Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Детская душа открыта Богу 13.01.2014

Детская душа открыта Богу

В Государственном Кремлевском дворце 8 января прошла Патриаршая Рождественская елка. Патриарх Московский и всея Руси Кирилл обратился к верующим с просьбой усыновлять сирот.

«Никогда тот, кто усыновляет или удочеряет и кто отдает себя этим детям, не бывает несчастлив, он сторицей получает доброе, — сказал он. — Вкладывая в возрастание таких детей свою душу, мы становимся пастырями, мы становимся счастливыми, и встречная любовь окрашивает нашу жизнь в замечательные краски». О том, что необходимо сделать для спасения детских душ, рассказывает митрополит Калужский и Боровский Климент, председатель Издательского совета РПЦ. Беседа с владыкой состоялась накануне Рождества.

Наиболее уязвимая и незащищенная часть нашего общества, а также его будущее — дети, — говорит митрополит Климент. — Какой мы вырастим нашу молодежь, такой и будет Россия.

Мы теряем наше будущее

Владыка Климент, когда-нибудь было такое в России, чтобы мы отдавали своих детей на усыновление иностранцам? Сейчас запретили передачу сирот в США, а в другие страны — пожалуйста! Как будто там нет своих моральных уродов и педофилов.

— Такого не было в нашей стране до 1990-х. Да и в остальном мире международное усыновление возникло после Второй мировой войны. Американцы усыновляли сирот из разрушенных войной стран Западной Европы и Японии. И, надо заметить, рассматривали это как свой христианский долг.

Постепенно поставщиками детей для усыновления гражданами развитых стран стали страны третьего мира, а 20 лет назад и Россия. Но ведь мы не страдаем от перенаселения, наши дети не умирают от голода. Разве мы не можем дать им образование, помочь вырасти, получить профессию? У государства есть деньги, образование у нас было на хорошем уровне, но почему их увозят? Почему наши граждане не хотят усыновлять и почему проблемы есть в детских домах? Было время, когда за границу уехали многие российские ученые, инженеры, педагоги, весьма нужные стране специалисты в самых разных областях. Теперь Россию покидают дети — наша опора, наше будущее. Нельзя оставаться молчаливым свидетелем, надо что-то делать. Мне могут возразить, что за границу уезжают трудные дети, для которых не нашлось усыновителей в России, уезжают подростки, которые сами хотят жить в другой стране в лучших условиях, где у них будет больше перспектив...

Тогда давайте задумаемся не о том, какие плохие иностранцы, а чем мы так нехороши, что наши дети не хотят здесь жить. Почему молодые люди считают нашу страну не перспективной? Мы недавно гордились ей, она была сверхдержавой. Почему в нашей стране постоянно увеличивается число сирот, если мы не переживаем масштабных войн и стихийных бедствий? В детских домах немало детей, у которых есть родственники, у многих — даже родители, но о них некому позаботиться.

Это свидетельство нарушения социальных связей, распада семей, неблагополучия в человеческих душах.

Я бы определил это как разновидность духовно-ментальной болезни — нежелание помочь ближнему, своему ребенку. Такое умонастроение ведет к самоуничтожению народа. Для кого мы все создаем?

В нашем государстве работает система социальной защиты. Там работает много людей, выделяются значительные средства. Выполняет ли система свои функции?

— Не возьмусь судить глобально. Но вот пример. Не так давно я посетил один из детских домов. Внешне все там выглядит благопристойно, дети накормлены, чисто одеты. Беседую с директрисой, мимо проходит мальчик, воспитанник лет 12, на ходу разговаривает по мобильному телефону. Спрашиваю, выдают ли детям телефоны. Отвечает: нет. На мое недоумение, откуда у ребенка дорогостоящий гаджет, пожимает плечами. Она не знает, а отбирать не имеет права. По распорядку дня дети после школы — они посещают обычную школу — имеют свободное время. Им положено быть на территории, но детский дом расположен в городе, и контролировать каждого нет возможности.

Может быть, и не надо жестко контролировать, но проявлять внимание, быть в курсе интересов ребенка — это делать необходимо, чтобы он не чувствовал себя лишним в окружающем его обществе. Сейчас по телевидению показывают много криминала, и порядки преступного мира переносятся в детдомовскую среду. Неужели этого не осознают ответственные лица? Почему не исправляют ситуацию? Если и за детьми из обычных семей охотится криминал, то детдом — удобная для него среда. Ведь несовершеннолетнему ребенку до 14 лет, совершившему правонарушение, наказание не грозит.

Рядом с ребенком должен быть авторитетный взрослый человек, который направил бы его развитие. А что мы имеем на практике? Сотрудники социального учреждения отработали смену с 9 до 18 часов и ушли. У них свой дом, своя семья, свои проблемы. Ночные дежурные — один-два на 80, а то и 100 воспитанников — тоже со своими проблемами, и притом у них низкие зарплаты.

Пример родителей

Равнодушие, работа с 9 до 18, наверное, проявляется у нас не только госслужащими. Многие родители лучше ли к детям относятся?

— К сожалению, и родители часто не утруждают себя воспитанием собственных детей, а «откупаются» от них подарками. Безусловно, важно накормить, одеть, дать знания ребенку, но этого недостаточно.

Родители обязаны участвовать в жизни детей. Кроме того, один ребенок в семье вырастает эгоистом, уверенным в том, что ему весь мир обязан.

Нарциссизм развивается у таких детей потому, что с детства они привыкают быть в центре внимания. Если в семье один ребенок, это свидетельствует и об эгоизме родителей — не хотят себя обременять воспитанием. Такие родители считают, что есть вещи поважнее. Но это неправильно.

Еще очень важно помнить, что ребенка воспитывает непосредственно пример родителей, а не их запреты: «Еще не вырос, сначала подрасти».

Если детям что-то запрещают, а потом они становятся свидетелями того, как взрослые это позволяют себе, то они в сознании копируют поведение родителей. Придет время, и они все повторят, и если пока не совершают каких-то поступков, значит, ждут: совершеннолетия, или окончания школы, или отъезда родителей.

Важным аспектом воспитания является внутренняя обстановка в семье: помимо родителей в нем должны участвовать все родственники.

Особенно важно укреплять авторитет родителей и всех старших, от этого крепче будет вся семья. Чтобы воспитать ребенка, взрослому надо не терять контакт с ним, уметь понять его и быть готовым помочь.

Надо быть рядом, особенно в трудную минуту, научить преодолевать трудности, принимать решения, строить взаимоотношения с окружающими — только так можно сформировать личность.

Ведь школа теперь во многом утратила свое воспитательное значение. Даже, наоборот, вносит нездоровую лепту. Вот пример: вместо того чтобы научить молодежь не делать в юности ошибок, вводятся предметы, рассказывающие обо всех подробностях взрослой жизни. Эффект от этого совершенно обратный. Эти знания провоцируют греховные отношения девушек и юношей. Горько и стыдно сознавать: в России ежегодно делается несколько миллионов абортов, значительную часть их совершают несовершеннолетние.

Помните фильм «Школа»? Как вы думаете, что по преимуществу дал обществу его показ по центральному телеканалу: обнаружил реальные проблемы современной молодежи или прорекламировал порок и подтолкнул многих молодых людей к поступкам, о которых они не знали? Кто несет за это ответственность? Мы, взрослые, потому что молчим.

Система внешкольного воспитания и образования неразвита, я имею в виду доступное бесплатное дополнительное образование, развитие творческих способностей детей и юношества. Остались, может быть, единицы педагогов-энтузиастов своего дела. Особую тревогу вызывает работа спортивных секций: без нравственных идеалов хорошая физическая подготовка может принести большой вред. Помните борьбу с криминальными группировками? Владыка, если все так плохо, то почему бы Церкви — с ее высоким нравственным авторитетом — не взять те же детские дома под свое крыло, под постоянное и полное призрение? Церковь готова к этому. У нас действуют свои приюты. Но их существование не имеет под собой правовой базы, и недостаточно материальных средств. Поэтому они действуют при монастырях, где налажено свое хозяйство. Из опыта Калужской епархии могу сказать, что уровень социализации их воспитанников весьма высок. В самом первом из них, приюте для девочек «Отрада», из общего числа выпускниц более половины поступили в вузы, а остальные имеют среднее специальное образование. Большинство имеет семьи и воспитывает своих детей. А в приют они попали из неблагополучных семей, и это мягко сказано. Как правило, это дети со сломанными судьбами, покалеченными душами. Это те самые трудные дети, в том числе «отказники», от которых отказались родители.

И вот такой парадокс: пока ребенок беспризорный, голодный, живет на улице в прямом смысле слова, о нем не вспоминают. Как только он оказывается в православном приюте, тут же приходят проверять, не нарушаются ли права ребенка? Дело в том, что статус приюта допускает лишь временное проживание, по истечении полугода ребенок должен поступить в государственное сиротское учреждение.

Оформление опеки над детьми, даже сестрами монастыря, исключает для них право пребывания в стенах приюта.

Если говорить о том, чтобы Церкви взять под опеку государственные учреждения, то это большая проблема на сегодня. У нас есть кадры, имеем помещения, но закон не разрешает принимать детей. Следовательно, все вопросы решаются не на законных основаниях, а по обстоятельствам, исходя из личного отношения того или иного чиновника к учреждению, к его администрации, к Церкви вообще.

Есть и не только правовая проблема. Содержание детей в социальных учреждениях — это большие бюджетные средства.

То есть вы считаете, что если РПЦ предложит государству и обществу свою помощь, то реакция будет неадекватной: опять поднимется большой вой, и Церковь вновь «заклеймят» во всех «грехах»? Наверное, вы помните, что было, когда мы рекомендовали проведение в школе уроков по изучению православной культуры. Скорее всего, здесь к хору привычных насмешников над Русской Православной Церковью присоединится и часть, вовлеченная в работу с такими детьми.

Та, которая кормится с детей и стариков? А как вы сами думаете? Думаю, их много, «кормящихся» с народа. Владыка, неужели ктото из высокопоставленных лиц, вовлеченных в это, думает, что сможет в иную жизнь взять хоть копейку? Я уже упомянул, что есть люди, которые жертвуют всем ради воспитания и обучения детей. Это настоящие подвижники.

Есть замечательные семьи, которые воспитывают 3–4 детей своих и еще столько же приемных. Но они не имеют должной поддержки, уважения в обществе. Государство деньги выделяет, но получить их из бюджета не так просто.

Судя по делам, во всем нашем обществе чрезвычайно популярна ментальность временщиков, люди не задумываются о последствиях. Они, хотя и говорят, что верят, и носят крестик, но не верят в воздаяние в будущей жизни. Многие сегодня отвергают христианские ценности из-за того, что не хотят признавать существование над собой Высшей Правды.

Преподобный Амвросий Оптинский часто повторял: «Отчего человек бывает плох? Оттого что забывает, что над ним Бог».

«От Бога не отрекайся!»

Перечисляя язвы сегодняшней жизни, мало кто понимает, откуда идет зло. Как определяет угрозу Церковь? Было время, когда русский народ лишили Бога. Трудами наркома просвещения Луначарского и его последователей насаждалась новая вера: в пролетариат, в мировую революцию, в победу коммунизма.

Семь десятилетий людям внушали идею построения рая на земле, где все будут получать по своим потребностям.

Пропала христианская вера — и через три поколения пришло духовное одичание, не стало любви друг к другу, к народу, к стране. Когда говорят сейчас о любви, то говорят о страстности, а не о жертвенности. Нравственность вне ее духовных корней так же невозможна, как плоды без дерева. Более того, без духовного фундамента невозможно даже говорить с молодежью о нравственности.

Но вы сами жили в советские времена и ведь уверовали.

Сейчас, оглядываясь назад, я очень благодарен своим родителям за то, что они с раннего детства привили мне веру и понимание того, что вера — самое главное. Нас водили в храм, учили молиться, читать Евангелие.

Помню, когда было мне восемь лет, мама перенесла инфаркт и не вставала с кровати.

Как ни подбегу к ней, она сосредоточенно читает молитву.

Я тихонечко спрошу ее: «Мама, ты как себя чувствуешь?» Она посмотрит на меня и с улыбкой говорит: «Все хорошо». Однажды она ответила не сразу, долго смотрела на икону Божией Матери, а потом сказала: «Гера, от Бога не отрекайся».

Ее слова я никогда не забуду, они наставляют меня всегда держаться Бога. Тогда было начало хрущевских гонений.

Люди, открыто посещавшие храм, были в советском обществе изгоями. Но жизнь в изоляции сплачивала верующих. Нас воспитывали, утверждали в вере не только родители, но и священники, прихожане, соседи, дальние родственники. Они заботились о нас во время болезни мамы. Мы росли в любви и заботе людей, которые переживали очень тяжелое время гонений.

Многие сегодня отвергают христианские ценности из-за того, что не хотят признавать существования над собой Высшей Правды.

Соработник Бога или потребитель?

Что мешает нашим соотечественникам поверить в Бога сегодня, когда православие не испытывает гонений, когда построено столько храмов?

— Сегодня многие называют себя православными по традиции, не разделяя при этом христианские представления и не руководствуясь евангельскими заповедями в своей жизни. В сознании большинства живущих в постсоветском пространстве, в том числе и тех, кто иногда посещает храм, православная традиция ассоциируется с системой ограничений и сводится к внешнему исполнению определенных предписаний и обрядов. Это распространяется на все поколения, не исключая молодежь. Люди не знают ни основ вероучения, ни библейских сюжетов, ни церковной истории, ни святоотеческого наследия.

Как следствие, они не в состоянии постичь духовный потенциал русской культуры. Не понимая смысла и значения церковных богослужений и таинств, они участвуют в них формально: например принимают крещение, венчаются без старания изменить что-либо в своей жизни, в отношениях с окружающими.

Или другой пример: они отмечают церковные праздники, пытаются соблюдать пост, но не стремятся к чистоте души, не стараются избавиться от порочных привычек, а продолжают сживаться с грехом… Из тех россиян, кто называет себя православными, не более 5 процентов являются воцерковленными. Люди дистанцируются от полноценной духовной жизни в силу отсутствия у них такого опыта с детства. Приходя в храм, они видят одни запреты и слушают, но не слышат: смысл евангельского учения для них непостижим, они не знают, почему и для чего они крещены и что значит быть христианином.

Может быть, это и оттого, что Русская Православная Церковь говорит с народом не на современном языке, а на архаичном «паки-паки»?

— Я вспоминаю рассказ, который прочел в 70-е годы. Сельская учительница по возвращении из Москвы, где она была на экскурсии, с восхищением рассказывала о нашей столице. И ее спросили, была ли она в Большом театре и как там? Она с восхищением ответила: «Какие там диваны, какие зеркала!» Вы понимаете, Большой театр ведь не диванами известен.

Любой человек, даже с высшим образованием, не научившийся слушать оперу или смотреть балет, придя в театр, ничего не поймет. Но не театр же, не опера виноваты в невежестве зрителя. Человек сам должен подготовиться, хотя бы либретто заранее прочитать, чтобы понять, о чем будет музыкальный спектакль. И чем чаще он будет посещать представление, тем глубже ему будет раскрываться действие.

Проблема современного человека, начинающего ходить в храм, состоит не только в понимании богослужебного языка. Чтобы понятны были молитвы, надо знать и Священное Писание, и историю Церкви, и богословие. Ведь в текстах молитв используется много образов как Ветхого, так и Нового Заветов, много вероучительных норм. Здесь одно понимание языка не поможет. Надо больше читать.

Сейчас публикуется множество интересной литературы на современном языке, которая помогает все это понять, а также лучше знать церковные традиции, историю, искусство. Причина кроется во внутренних жизненных установках — человек, даже не понимая, примет то, что созвучно его идеалам, на что он, как говорится, настроен, ради чего он готов трудиться, чтобы понимать, осмысливать.

Но сначала он должен ощутить, что это его путь. Думаю, надо разбудить в наших современниках, особенно в молодых людях, потребность в высших началах: Истине, Добре, Красоте.

В чем сегодня, по вашему мнению, главное противоречие между церковным и светским восприятием действительности и роли человека на земле?

— Церковь рассматривает человека и его предназначение с позиции вечности, а современная массовая культура — с позиции сиюминутности.

Для Церкви человек является носителем образа Божия, а в современном мире он — потребитель.

Каждый выбирает для себя путь, хочет он того или не хочет. Это происходит постоянно, даже когда мы не отдаем себе в этом отчета. Лучше делать свой выбор осознанно, и Церковь настраивает нас быть бдительными, не упускать шанс проявить любовь к Богу и ближнему. А «светское восприятие», как вы выразились, усыпляет нашу совесть, откладывает духовное развитие на потом, а на первое место ставит заботу о себе, твердит о необходимости развлечений и получении удовольствия от жизни: «Бери от жизни все». Человек должен сам захотеть своего спасения.

Сегодня духовный и культурный мусор преподносится как современная культура. Так неужели мы хотим оставить после себя только свалку или информационную помойку?

Семья как домашняя Церковь

Как поддерживать, распространять и укоренять нравственность в народе?

— Я убежден, что если, соблюдая все правовые нормы, начинать образование и формирование мышления с правильной расстановкой приоритетов с детства, то мы уже в следующем поколении увидим другую нацию.

Сейчас, к сожалению, разорвана связь между образованием и воспитанием. Наблюдая за происходящим в нашей стране, я все чаще вспоминаю мудрые слова святителя Иннокентия, митрополита Московского — выдающегося миссионера и ученого. В 1845 году он писал обер-прокурору Святейшего Синода Н. А. Протасову о необходимости сочетания образования ума с образованием сердца в деле народного просвещения, ибо много бед обществу способны принести, по его выражению, «безнравственные грамотеи». Как видите, еще тогда Святитель предупреждал об опасности отделения знания от нравственности.

В каком возрасте надо начинать воспитание?

— С рождения. Основное воспитание, фундамент личности закладывает семья. И первое, что нам необходимо, — возродить семью и вместе с нею традиции семейного воспитания. Церковь во все времена свидетельствовала о важности брака и святости семейных уз. Христианский брак является даром полноты жизни, важным для осуществления супругами своего предназначения — духовного единства всех ее членов.

Наши предки называли семью домашней Церковью.

Церковь христоцентрична, и семья должна стремиться быть христоцентричной. Тогда и в стране все поменяется. Нельзя жить, зная только голос собственного эго. В школах нужно преподавать не половое воспитание, а семейное. Семья — это крест человека. Он тяжел, но он — во благо.

Сейчас много форм совместного проживания, в том числе институт гражданского брака. Как к нему относится православие?

— Церковь осуждает сожительство, когда люди, боясь ответственности, не регистрируют свои отношения. Это греховное состояние человека.

Практика «попробовать до свадьбы» на случай, если будущие супруги не подойдут друг другу, ставит под сомнение возможность создания семьи вообще. «Пробовать» можно всю жизнь, так и не найдя для себя достойного спутника. Такой подход развивает греховную страсть и асоциальность. Такие люди нередко остаются без потомства. Это проблема. У нас много женщин, которые не в состоянии родить детей.

Это результат такого отношения к браку.

Да, сегодня хорошо, если есть один ребенок в семье, а то детей и вовсе не заводят…

— Те, кто сегодня вступил в детородный возраст, выросли во время «демократических преобразований», когда вместе с прежней идеологией предавались забвению все нравственные принципы. В результате современные молодые люди крайне гедонистичны.

Они думают, что свободны от «комплексов и предрассудков», но на самом деле оказываются заложниками собственной греховности. Они страдают от вседозволенности. Молодые люди не способны справиться со своим «хочу», их раздутое эго постоянно мучается в самоизоляции.

Отсюда следует и отношение к детям. В былые времена рождение детей считалось Божьим благословением. Современные же молодые люди это считают мукой, а самих детей — обузой. Надо вернуть отношение к ребенку, как Божьему дару.

Если мы хотим сохранить наш народ от дальнейшей деградации, необходимо неотлагательно научить подрастающее поколение христианскому пониманию предназначения человека. Для этого надо, чтобы семья снова стала домом благочестия, как это было прежде на Руси, чтобы воспитанием детей занимались оба родителя.

Если ты крещен и крестил своих детей, то твоя принадлежность к Церкви не должна быть формальной. Надо не только детей отправлять в воскресную школу, но и самим родителям стремиться приобретать знания о вере.

Учить ребенка вере надо и дома, своей жизнью, вместе с ребенком и помолиться. По своей чистоте и простоте детская душа более всего открыта Богу и легко молится Ему и святым. Дайте ей возможность узнать Бога.

Что делать

Владыка, и с экранов госканалов телевидения, и с церковных амвонов о воспитании детей и юношества говорится много правильных слов, но все они с сослагательной частицей «бы».

Надо бы, вот если бы… Но «проклятый» русский вопрос звучит без «бы»: что делать?

— Духовное просвещение народа надо понимать как государственное дело. Изменить законодательство. В ста метрах от школы нельзя продавать и распивать спиртное. Но путь ребенка из школы — не 100 метров. По пути домой он проходит десятки лавок и магазинов, где стоит спиртное.

В США алкоголесодержащие напитки продают в специализированных магазинах, и у этих магазинов нет уличной рекламы.

Кроме того, надо выпускать социальную рекламу, особенно на телевидении. Формировать общественное мнение, укрепляющее социальные и семейные связи. Должно больше показываться фильмов, популяризирующих духовные, культурные и нравственные ценности.

Необходимо оказывать государственную и общественную помощь неблагополучным семьям в воспитании детей. Не спешить определять ребенка в сиротское учреждение при живых родителях, если родители не в состоянии содержать своих детей, воспитывать их в учебно-социальных центрах наподобие существовавших прежде интернатов. Это были школы с пансионом, в выходные же дни дети могли проводить время в семье.

Одновременно надо проводить добровольную социальную реабилитацию родителей: бесплатно лечить от алкогольной и наркотической зависимости, обучать профессиям и трудоустраивать, использовать любой шанс вернуть их к воспитанию своих детей. Разрыв связи детей с родственниками, особенно с отцом и матерью, бывает пагубен для ребенка.

Что с уже существующими детскими домами делать? Первое, зарплаты должны быть нормальные, чтобы сотрудники ценили свое место работы. Второе, детским социальным учреждениям не место в городах. Возьмите, например, США или Англию: в этих странах пансионы для подобных целей расположены вне городов, но оборудованы на высоком уровне. Еще лучше — отдать детские дома тем, кто способен работать 25 часов в сутки и не за зарплату, а по велению души.

В Европе, в США лишь малый процент детских социальных учреждений и домов престарелых — государственные.

В основном их содержат благотворительные и религиозные организации, и государство помогает им.

Пример ли нам Америка, погрязшая в грехах похлеще нынешней России?

— Я долго служил в Канаде и США. Настоящая, а не голливудская Америка — пуританская страна. Двухэтажный дом, своя земля, свой двор.

Ребенок растет на территории семьи.

Почему у нас так не сделать? Строить не малогабаритные квартиры в скворечникахмногоэтажках, а отдельные дома для каждой молодой семьи и давать землю. Ведь чего-чего, а земли в России больше, чем у любой другой страны. Надо покончить с однои двухкомнатными квартирами для молодых семей. У нас демографический кризис в стране, чтобы его решить, надо, чтобы в семье было минимум 3–4 ребенка. А сколько молодые супруги будут иметь детей, если живут в одно- или двухкомнатной квартире? Когда я приехал в Америку и в разговоре упоминал про двухкомнатные квартиры, у меня непременно уточняли: «Two bedrooms?» У них квартиры считаются по количеству спален, а залы, кухни и другие помещения — не в счет.

Но при увеличении числа комнат цены на квартиры должны быть доступными, а их содержание и коммунальные услуги быть по силам молодым семьям, в которых работает в основном только отец, в то время как мать растит детей.

Все эти предложения — к светским властям. Что должна сделать Церковь?

— Церковь не бездействует. Она идет навстречу всем, кто заинтересован в духовном и нравственном здоровье подрастающего поколения.

Церковь работает с педагогами, врачами, деятелями искусств, социальными работниками, направляя их силы на укрепление семьи. В этих же целях проводятся социально значимые мероприятия, объединяющие разные поколения.

В наших учебных заведениях воспитываются будущие граждане в любви к Родине, в уважении к старшим, в заботе о духовном здоровье и нравственной целостности человека. Церковные СМИ транслируют христианские и гражданские ценности, на которых веками созидалось могущество нашей страны.

Может быть, скажу новость для светских СМИ, в которых модно обличать духовенство, но у нас много священников высокой духовной жизни, чистой нравственности и активной гражданской позиции, которые служат не за деньги, а Богу.

В нашей епархии мы несколько лет реализуем программы летнего отдыха воспитанников детских домов в православных семьях, и много детей наши прихожане и клирики усыновили или приняли на воспитание. В Калужской области мы имеем приют, три гимназии и боремся за их выживание. К гимназиям предъявляют требования как к обычным школам, а материальное обеспечение происходит за счет прихожан и спонсоров. Власти субъекта Федерации могут (по желанию) финансировать зарплату преподавателей, но не администрации образовательного учреждения и персонала.

С 1 января стало возможным получать из бюджета на покрытие всех затрат на оплату труда работников, но не преподавателей религиозных дисциплин, не на питание детей, не на коммунальные и прочие расходы. На это все средства должен изыскивать учредитель — Церковь. Но Господь посылает добрых людей, и мы им благодарны.



Александр Хохлов


Вечерняя Москва









Лицензия Creative Commons 2010 – 2020 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru