Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Жизнь как на ладони 02.03.2018

Жизнь как на ладони

Богданова И.А. Жизнь как на ладони: повесть. - М.: Сибирская Благозвонница, 2017. - 622, [2] с.

Ирина Богданова -  современная писательница, автор как сказок для малышей, так и довольно объемных произведений для читателей постарше. Книги ее недаром популярны - они в хорошем смысле поучительны, добры, полны небанальных ответвлений сюжетов и ярких, харизматичных персонажей. Повесть, о которой пойдет речь, написана в интересном жанре фантастической прозы на историческом фоне (можно было бы назвать ее «неисторической», если бы это не было слишком явной отсылкой к Водолазкину и его «Лавру»)

Перед нами начало ХХ века и сравнительно небольшой (если не считать эпилога) отрезок из жизни обычного деревенского мальчика Тимофея, сироты, случайно попавшего в семью гатчинского врача Петра Сергеевича Мокеева. За то время, что Тимофей находится у доктора, судьба мальчика (да и всей его новой семьи) головокружительно меняется: вместе они переезжают в Петербург, знакомятся с большим количеством новых людей, помогают многим из них, обретают в свою очередь новых друзей, новые радости и трудности, а доктор-вдовец – новую любовь.

Интересно посмотреть, какими изображены герои книги. Мальчик Тимофей показан эдакой волшебной палочкой-выручалочкой – вряд ли какой-то человек в реальности смог бы совершить столько добрых дел в такой короткий отрезок времени. В самом начале он спасает доктора от ограбления, тут же, выиграв в лотерее благотворительного общества, отдает выигранную лошадь погорельцам, вскоре пытается обучить слепоглухую дочь друзей семьи чтению и общению (и у него получается). Чуть позже мальчик помогает выбраться из ледяного подвала своему ровеснику Коке, замерзавшему насмерть, активно участвует в жизни маленькой польской девочки Кристины, живущей в ужасной нищете вместе с отцом-сапожником, а самому сапожнику невольно помогает найти подходящую пару; получает ценнейшее наследство, состоящее из антикварных пуговиц (которые, конечно, продает в пользу лазарета для раненых в Русско-японской войне), и, наконец, благополучно возвращает Николаю II искомую им пуговицу от мундира Петра I. Между делом он кормит нуждающихся, воссоединяет влюбленных, утешает раненых, помогает отчаявшимся… Еще один «всемогущий» персонаж (и, возможно, самый запоминающийся) – старушка Досифея Никандровна, с которой Тимофей познакомился в первый день своего пребывания в Петербурге, бабуля «с жидкими спутанными волосами и в подпоясанном веревкой засусленном синем зипуне», никогда не ходящая спокойно, а всегда бегущая или выпрыгивающая словно из-под земли (а часто и буквально – из подземного хода, подвала или куста) в самый опасный момент, разрешающая любую неразрешимую ситуацию, совершающая поступки нелепые и невероятные «вскачь по еле заметной тропке, заросшей лютиками». То ли юродивая, то ли трикстер, связной между мирами явным и тайным (а на самом деле, как оказывается, старая дева с несчастной судьбой) – она появляется и исчезает внезапно, находится повсюду и знает все про всех на долгое время вперед. Но недаром она показана другом Тимофея – только им двоим дана такая беспредельная власть над миром, и ей, пожалуй, даже больше, чем ему. Сюжет про них совершенно сказочен, невероятен, и тем более увлекателен, что написан абсолютно правдоподобно, с обилием точнейших деталей и мельчайших событий – в общем, можно сказать, что именно благодаря дружбе мальчика с Досифеей Никандровной текст повести обрел то самое волшебное напряжение, благодаря которому ребенку может быть интересно читать.

Странных этих всемогущих героев, толкающих действие вперед, окружают люди, так сказать, «обычные» – разные, и хорошие, и не очень, сопровождающие Тимофея на протяжении всего текста или, наоборот, служащие исключительно объектами его интереса и выпадающие из поля его внимания сразу, как только их нужда в нем иссякает (но не наоборот). Такова, например, уже упомянутая дочь друзей семьи Таня, которая так трогательно и подробно описывается на первых страницах книги, затем исчезает и появляется еще несколько раз только затем, чтобы напомнить читателю – да, она действительно учится говорить и читать, и начало этому положил именно Тимофей. Таков странный старичок с набережной, которого Тимофей привел домой, накормил и которому рассказал о хранимой им пуговице, которую надо отдать неизвестному наследнику. Таков раненый из военного лазарета, умиравший от тоски по невесте и выздоровевший после того, как она приехала к нему. Они встречаются нам, проходят мимо и являются скорее показателями доброты мальчика, чем самоценными персонажами (хотя, если честно, от сюжета про Таню я ожидала больше, тем более, что ее родная сестра, Зина, постоянно упоминается и активно действует на протяжении всей повести). Пожалуй, кроме детей (Тимофея, Зины, Коки и Севы Езерского), полноценных героев книги трое-четверо: доктор Петр Сергеевич, тетя Сима, княгиня Езерская и, может быть, певица Евгения Рассолова (обобщенный образ популярной певицы царского времени).

Что это все значит? Плохо ли, когда книгу так легко «разобрать» на персонажей, когда отдельные персонажи-люди явно непохожи на людей (а другие – обычные), а сюжет напоминает волшебную игру? Думаю, что это вовсе не плохо. Теряют ли, например, «Хроники Нарнии» свой глубокий духовный смысл от того, что дети путешествуют в мирах посредством платяного шкафа, а животные разговаривают? Или так: нужно ли читать «Остров доктора Моро» или «Собачье сердце», ведь там получилось создать из животных людей, а в реальности пока не получилось? Думается, тут дело не в правдоподобности, а в том, насколько увлекателен текст, насколько хочется дочитать его до конца (книга Богдановой внушительна по объему, и, кстати, у нее уже вышло продолжение), а также – в ряду каких именно текстов его следует воспринимать. Конечно, при выборе чтения важно понимать жанр книги, и недаром в самом начале своего отзыва я заговорила о жанре. Никак не получится вписать повесть о Тимофее в список исторических художественных произведений для детей, хотя по ряду признаков, казалось бы, она наиболее очевидно является именно исторической (повествование о жизни частной семьи на фоне исторических событий с участием исторических лиц). Историчность книги далеко не всегда убедительна, даже если можно было бы извлечь из нее совсем явные мифы (чего стоят, например, периодически возникающие по ходу действия коммунисты, ведущие подрывную деятельность исключительно от безделья и злости, или никак не проявляющие себя охотники за царской пуговицей). А именно элементы фантастичности и некоторая в хорошем смысле кукольность, нереальность персонажей делают ее интересной и придают ей важный смысл. Каждый раз, когда Тимофей выходит на улицу, перед ним возникает ситуация, создающая выбор: сделать добро, сделать зло или пройти мимо. Каждый раз, когда мальчик, не задумываясь, выбирает добро, у него начинает все получаться, сбываются все его желания и замыслы – такое ощущение, что весь мир приходит ему на помощь, в лице странной Досифеи Никандровны или как-то иначе. Он погибает – и остается жив. Попадает в незнакомую семью – и обретает родных. Не знает, как сдать трудный экзамен – и в памяти внезапно находится нужный ответ, который, казалось, никогда не пригодится. Теряет шкатулку с наследством – и по ходу ее спасения спасает еще и девочку-подростка, дочь тяжелых алкоголиков. Все это описывается просто, спокойно, безо всякого морализаторства и попытки «научить» – просто по ходу чтения незаметно начинаешь понимать, что повсюду в мире есть добро, и оно всегда встретится тебе, если сам будешь добрым и открытым в любых обстоятельствах (а тяжелых обстоятельств в жизни Тимофея хоть отбавляй).

Такой же выбор, что Тимофею, ежедневно приходится делать и Досифее Никандровне – много лет назад потеряв горячо любимого жениха на войне, она верна ему всю жизнь, и так же, как и мальчик, всю жизнь старается помогать тем, кто в этом сейчас нуждается. По таким же принципам живет и доктор Мокеев, самоотверженный, честнейший человек – и, скорее всего, тоже именно благодаря этим принципам остается жив даже в самые опасные моменты. В целом, несмотря на сложность описываемого исторического времени, повесть наполнена солнцем, счастьем, добром: «Телец велик, – никто пусть не уходит голодным; все наслаждайтесь пиршеством веры; все пользуйтесь богатством благости», как говорится в великом «Слове на Пасху» Иоанна Златоуста. Книга буквально программирует позитивное отношение к миру (не саму картину мира – это важно!), а сделать это с помощью вымышленных героев легче, чем с помощью исторических фактов. Таковы многие сказки, например, таковы же и лучшие произведения фантастики ХХ века; они не про соответствие реальности описываемому, а про внутренний выбор героев.

Отдельно хочется сказать о языке книги. Плоть ее – именно сюжет, не язык. Язык здесь минимален, не идет вглубь своей истории, не обретает крыльев метафор и символов. Иногда (а порой и не иногда) он утомляет: «Пруд располагался сразу за небольшой березовой рощицей, видимо, посаженной совсем недавно, потому что кроны деревьев еще не обрели пышной красоты раскидистых российских рощ, наполняемых по ночам дивным соловьиным пением... Навстречу Тимке проскакал на костылях незнакомый больной с окладистой бородищей, и вальяжно проплыла горожанка в красной кофте крупными горохами». Но, если честно, за подобными этой длинными фразами с множеством прилагательных, насыщающих и перенасыщающих текст подробностями, очень быстро перестаешь следить, именно потому что действие – интересно и ощущение от этого действия – искреннее и светлое. С другой стороны, возможно, именно благодаря нарочито упрощенному и порой штампованному языку мы видим героев, их мысли и поступки так близко, что не надо ничего ни домысливать, ни воображать дополнительно. Реальность (хоть и такая необычная, какая показана в книге) вырывается из тесноты описаний, и мы становимся не только свидетелями, но и соучастниками ее. Наблюдаем за проезжающими экипажами, болтаем ногами в теплой Неве, спешим в темный подвал с кружкой молока для маленькой девочки, вслушиваемся в орудийный грохот, чтобы понять, кто родился у императора – сын или дочь. На наши глазах каждый день происходят важные вещи, не всегда заметные, не всегда очевидные, и чувствовать их, радоваться им, участвовать в их судьбе – великое дело и великий труд, которому и учит данная книга.

Автор обзора: Екатерина Ратникова

Источник:Правчтение

***

Ирина Богданова – номинант патриаршей Литературной премии 2017 года, лауреат конкурса «Просвещение через книгу».




Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru