Издательский Совет Русской Православной Церкви: Майя Кучерская открывает Николая Лескова

Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Майя Кучерская открывает Николая Лескова 26.02.2021

Майя Кучерская открывает Николая Лескова

О тайнах великого писателя, о его вере и важных уроках для нас сегодняшних

«Прозеванный гений» — так называется новая книга Майи Кучерской. Это первая полная биография Николая Лескова, вышедшая в серии «ЖЗЛ». Парадокс: все читали лесковского «Левшу», а вот о жизни классика знают немногие. Кучерскую он заинтересовал не случайно. Лесков оказался близок ей не только как писатель, но и как верующий человек. Об этом наш разговор с автором книги.

Архивы хранят ответы на многие вопросы

— Ваша дебютная книга «Современный патерик. Чтение для впавших в уныние» очень напоминала лесковские «Мелочи архиерейской жизни» и «Соборян». Вы чувствуете родство с русским классиком?

— Пожалуй, но, скорее, как бедная родственница. Понятно, что мысли о нашем родстве возникают в первую очередь в связи с моим «Патериком». Это сборник маленьких историй на церковные темы. Лесков тоже любил циклы, его «Мелочи архиерейской жизни», «Заметки неизвестного» — это собрания историй и анекдотов. Но объясняется это сходство вовсе не тем, что я ориентировалась на Лескова. А тем, что и Лесков, и я оглядывались на одну и ту же древнюю традицию — патерики, сборники историй о святых. Взять, например, сюжет о том, как умер праведный инок и его гроб провожала звезда по пути из больницы в монастырь. Меня всегда завораживали такие истории, эта близость к нашей обыкновенной жизни неба, чуда.

— Новую книгу вы писали более 10 лет, много работали в архивах. Удалось открыть что-то новое?

— В книге много новых фактов. Я узнала, например, какие бумаги составлял Лесков в киевской Казенной палате, обнаружила несколько его автографов. Написала, в какую церковь он ходил в Петербурге и говел ли — да, до поры до времени говел. Сколько в точности лет было его законной жене и когда она умерла. Как его сын относился к нему: очень сложно.

Отец Димитрий Смирнов и дьякон Ахилла

— Лесков живо интересовался ролью Церкви в обществе, писал об этом. Что сегодня может быть полезно нам из его взглядов на церковную жизнь?

— Многое в укладе и устройстве нашей церковной жизни осталось таким же, как и столетия назад. И проблемы во многом те же. «Христианство на Руси еще не проповедано», — записал в своем дневнике герой «Соборян» протопоп Савелий Туберозов. Лесков болел душой о том, чтобы христианская любовь, а значит, дух, не буква торжествовали. И понимал, что изменить ситуацию может не столько церковная власть, сколько частные люди, искренне живущие по-христиански. По-моему, это и есть его главный урок, важный и для нас сегодняшних.

— У Лескова очень яркие образы священников. Как вы думаете, о ком из нынешних пастырей он охотно бы написал? Может, о недавно ушедшем от нас отце Димитрии Смирнове?

— Возможно. И Лесков этот тип отчасти вывел в дьяконе Ахилле в тех же «Соборянах». Ахилла — такой же тип русского богатыря. Правда, он намного простодушнее, хотя бы потому, что в церковной политике не участвовал.

Как в детском Евангелии появилась зима

— В каком возрасте вы поверили в Бога? Вас кто-то привел в храм?

— К вере мне помогли прийти книги Льва Толстого и разговоры с верующими друзьями. Крестилась я в 17 лет, на заре церковного возрождения в России. Но еще успела застать то время, когда многие христиане вели полуподпольное существование — с крещениями на дому, чтением церковного самиздата, Библиями, напечатанными на папиросной бумаге, тайно привезенными из-за границы.

— Очень популярны ваши «Евангельские рассказы для детей». Как родилась эта книга?

— Мне хотелось приобщить к вере своих детей, но я быстро поняла, что чтение Евангелия для четырехлетки не вариант. И пересказывала старшей дочке и сыну основные евангельские сюжеты своими словами. Очень просто и доступно. Вводя в повествование русскую зиму, варежки, ушанки. Попутно записывала какие-то эпизоды. Однажды отправила парочку таких историй друзьям, а они: «Ах, да как же хорошо, продолжай…» Ведь тогда, в начале 2000-х, адаптаций Евангелия для детей почти не было. И вот мои рассказы вышли в свет в 2004 году стараниями и при поддержке отца Димитрия Смирнова. А потом книга пережила несколько переизданий, в том числе и в светском издательстве «Малыш».

«…И Мария тут же прозрела»

— Какой сюжет Библии вам наиболее близок?

— Рассказ о том, как Мария приняла воскресшего Иисуса за садовника, как Он назвал ее по имени — и она тут же прозрела. И воскликнула: «Раввуни!» Этот фрагмент часто читается на всенощной, и меня он неизменно трогает, хотя я слышала его много раз. Трогают слезы покинутой Марии, ее встреча со Спасителем, Которого она не узнала. И вспышка чуда. Чуда встречи, второго обретения Господа после его смерти.

— Что должно быть в книге, чтобы она стала для вас христианской?

— Когда за событиями, происходящими в романе, проступают четко и ясно представления автора о добре и зле, и эти представления совпадают с христианской шкалой. «Идиот» Достоевского таков.

Елена Алексеева

Источник: "Крестовский мост"









Лицензия Creative Commons 2010 – 2021 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru