Пусть будут помыслы чисты

Пусть будут помыслы чисты 20.04.2015

Пусть будут помыслы чисты

В газете «Вечерняя Москва» опубликованы творческие работы участников конкурса «Лето Господне».

Подведены итоги Международного детско-юношеского литературного конкурса имени Ивана Шмелева «Лето Господне». Свои работы на конкурс прислали школьники из России и стран СНГ. Сегодня мы знакомим вас с несколькими из принимавших участие в конкурсе работ.

■ Анастасия Агафонова

Кирпичик

Знаете, как у нас в станице утром здороваются?

— Здорово ночевали.

— Слава Богу.

А вечером:

— Здорово дневали.

— Слава Богу.

Меня этому научила прабабушка. Все мы, ее внуки-правнуки, научились от бабани Поли первым словам и молитвам.

В станице живет вся наша родня, а глава рода — бабаня Поля — ей девяносто семь лет. Бабушка невысокая, сухонькая, у нее светлочайные глаза и очень доброе лицо. Одежда ее скромная, а платочек такой белый, что даже светится. В ее маленьком родительском доме всегда очень чисто, печка занимает половину комнаты, а в углу — иконы.

Я знаю иконы до трещинки: и Спаса, и Николу, и Казанскую. Они тоже родительские, и ни в какое время бабаня их не прятала.

Крестик на бабушке на суровой нитке — большой, медный. Никто из молодой родни никогда не привозил ей новый крестик. Не поменяет она его на самый золотой. Когда мужа своего баба Поля на войну провожала, с ним крестами поменялась, вот и все, что ей осталось, да еще трое детей. Муж Иван под городом Курском пал смертью храбрых. Бабушка сначала на его колесном тракторе работала, а когда в станице наши военные части разместили — пекла для солдат хлеб. Так пекарем и осталась. Вкуснее ее хлеба нет ничего на свете. Так мы с папой думаем.

Многие наши родные уехали учиться и работать в другие места. Но приезжают, как мы, к бабушке часто. И воздух там особенный, и вода. И рассказы старших.

Руки бабушки не знают отдыха. Мы, правнучки, оставив дома гаджеты, спорт и музыку, учимся у нее прясть, вязать, чесать пух и шерсть. А главное — слушаем.

«Церковь наша была красивая, богатая, с кованой оградой. В 1934 году ее взорвали, мастерскую хотели строить. Кирпич не поддался. Там раствор на желтках замешен был. Все в прах. Я один кирпичик домой принесла, в сундуке хранила. Церковь жалко, конечно. Но тех, кто ее порушил — жальче. У нас же Вера в душе — душу не взорвешь. А у них в душе что?»

«Четыре года назад на сходе решили церковь в станице строить. Помолились, деньги собрали и фундамент заложили. Я кирпичик от древней церкви принесла, чтоб ребята наши его в тот фундамент положили.

А они, молодежь, смеются, к ним весь день старые идут, кирпичики несут. Видишь, не одна я берегла…» «Священника нашего в 1937 году забрали. Отца Александра. И матушку забрали, красивая была. Пропали они».

«Мы по домам сами молились. Вся станица знала, что собираемся, никто не предал, не иудничали».

«Сейчас церковь освятили. Купола вот привезли — кран какой-то ждут. А священника нам прислали. Отец Георгий. Строгий. И матушка у него красавица. И шестеро деток».

До церкви мы подвозили принаряженную бабаню Полю на машине. Но только до уголка. Она считает, что пока ноги идут в храм, надо идти пешком. Ей приятно идти с нами, детьми, чуть впереди, а наши родители и дедушки-бабушки — за нами. Мы со всеми здороваемся:

— Здорово живете!

— Слава Богу!

— Ваши-то приехали?

— Приехали…

После службы смотрим на купола. Они отражают осеннее небо, желтые листья кленов, нашу семью… Вечером мы едем домой. Нас ждет мама. Вдруг папа говорит мне: «Наша бабушка — как наша Россия. Ее не испугает ни война, ни тяжкий труд. И всем ее родным возле нее тепло и спокойно». И я с ним согласна.

■ Дарья Борисова

Сергий Радонежский

В чаще, где стеной чернеют ели,

Дале от селений и дорог,

Где-то, в одинокой тесной келье,

Теплится лучины огонек.

Там, перед иконным ликом кротким,

До зари поклоны бьет монах,

И, перебирая в пальцах четки,

Шепчет со слезами на глазах:

«Смилостивься, Господи, над нами,

Скорбному молению внемли:

Сколько еще горя и страданий

Вынести сынам родной земли?

Позабыла Русь давно покой.

Беззащитны мы перед врагами.

То придут кочевники войной,

То князья повздорят снова сами…

Русь еще и ран не залечила —

Вновь беда нежданная идет…

Дай нам, Боже, мужества и силы,

В испытаньях укрепи народ!» …

Спит земля, недолго отдыхая

От войны, усобиц и тревог,

И, покой Руси оберегая,

До зари не гаснет огонек.

■ Арина Щербакова

Запахи родины

Запахи… Запахи… Запахи. Наша жизнь наполнена ими.

Иногда они напоминают какое-нибудь давно забытое воспоминание. Подует весенний ветерок, наполненный ароматом цветущей сирени, и сразу перед глазами ее листочки и такие заманчивые гроздья соцветий, что твоя рука непроизвольно тянется к воображаемому образу. Или в морозный день выйдешь на улицу из тепла, и хочется до полного объема легких вдохнуть прохладную свежесть.

А осенью яблоки — антоновка? Лежа в сенях в деревенской хате, в прохладные дни они заполняют своим божественным ароматом все пространство вокруг, и неудержимо хочется впиться зубами в их ароматность.

Еще с детства, когда разум-то мало что понимает, ребенок, прижимаясь к своей маме с нежностью, глубоким доверием, вдыхает тепло ее тела. В этот момент и входит в душу человека его Родина.

Запах свежеиспеченного хлеба, аромат только что сваренных щей, сладкий дух собранной в миску клубники, присыпанной белоснежным сахарным песком. Все это запахи моего дома, моей Родины! Даже сейчас, когда ем хлеб, часто закрываю глаза и не могу надышаться свежим, домашним запахом.

Помню летние поездки: горьковатый запах свежескошенной травы, насыщенный аромат цветов. Как вкусно пахнут деревянные стены загородного домика! Терпкий запах политой земли, прогретой под лучами солнца.

Нежный аромат лепестков роз, собранных в несколько букетов, стоящих у икон. Или благоухающий запах воска, несущийся от свечей, и терпкий аромат святого ладана. Все это напоминает святой собор Троице-Сергиевой лавры.

Для меня моя Родина — это запахи земли, садов, лугов, храмов, дома мамы... Вдыхая их, вся моя душа готова взорваться от восторга, превратиться в птицу, взметнуться ввысь и огромными крыльями обнять, обласкать эту землю, а потом до хрипоты закричать: «Я люблю тебя, Россия! Русь моя православная! Люблю! Люблю! Люблю!»

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Митрополит Климент, глава издательского совета Русской православной церкви:

– Я лично прочитал много работ, причем больше мне понравились младшие ребята — они более чистые, более открытые. Эти дети замечают некоторые вещи, которых мы просто не видим в силу возраста. И четко определяют — где грех, а где благо. Этот конкурс помог детям задуматься о смысле жизни. И сегодня нам нужно больше площадок, где дети могли бы говорить о хорошем. Именно поэтому мы, когда выбирали победителей, не стали ограничиваться тремя местами в каждой возрастной группе — нам хотелось, чтобы как можно больше ребят смогли побывать в Москве благодаря этому конкурсу.


Подробнее: http://vm.ru/news/2015/04/08/pust-budut-pomisli-chisti-283219.html





© 2010 Издательский Совет Русской Православной Церкви, Официальный сайт