Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Ирина Богданова: «Я пытаюсь писать не так, как хотела бы написать, а так, как хотела бы прочитать...» 17.03.2016

Ирина Богданова: «Я пытаюсь писать не так, как хотела бы написать, а так, как хотела бы прочитать...»

Предлагаем нашим читателям интервью с Ириной Богдановой, автором книги «Мера бытия», отмеченной на конкурсе «Просвещение через книгу» в 2015 году (первое место в номинации «Лучшее художественное произведение»).

– Ирина Анатольевна, как возник замысел книги? Менялся ли он в процессе работы?

– Во-первых, я хочу поблагодарить всех, кто сказал мне добрые слова по поводу книги «Меры бытия» и, конечно, организаторов и жюри конкурса «Просвещение через книгу», столь высоко оценивших моё произведение.
Замысел книги о блокаде возникал постепенно, и не один год накапливались впечатления факт за фактом, пока разрозненные обрывки мыслей и чувств не оформились в желание рассказать о тех, о ком мало рассказано, и напомнить то, о чём страшно вспомнить.
Этот роман сразу был задуман в формате большой прозы, чтобы читатели успели сродниться с героями, узнать, кто они, откуда родом, о чём мечтали и кого любили. Говорят, что каждая книга хранит души тех, кто живёт в ней, кто её писал и читал. Надеюсь, что это так.
О войне в целом и о блокаде в частности издано много книг, сняты фильмы, написаны стихи, казалось бы, что еще можно добавить? Но есть две категории защитников города, о которых мне захотелось рассказать особо: это девушки – бойцы МПВО (Местная противовоздушная оборона) и шофёры на Дороге Жизни. В военные годы многие жители Ленинграда называли Ладожское озеро Дорогой Смерти.
Знаете, если бы все машины, что лежат на дне озера, однажды смогли подняться из глубины и выехать на берег, то их колонна, наверное, растянулась бы от Осиновецкого маяка до самого Санкт-Петербурга.
Именно бойцы МПВО и водители из автомобильных батальонов, доставлявшие продовольствие, были теми ангелами-хранителями, чьи руки поддерживали умирающий город.
Часто, когда упоминаешь название МПВО, слышишь вопрос: «А кто это? А что они делали?». Делали всё: вывешивали воздушное заграждение, патрулировали территорию, организовывали эвакуацию в бомбоубежища, уносили раненых, собирали по домам сирот. А ведь в большинстве своём бойцы МПВО были совсем молоденькими девушками, даже детьми. Работая над книгой, я читала вспоминания блокадницы, которую взяли в пожарный полк в пятнадцать лет.
Кроме того, разговаривая со знакомыми о блокаде, я убедилась, что о Дороге Жизни большинство знает лишь в общих чертах: да, была дорога, возили хлеб, спасали город, эвакуировали население. И всё. А мне хотелось, чтобы мои читатели вместе с шофёрами автомобильного батальона немного посидели за баранкой полуторки и, пусть не своими глазами, но увидели, что Дорога Жизни – не просто путь по льду длиной в тридцать километров, а общий труд тысяч людей: военных, ремонтников, электриков, медиков, регулировщиков, не имеющих возможности даже уйти из-под обстрела или спрятаться.
Кроме того, в этой книге передо мной стояла очень трудная задача: описать действительность, не приукрашивая, но так, чтоб у читателя не возникло психологического отторжения от происходящего на страницах.
Казалось бы, какой может быть позитив в блокаду? И тем не менее, перечитывая воспоминания блокадников, я искала и находила те малые крупицы добра и человечности, без которых человеку сложно выжить в аду войны.

Есть ли в книге какие-то моменты, связанные с историей Вашей семьи?

– Так или иначе, но во всех моих книгах я опираюсь на память о дорогих для меня людях. Я не мыслю человека без его предков, в отрыве от семьи.
В «Мере бытия» я описала эпизод, как бойцы МПВО выносили из квартиры моего погибшего дедушку – инженера Трамвайно-троллейбусного управления.
Очень горжусь тем, что в работе легендарного блокадного трамвая есть и частичка его труда.
Моя семья и семья моего мужа вышли из блокады с огромными потерями, или, как говорится о погибших на языке военных донесений, с «безвозвратными потерями».
Почти единственное, что смогла сохранить от прежней жизни моя бабушка Нина Михайловна – это множество фотографий, в том числе дореволюционных. С её стороны это был очень большой подвиг. Когда, чтобы не погибнуть от холода, было сожжено всё, вплоть до детских игрушек – зримую память о предках бабушка для нас сберегла.

Известно, что в художественной литературе герои иногда сами «решают», как должно быть дальше, а автору остается это признать и следовать за ними. Вы вели своих героев на протяжении всего текста? Или они тоже проявляли «своеволие»?

– Конечно, герои проявляют своеволие, как любые живые люди. С самого начала книги у героев есть свой характер, и когда моделируешь ситуацию, то понимаешь, что данный человек может поступить только таким образом и не иначе. Часто неожиданный поступок героя тянет за собой следующий эпизод и приводит нового человека, который иногда из второстепенного персонажа становится главным.
Например, в моей повести «Жизнь как на ладони» нищенка Досифея появилась ради пары строчек в тексте, но ей так понравилось в книге, что она осталась и влюбила в себя очень много читателей.

На какую читательскую аудиторию рассчитывали в первую очередь? Кто Ваш идеальный читатель?

– Идеальный читатель для меня – это позитивный человек, который, глядя на мир, в первую очередь замечает его доброту и радость. И, судя по откликам, таких читателей у меня, слава Богу, большинство. Я пишу для хороших людей и про хороших людей.
А что касается возрастной категории моих книг, то даже детские книги я стараюсь писать интересно и для детей, и для родителей. Я пытаюсь писать не так, как хотела бы написать, а так, как хотела бы прочитать.

Когда Вы заканчиваете работу над книгой, уже больше к ней не возвращаетесь? Или возможно такое, что к следующим переизданиям книга имеет продолжение или как-то меняется?

– Я всегда готова работать над текстом и над ошибками. И сколь много я бы ни правила рукопись, всё равно остаётся очень много доработки. Тем не менее вторгаться в сюжет изданной книги у меня нет желания. Герои уже живут своей жизнью, и я не вправе её ломать. А вот продолжение по многочисленным просьбам читателей, я однажды написала («Жизнь как на ладони»). Но больше не буду, потому что очень трудно дважды входить в ту же воду с одинаковым результатом.

Беседовала Валентина Курицина

Уважаемые издатели и авторы, напоминаем вам, что, если ваши книги были отмечены на конкурсе «Просвещение через книгу», вы можете рассказать о них читателям нашего сайта. Пишите редактору сайта Валентине Курициной: valentre@yandex.ru



Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru