Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Василий Дворцов: «Вот покончу с проклятой войной – будет звездами взорвана ночь!» 02.03.2020

Василий Дворцов: «Вот покончу с проклятой войной – будет звездами взорвана ночь!»

22 февраля в Шолоховском зале Союза писателей России с большим успехом прошел юбилейный творческий вечер Василия Дворцова, посвященный 60-летию выдающегося поэта, прозаика, драматурга и иконописца.

Василий Дворцов родился в Томске в 1960 году. Учился в Новосибирском Государственном медицинском университете, окончил Новосибирское государственное Художественное училище. Дворцов – автор романов: «Аз буки ведал…», «Каиново колено», «Terra Обдория», «Звезда Марии», а также стихотворных сборников и 14 пьес, которые поставлены и идут в театрах страны. В качестве театрального художника оформил более пятидесяти спектаклей.Он также художник и реставратор Русской православной церкви.

Творчество и общественная деятельность отмечены премиями: имени И.А. Гончарова, имени В. И. Нарбута, Фонда «Возрождение Тобольска» имени Александра Дунина-Горкавича, «Российский писатель» в номинации «Наставник», имени Н. С. Гумилёва, «Российский писатель» в номинации «Поэзия», «Золотой витязь», имени И. А. Бунина, Святого благоверного князя Александра Невского, имени А. Н. Толстого, имени Эдуарда Володина, журнала «Москва», «Русского переплёта», Патриаршим знаком «За вклад в развитие русской литературы».

Действительный член Академии Российской словесности, член Союза Писателей России, номинант Патриаршей литературной премии.

Для начала стоит посмотреть слайд-шоу с творческого вечера Василия Дворцова:

https://youtu.be/b4c_eL5M4i0

Словно былинный богатырь современной русской поэзии, Василий Дворцов начал свой бенефис с чтения поэмы «Правый мир», посвященной солдатам Великой Отечественной войны и своему деду Илье Васильевичу Дворцову. Эта поэма — одно из самых трагических и необходимых произведений о войне, — недаром ее изучают в школах!

Творчество Василия Дворцова уходит корнями – словно в древнерусские богатырские былины — в сражения Великой Отечественной войны, и в этом природа колоссального воздействия стихов Василия Дворцова на слушателей. Поэтический пафос основан на реальных воинских подвигах советских солдат и его деда-героя, которые по боевым подробностям и деталям сравнялись, а зачастую и превзошли былинные предания древнерусских богатырей. Время выявило подлинный масштаб сражений, и величие героев Великой. Отечественной войны, которая теперь является новой эпической эпохой в жизни народа.

Ритмическая организация стихов Василия Дворцова зачастую схожа с солдатскими пословицами, и с боевыми поговорками:

Мы шагали с тобой

По дороге крутой.

И тащилась судьба

За военной трубой.

Только ворон кружил

Высоко синевой -

Надо мной и тобой.

Побратим-братан-братушка,

Пополам с тобой ели варево,

И одна у нас была кружечка, -

Да только жизнь по углам все расставила…

Недаром, даже такое мирное, казалось бы, дело как составление «толкового словаря живого великорусского языка» стало возможным исключительно благодаря тому, что военный хирург Владимир Иванович Даль – на войнах! – записывал и вятские, и тамбовские, и курские значения и выражения. Даль принимал участие в русско-турецкой войне, в подавлении польского восстания, в хивинском походе, в дороге, переезжая из конца в конец бескрайней Российской империи с командировочными предписаниями, с подорожными с войны на войну, оперировал раненных солдат. В полковом же обозе шла телега, груженная записками Даля, которая иногда терялась, но потом – слава Богу! – всегда находилась. Телега эта и была гружена будущим словарем…

В просодии Василия Дворцова ощутимы тонические говорные формы, строфам присуща и песенная, и речитативная напевность, свойственные устному, подлинно народному творчеству — и этом природа столь глубокого воздействия:

Кто успел - пусть нет на нём суда.

Кто не смог - навек теперь в стоп-кадре.

Маяком сияла на кокарде

Каждому в судьбе его звезда.

В этом воля наша, господа.

Есть приказ - оставить, пропустить,

Развести им коридор дороги.

Только вот отстрелянные ноги

Не прикажешь снова прирастить.

Чтоб понять всё это и простить:

Говори, сестрёнка, говори,

О любви, о смерти, о любви…

Человек в высшей степени современный, Василий Владимирович ведет и страницу в Фейсбуке. И там он иногда делится стихами, выражающими — с возвышенной грустью —саму мимолетность бытия. Мне бесконечно дороги эти его строки:

Скрипучей порошью бежали

Меж чёрных елей эти дни.

Вокруг мечтали и стяжали,

Кляли и клеили скрижали,

И бесконечно провожали

Созвездий спелые огни…

Бог даст, да обнулятся снова

Зима, отвар, петардный бой.

Меж звёзд счастливая подкова.

Бумажно-снежная основа

Под первопутным скрипом слова.

И одинокости покой.

Поэзии Василия Дворцова посвящено множество статей, аналитических трудов и научных исследований.

Кубанская поэтесса Нелли Василинина, автор многих поэтических сборников, радуется душевному общению: «С первой страницы... Василия Дворцова – сразу погружаешься в богатый, многокрасочный и многозвучный мир, где, казалось бы, знакомые слова обрели новое звучание, более глубокий смысл, может быть, самый глубинный. И слова эти не просто находки, так говорит душа поэта – это ее язык, дыхание, видение, ее движение...

Всего одно слово..., и сразу видишь, какие волны черные, тяжелые, холодные с маслянистом блеском, сразу же ощущается мощь и опасность стихии, чем точнее образ или определение, тем они многограннее, полнокровнее, богаче, ближе к сути вещей. В этом сказывается талант и мастерство.

До глубины души меня тронули стихи, где удивительно нерастраченное, несмотря на то, что с нами в последнее время происходит, чувство Родины, нерасторжимость с ней и поистине сыновья любовь.

Стихи – высоко-художественны, жизненны и глубоки, они – судьба, за которую плачены, по словам автора, «неслыханные цены...».

Прозаик, публицист, главный редактор газеты «Российский писатель» Николай Дорошенко анализирует: «Василий Дворцов - из Сибири…помню как, открывши для себя Павла Васильева, я изумился его сибирской энергии... нас одаривал русским языковым богачеством и богатырством Валентин Распутин…

Вот и читая Василия Дворцова, я вынужден отдавать себе отчет в том, что не только природными кладовыми, но и своей духовной полнотою в наше неурочное время спасает Россию Сибирь.

Но если проза поэта Есенина интересна лишь тем, что её написал гениальный поэт, то стихи крупнейшего современного прозаика Василия Дворцова вполне самодостаточны, они могут стать в первый ряд современной русской поэзии... скажу просто: стихи прозаика Василия Дворцова - это результат его богатейшей художественной оснастки, его внутренней, личностной и изобразительной свободы.

Да, талантливейший прозаик Василий Дворцов всего лишь нетерпеливо бросил мне, читателю, горсть сверкающих поэтических слов, но в них я узнаю так же и вечные, как созвездия в небе, силуэты собственных житейских волнений и опытов...».

Александр Орлов поэт и школьный учитель, присутствовавший на юбилее Дворцова: «В своих стихах Василий Дворцов приглашает всех на братский пир и на это торжество русского слова созываются многие, но разделяют с поэтом праздник избранные, которых он величает сердечными друзьями. Поэзия Дворцова широка и открыта, и эти два определения отражают её духовную глубину. Помимо всего поражает лексическая насыщенность автора. Порой кажется, что он через словесное многообразие народа познал его душу. Поэтому он понятен каждому русскому человеку, куда бы ни приводили его дороги жизни или смерти, ведь стихи Василия Дворцова призваны – воскрешать…».

Письмо

Я на север гляжу, где твой дом,

Где зажгла ты огонь у окна.

Город зябнет за тонким дождем,

И по стеклам ползет тишина.

И я вижу твой клетчатый плед,

Как нахохлилась ты над столом,

Абажуром изрезанный свет

Над моим – слишком кратким письмом:

«...Ты прости меня, слышишь, не мог отказать –

Как ребятам по жизни смотрел бы в глаза?

Ты прости, ты прости – все нельзя рассказать...»

Рассказать... Рассказать...

Я на север гляжу, где звезда

Закачалась в ладонях ветвей,

Где когда-нибудь будет она

Отражаться в глазах сыновей.

Что ты! Что ты – не спорю с тобой!

Пусть родится красавица дочь.

Вот покончу с проклятой войной –

Будет звездами взорвана ночь!

«...Мы под самым аулом неделю стоим.

Днем жара, тошнотворный пожарищный дым.

Но нам все-таки легче, чем многим другим...»

Чем другим... Чем другим...

Я на север гляжу, где судьбой

Мне дарованы лучшие дни –

Заградившись панельной стеной,

Были мы бесконечно одни...

Из долины вздымается тень,

Все отчетливей трассы свинца.

Я на север гляжу через щель –

Чтобы снайпер не видел лица.

«...А у дома березы ссыпают листву,

И рябина сгорает в закатном ветру.

Я люблю. Я люблю тебя – значит приду.

Я приду... Я приду».

СИБИРЯК

В моей крови течёт моя страна:

Ленца Днепра и бурный нрав Амура,

Седого Волхова негромкая волна

С Кубанской мутью вешнего разгула.

Во мне связались солнечным узлом,

Сплелись, свелись Господними путями

В единстве объяснимо непростом

Хохол, маньчжур, казак и северянин.

Тесню плечами Запад и Восток,

Ушкуйный свист в усах Тмутаракани.

Но горькой желчью прожигает бок

Чернь Томских изб в крапиве и бурьяне.

Смиренье и бунтарство – маята

В моём сердцебиеньи и дыханьи,

А облаков предгрозных полнота –

Мои моленья и мои дерзанья.

Котомка-память семена хранит,

Что станут виноградом и пшеницей.

А под пятою сонный рыба-кит…

А в волосах гнездующие птицы…

Четыре края с памятью кровей,

Такая щедрость многим и не снилась!

Я переполнен Родиной моей –

Она на мне

во мне

перекрестилась.

ОСИНОВАЯ КУПИНА

Ах, года вы мои золотые!

Вам цена – прокипевшая кровь.

По осенним ландшафтам России

Я вернуться пытаюсь вновь.

Узнаю, и как будто бы заново

Проживаю былые пути:

Перелесок под взорванным заревом,

Выгибаемый ветром, гудит,

Поле мокрое, холм скособоченный,

Над гумном ожерелье ворон.

На коньке пастушок озабоченно

Объезжает разбитый загон…

Так в точь я – в мелкий дождик еланями

Собирав одичавших телят,

В негорячем осиновом пламени

Услыхал, как мечты говорят.

Повело, понесло, позаснежило

В расцарапанных в зиму полях...

Я живым пронесён был по нежили,

Чтобы мир не ценился в рублях.

Чтобы платой за всё – только алая

В сизых мшаниках осыпь осин.

И чтоб золото запоздалое

Уступало богатству седин.

Чтоб сродниться не с опрометчиво

Закопавшим таланты рабом,

А с таким же, предсмертьем освеченным,

Говорившим со мною кустом.

Перед робким октябрьским пламенем

Я стоял не снимая сапог...

Неужели опять то же знаменье?

Тот же мокрый насквозь пастушок?!

Он коня понужает коленами,

Он замёрз, и устал, и сердит.

Только я уже знаю наверное:

Перед ним тихо ангел летит.

И когда пастушок вдруг очутится

За оградой хозяйских забот,

Пусть ему тоже, тоже почудится,

И пусть шёпот листвы позовёт.

Позовёт в города отдалённые,

Там, где люди красивы как сон...

Я здесь вновь, чтобы было позволено

Быть зарытым под этим кустом.

Чтоб под палой листвой отсырелою,

Раствориться в отчизну свою.

Где, сойдясь, пастухи поседелые

Отслужили б по мне литию.

СОНЕТ

Изорванным лиловым покрывалом

Закат укрыл остылые луга.

Сегодня в ночь просыпятся снега –

Последье листьев ветром оборвало.

Несут заряды облака устало.

На фоне леса серые стога

И чёрных елей мокрые рога

Двоятся в озере вечерне-алом.

Вдыхаю дыма зябкий аромат,

И слушаю, как тоненько звонят

В монастыре оконченную службу.

Село томится сиростью дворов.

Но завтра все обиды, беды, нужды

Утешит милость снежная – Покров.

Сергей Алиханов

Источник









Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru