Катастрофа Льва Толстого


Катастрофа Льва Толстого 13.12.2016

Катастрофа Льва Толстого

В журнале «Православное книжное обозрение» опубликован материал, посвященный новой книге протоиерея Георгия Ореханова о Льве Толстом.

В московском магазине «Читай-Город» прошла презентация книги  протоиерея Георгия Ореханова «Лев Толстой. “Пророк без чести”. Хроника катастрофы», выпущенной издательством «Эксмо».

В начале встречи к собравшимся обратился руководитель Духовно-просветительского центра Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета протоиерей Лев Семенов. Затем слово взял автор книги — протоиерей Георгий Ореханов. Отец Георгий начал с ответа на вопрос, поставленный ведущей: если сегодня есть общественный запрос на Толстого, в чем он заключается?

— Необходимо уточнить, общественный запрос на что? Если на книги Льва Толстого, то я не знаю ответ, здесь нужно спрашивать специалистов по продажам: может быть, его, действительно, покупают чаще, чем других классиков. Когда я говорю, что существует общественный запрос на Толстого, я имею в виду несколько иное. Всякий раз, когда в нашем обществе происходят какие-то события, предполагающие обострение дискуссии, особенно в связи с церковной ситуацией, почему-то вспоминают Толстого.

Ко мне все время обращаются с просьбой что-то прокомментировать. В том числе, те события, которые, казалось бы, никакого отношения к Толстому не имеют. Например, выступление одной известной группы в Храме Христа Спасителя и все, что с этим связано, или террористическую деятельность организации ИГИЛ. Когда что-то происходит, мне звонят и спрашивают: «А как бы на это отреагировал Толстой?». То есть Толстой где-то на заднике нашей ситуации присутствует и за всем следит. Интересно, что когда к власти в Германии пришли нацисты, замечательный немецкий писатель, который всем вам хорошо известен, Томас Манн, написал: «Мы не знаем, произошла бы Первая мировая война, если бы в 1914 году на мир смотрели внимательные глаза яснополянского старца». Авторитет Толстого в тот момент был так высок, что, может быть, его было бы достаточно, чтобы остановить Первую мировую войну. Складывается впечатление, что Толстой продолжает присутствовать в нашей жизни.

Но беда заключается в том, что как мне кажется, Толстого мы знаем очень плохо. Уже дошло до того, что недавно предложили его убрать из школьной программы. Это тоже — знамение времени. Потому, что читать Толстого — это непростое дело. Причем, одно дело читать «Севастопольские рассказы», другое — роман «Анна Каренина», а третье — его философские трактаты. Современный человек вообще не очень любит интеллектуально напрягаться. Толстого не читают и не знают, но он продолжает оставаться авторитетом в вопросах нашей жизни. В этом некий парадокс. Учитывая это обстоятельство, запрос на Толстого очень актуален.

Но он актуален еще и в другом смысле. Дело в том, что я много раз встречался с людьми, которые, действительно, не читают Толстого и его не знают, но имеют примерно те же самые взгляды на жизнь, на Церковь, на другие мировоззренческие вопросы, что и он. То есть, актуален, может быть, не столько сам Толстой и его произведения, сколько «толстовство». Не в узком смысле слова: речь идет о том, что взгляды Толстого постоянно распространяются в этом мире. Почему? Потому, что Лев Николаевич Толстой проповедовал тот тип христианства, который в тот момент, в конце XIX века, был очень популярен в Европе. Он стал проводником этой доктрины. Этот тип христианства был воздухом, атмосферой, в которой жило то поколение. Постепенно то, что в книге названо секуляризацией, стало распространяться и на Россию. Секуляризация — это процесс утверждения такого взгляда на жизнь, на Церковь, на религию, который можно назвать вполне толстовским. Это тот воздух, которым мы дышим. Это тот мир, в котором мы живем. И поэтому человек может совершенно ничего не знать о Толстом, но при этом придерживаться его взглядов.

Затем протоиерей Георгий Ореханов ответил на вопросы читателей.

— Известно, что два самых известных классика русской литературы XIX века Л. Н. Толстой и Ф. М. Достоевский так ни разу не встретились друг с другом. Как Вы думаете, почему так случилось?

— Очень важный и интересный вопрос — почему эта встреча не произошла. Точного ответа на него нет: никто подробно об этом не писал, никаких документов у нас нет. Один раз в жизни Толстой и Достоевский оказались в одной аудитории, примерно так же, как мы с вами. На моем месте, выступающего, сидел или стоял Владимир Соловьев с лекцией о богочеловечестве. На эту лекцию пришли Толстой и Достоевский. Пригласил их общий знакомый Николай Николаевич Страхов. То, что они оба в этой аудитории, писатели сами не знали. Народу было очень много. Толстой сам узнал об этом в 1903 году, через 25 лет, когда к нему в Ясную Поляну приехала вдова Достоевского и совершенно случайно выяснилось, что два великих писателя вместе были на лекции. Долгие годы исследователи бьются над вопросом, почему Страхов их не познакомил. С моей точки зрения, самая правдоподобная такая версия. Страхов тоже был философом, но, конечно, по масштабу уступал и тому, и другому. Он продолжительное время переписывался с Толстым и Достоевским. Как человек честолюбивый Страхов этим очень дорожил и понимал, что если два гения познакомятся, то как посредник он будет им не нужен. Есть такая точка зрения, что он специально этого не сделал, чтобы не потерять свое влияние, «моральный капитал».

Но это точка зрения, почему они не встретились в конкретный вечер. Почему они не встретились вообще и даже не обменялись почтой — вопрос более сложный. Сложный потому, что они друг друга очень ценили. Достоевский считал «Анну Каренину» лучшим романом XIX века. Отношение Толстого к Достоевскому сложнее. Он очень ценил Достоевского-провидца и считал его лучшим произведением «Записки из мертвого дома», но до определенного момента довольно прохладно относился к художественным произведениям Достоевского.

Однако перед смертью позиция Толстого изменилась. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить сотрудников не только московского музея Льва Толстого, но и музея «Ясная Поляна». Там до сих пор работает Татьяна Васильевна Комарова, которая сделала в свое время замечательную находку. Она обнаружила тот экземпляр «Братьев Карамазовых», который Толстой держал в руках и делал пометки на полях. И вот, Татьяна Васильевна эти пометки проанализировала, и выяснилось, что если раньше Лев Толстой критически относился, например, к запискам старца Зосимы, считал их искусственными, нежизненными, то за две недели до смерти они вдруг становятся для него очень важными. Толстой начинает размышлять над ними. Опять же, следует задать вопрос, а какую роль играл Достоевский в жизни Льва Толстого?

Если будете читать книгу, обратите внимание, Александра Андреевна Толстая, двоюродная тетка Льва Николаевича, которая состояла с ним в многолетней переписке и оставила о нем воспоминания, знала и Достоевского. Достоевский умер в феврале в 1881 года, за месяц до убийства императора Александра II. Александра Андреевна Толстая встречалась с Достоевским незадолго до его смерти. Писатель хотел ближе узнать учение Льва Толстого, и она показала ему письмо к ней своего внучатого племянника. По воспоминаниям Александры Андреевны, Достоевский сразу почувствовал какую-то фальшь, хватался за голову и говорил: «Не то, не то!..» — он сразу почувствовал, что Толстой встал на ошибочный путь...

Анна Григорьевна, вдова Достоевского потом приехала в Ясную Поляну и встретилась с Толстым. И тот сказал ей замечательны слова: «Достоевский был для меня дорогой человек и, может быть, единственный, которого я мог бы спросить о многом, и который бы мне на многое мог ответить». За 25 лет после смерти Достоевского Толстой, видимо, прошел какой-то путь, эволюцию взглядов. Но повторю, слишком мало материалов, чтобы прямо ответить, почему эти два писателя не встретились реально.

— Меня смущает название Вашей книги: «пророк без чести» это ведь значит «бесчестный пророк». Можно ли так называть великого русского писателя?

— Дело в том, что мы с друзьями и коллегами два месяца обсуждали это название. Книга называется «Лев Толстой. “Пророк без чести”. Хроника катастрофы». Разместив анонсы в фейсбуке, мы получили обратную связь от читателей, и в том числе два совета. Один из них — взять слова «пророк без чести» в кавычки, а другой — разместить на обложке ту самую евангельскую цитату, из которой эти слова взяты: И соблазнялись о Нем. Иисус же сказал им: не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и в доме своем (Мф. 13:57). Помещая эти слова в кавычки, я подчеркиваю, что это цитата из Евангелия, это не мой отзыв о Толстом, я вообще к Толстому отношусь с большим уважением и с любовью. Я совершенно не считаю его бесчестным человеком.

Конечно, Христос, говоря эти слова, имел в виду нечто совсем иное, чем то, что подразумевает название книги, но ведь оказалось же так в жизни Толстого, что он стал «пророком без чести» и в своем отечестве, и в своем доме, в своих отношениях с женой.

Лев Толстой, безусловно, был пророком, но не в евангельском смысле этого слова. Он был проповедником нового типа христианства, который уже был известен в Европе. Толстой был первым русским человеком, который публично, открыто и очень настойчиво начал доносить до своих современников эти идеи, хотя нечто похожее писали и до него, например, Герцен. Так что название вполне оправдано.

Автор: Илья Агафонов

***

ПРОТОИЕРЕЙ ГЕОРГИЙ (ЮРИЙ) ЛЕОНИДОВИЧ ОРЕХАНОВ (род. 2 мая 1962, Москва) — российский богослов и историк. Кандидат богословия, доктор церковной истории, доктор исторических наук, профессор, член Экспертного совета Высшей аттестационной комиссии при Министерстве образования и науки Российской Федерации по теологии. Окончил механико-математический (1984) и психологический (1990) факультеты МГУ имени М. В. Ломоносова. С 1995 года преподает на кафедре истории Русской Православной Церкви богословского факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. В 1998 году в ПСТГУ защитил диссертацию по теме «Эволюция идеи собора и генезис представлений церковных реформаторов о структуре, месте и роли этого органа в церковной жизни» и получил степень кандидата богословия. В 1998 году был рукоположен в сан диакона и того же времени является штатным клириком храма святителя Николая в Кузнецкой слободе г. Москвы. В 1999 году рукоположен в сан священника. В 2005 году в Российском государственном социальном университете защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата исторических наук по теме «Исторический контекст подготовки Поместного Собора Русской Православной Церкви и генезис церковно-реформаторского движения (1905-1906 гг.)». 2010 года в ПСТГУ защитил диссертацию на соискание степени доктора церковной истории по теме «Русская Православная Церковь и Л. Н. Толстой: причины конфликта и его восприятие современниками». С 2011 года проректор ПСТГУ по международной работе. В 2012 году в Ярославском государственном педагогическом университете имени К. Д. Ушинского защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора исторических наук по теме «Историко-культурный контекст дихотомии “Русская Православная Церковь — Л. Н. Толстой”».





© 2010 Издательский Совет Русской Православной Церкви, Официальный сайт