и неисчерпаемая сокровищница человеческой глупости». Произведения могут показывать, как действуют страсти в человеке, к чему они ведут. Мы изучаем и неоднозначные книги, которые соприкасаются с церковной жизнью. Например, «Мелочи архиерейской жизни» Николая Лескова. Вещь небесспорная, в частности в отношении святителя Филарета, но показывающая быт духовенства и заслуживающая внимания, как и всё творчество Лескова.

— Как вы относитесь к «Мастеру и Маргарите» Михаила Булгакова, вредно это или полезно для человека на пути к вере?

— Эта книга, насколько я знаю, входит в школьную программу. Многие из нас прошли в своё время увлечение этим романом. В конце 1980-х, я думаю, книга сыграла свою позитивную роль, послужила толчком интереса к христианству и к Евангелию. Сейчас же существуют диаметрально противоположные мнения по поводу этой книги, и дать однозначный ответ сложно.

Есть три тома «Мёртвых душ»

— Могут ли быть произведения православными по духу и содержанию, вопреки религиозным взглядам автора?

— Да, в этом и заключается парадокс литературы, что порой гений проговаривается через своё произведение, иногда вопреки своим рациональным убеждениям. Самый яркий пример такого писателя — Лев Толстой, который в своё время считался выразителем русской идеи, русского духа, но при этом боролся с Церковью.

— Свою кандидатскую диссертацию вы защищали по Николаю Гоголю. Как, на ваш взгляд, сочетается его творчество с его же статьями о вере?

— Его «Размышления о Божественной литургии» оптинские старцы рекомендовали читать. На мой взгляд, это можно считать продолжением «Мёртвых душ», но в другом жанре. Интересно, что Гоголь, как известно, задумывал три тома по аналогии с дантовской «Божественной комедией», и, по сути, они все сохранились! Ведь лирические отступления в «Мёртвых душах» написаны в том же стиле, что и «Выбранные места из переписки с друзьями». Это фактически второй том, своего рода «Чистилище». А третий том, «Рай», — это «Размышления о Божественной литургии».


Беседовала Зоя Барышева

Источник




Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru