Электричка или читальный зал?

Электричка или читальный зал? 11.07.2016

Электричка или читальный зал?

Статья, посвященная современным библиотекам, опубликована в «Независимой газете».

Люди в Москве читают. Кто-то покупает новые книги, кто-то их скачивает. А кто-то… ходит в библиотеки. И не просто ходит, а полноценно работает и отдыхает. Александр САВЧЕНКО расспросил заместителя главы Департамента культуры Москвы Владимира ФИЛИППОВА о столичном библиобуме.

– Владимир Эдуардович, вот смотрю вашу страничку на Facebook. Там фото, где вы в вагоне электрички читаете книгу по пути на работу и размышляете, что пространство общественного транспорта чуть ли не главный конкурент московских библиотек…

– Действительно, зайдите в вагон метро или электрички. Половина пассажиров точно читает: кто газету, кто беллетристику, кто умные журналы, кто классику. Много людей с девайсами. И нет ничего плохого в том, чтобы признать: пространства общественного транспорта – одни из главных мест, где люди читают книги. Наша задача – в продвижении книжной культуры. Это значит, важно сокращать расстояние между литературой и читателем: поддерживать книжные магазины как важный элемент культуры, рекламировать качественные современные и классические произведения и молодых авторов, особенно номинантов московских, российских, европейских и мировых литературных премий. И, конечно, развивать библиотеки. В большинстве мировых столиц эту задачу именно так и решают.

– А что произошло с библиотеками? Москвичи начали проявлять к ним интерес или все-таки планшетники и электронные книги делают библиотеки ненужными?

– Вот смотрите: в Москве более 1600 библиотек – вузовских, школьных, ведомственных и прочих. Из них 441 – это публичные городские библиотеки в разных районах Москвы. Это огромная сеть, которую полностью финансирует правительство Москвы. Если ты находишься внутри МКАДа, то тебе надо 10 минут, чтобы дойти до ближайшей библиотеки. Но смотря правде в лицо: как качественная сеть, библиотеки, к сожалению, давно не работают, и сейчас пришло время исправить ситуацию. Внедрить единые стандарты качества. Чтобы, например, можно было взять книжку в одной библиотеке и сдать ее в другую, там, где удобно. Чтобы любой москвич мог посмотреть на едином сайте, где что есть. Какие новинки, какие встречи с писателями, какие презентации изданий, где они проходят. Чтобы был единый, удобный для посетителя в первую очередь, а не для сотрудника режим работы. Есть даже библиотеки, которые работают всего три раза в неделю. У нас 85% библиотек до апреля этого года, до первого этапа нашей модернизации, по воскресеньям вообще не работали. А ведь в воскресенье у многих выходной, и людям, возможно, захочется как раз в этот день посетить библиотеку. Но, повторюсь, большая часть из них по воскресеньям была закрыта. Хотя есть библиотеки, которые работают всю неделю и до самого позднего вечера – за это особое спасибо директорам и коллективам. В целом мы видим абсолютно не клиентоориентированный подход, в результате чего читатели услугами библиотек перестают пользоваться.

Можно, конечно, спорить: «да вы что, библиотеки – последний бастион культуры на русской земле, они только о читателях и думают», но это не так. За прошлый год, по данным наших библиотек, через них прошли без малого 16 миллионов человек. У некоторых в отчетах показывалось по 350 тысяч книговыдач в год! Выходит, они выдавали 1000 книг в сутки? Это лукавство в угоду якобы инструкциям союзного Минкультуры послевоенного периода. Интерпретация цифр свидетельствует, наверное, о том, что в библиотечном сообществе Москвы не все здорово. Это факт. Поэтому сохранять статус-кво просто невозможно. А бюджет Москвы, который идет на содержание библиотек, составляет 3,3 миллиарда в год. В библиотеках работает свыше 5 тысяч работников, средняя зарплата которых должна расти – это наш приоритет. Значительная доля библиотекарей осознанно выбирают эту работу – хотят заниматься развитием детей, подростков и т.д., но, к сожалению, система была так отлажена или так не отлажена, что даже любой самый большой энтузиаст или профессионал упирался в сложности. Поэтому такая библиотечная модернизация или, по-русски говоря, наведение порядка и прозрачности в библиотеках – абсолютно назрели.

Да и у москвичей отношение к библиотекам, как «теория подсвеченной улицы», априори положительное, даже у тех, которые туда не ходят и скачивают книги в Интернете. Даже если им читать некогда или библиотека не работает в удобное для них время. Вот мы и должны найти удобные форматы, чтобы библиотека превратилась в некий культурный центр районной жизни, где люди могут встречаться и по поводу презентаций молодых авторов и обсуждения тех или иных литературных новинок. Библиотека не просто должна реагировать на спрос, заказы той или иной литературы, но и должна формировать вкус.

–  Вы сами что читаете? Какая ваша последняя прочитанная книга?

– Читаю, конечно, но в основном, к сожалению, служебные тексты: доклады, аналитику, концепции… Понимаю, что надо структурировать свой тайм-менеджмент, чтобы на все хватало времени. Но и то, что мы делаем, очень интересная работа. Впечатления от нее часто не слабее книжных. А если серьезно, вот, прочитал мемуары Бетти Николаевны Глан – первопроходца московских массовых праздников и главного создателя Парка Горького. Перечитал на выходных «Про Федота-стрельца» Леонида Филатова – актуально, а значит, это стало современной классикой.

– А для библиотек вы какую литературу закупаете?

– Мы, как департамент, вообще ничего не закупаем. Мы абсолютно точно понимаем, что творческая автономия учреждений культуры священна и неприкосновенна. Мы выделяем бюджет, за счет которого содержатся библиотеки. В этом году мы всем библиотекам вернули право самостоятельно определять, что и сколько покупать из периодики и как обновлять книжные фонды. А наша задача – подбирать кадры, назначать директоров, кураторов так, чтобы библиотека, с одной стороны, реагировала на потребности аудитории и отвечала культурным потребностям, а с другой стороны, исполняла культурную политику – формировала моду на чтение и читательский вкус. Каждый директор сам может выбирать книги, чтобы затем предлагать их читателям, чтобы обсуждать эти книги. Потому что библиотека должна быть на острие культурной и местной жизни.

– То есть вопросы цензуры все-таки есть?

– Как бы кому ни хотелось, чтобы они были, но точно нет! Я бы не ставил вопрос именно так. Могу сказать, что, если бы я лично был директором той или иной библиотеки, я бы ориентировался на книги лауреатов различных московских, российских, европейских и мировых премий, признанных литературным сообществом писателей. Вот что делал бы я. Но мы абсолютно точно не хотим принуждать библиотекарей поступать так же.

– То есть если ваши взгляды относительно закупки литературы расходятся с руководством той или иной библиотеки, вы даете им автономию в этом вопросе: мол, покупайте что хотите, хоть «Самоучитель по интимной жизни»?

– Когда мы год назад начали заниматься библиотечным развитием, то с книгами по этой тематике тоже встречались. Наверное, кого-то этот вопрос волнует настолько, что им важно систематизировать свои знания и подходы. Но в 2016 году мы полностью восстановили библиотекарей в правах самим формировать свой репертуар. Вернули им право распоряжаться деньгами на закупку. Но одновременно мы требуем, чтобы библиотеки публиковали на своем сайте полный список всего, что они для своих читателей за сотни тысяч рублей налогоплательщиков приобрели. Поэтому главный арбитр – это читатель: если он пользуется библиотекой, значит, директор правильно организовал работу, а если число читателей снижается, то надо думать о смене подходов в работе директора. Или смене самого директора.

– Сейчас все активнее в московской библиосфере проявляется Московский дом книги…

– Честно говоря, библиотеки сейчас, к сожалению, отстают от того же Московского дома книги, который занимается продвижением качественной литературы. Решение мэра передать Московский дом книги от Департамента СМИ и рекламы Департаменту культуры было связано в том числе и с этим. Ведь Дом книги должен заниматься не только удовлетворением спроса, но и формированием вкуса. По сути, и у библиотек, и у книжного магазина задачи схожие – книжная культура. И пока Дом книги опережает библиотеки в этом плане. Это важно, так как книжный оборот – это важнейшая часть культурной политики. Когда автор создает свое произведение, он тоже рассчитывает на гонорар, и это правильно. Наша задача как госрегулятора в сфере культуры – помогать авторам встречаться со своей публикой. А произведениям – находить своего читателя.

– А есть понимание того, какой должна быть библиотека и когда она должна стать такой? 

– Конечно, есть. Библиотека, во-первых, должна быть эстетически привлекательной, она должна иметь удобный режим работы. Она должна иметь приветливый и профессиональный персонал. И, самое главное, то, ради чего туда приходят, – качественный фонд.

– На сколько лет рассчитаны реформы?

– Мы рассчитываем, что до конца 2018 года можно будет пройти точку невозврата. В хорошем смысле. Но многие заметные вещи произойдут значительно раньше, даже в этом году.

– Много  услышал от вас терминов и статистики. Вот, например, слово «клиентоориентированность» у меня не совсем сходится с образом библиотеки, к которой я привык.

– А к какому вы привыкли?

– Ну, прошлый век, совок, любящие тишину тетушки, например. Иногда не злые, но не совсем вежливые. Вопрос не в этом. Вопрос в том, что вы, как социолог, как чиновник, умело оперируете статистикой и терминологией, которая, возможно, не всегда понятна простому любителю библиотек. Что для вас как для человека значат библиотеки? Интересно ли вам лично заниматься их модернизацией?

– Ну вот, смотрите, мы измеряем социальный эффект от каждого нашего мероприятия, всех наших акций. Особенно уделяем внимание такому показателю, как индекс лояльности аудитории. Так вот, «Библионочь», хоть и появилась позже «Ночи в музее» на пять лет, но уже имеет почти половину своей устоявшейся аудитории. Московская «Ночь в музее» привлекает в основном молодежь: свыше 23% ее взрослых посетителей младше 35 лет, а на «Библионочи» представлены все возрастные группы, в том числе четверть публики составляют горожане старшего поколения. Нам важно, чтобы в наших учреждениях было интересно и полезно всем. Я считаю, что заниматься тем, что тебе лично неинтересно – это почти преступно. Такую работу невозможно сделать хорошо. В культуре сложно без личной положительной эмоциональной связи. Мы любим наш город и ценим наши библиотеки, наши книжные магазины, союзы писателей, творческие фестивали – все это вопрос качества жизни москвичей, вопрос общей атмосферы в городе.

Источник





© 2010 Издательский Совет Русской Православной Церкви, Официальный сайт