Древо испытания. Неделя 14-я по Пятидесятнице


Древо испытания.  Неделя 14-я по Пятидесятнице 04.09.2015

Древо испытания. Неделя 14-я по Пятидесятнице

Проповедь митрополита Калужского и Боровского Климента на страницах газеты «Вечерняя Москва».

Бог – Творец всего сущего – не только создает человека свободным, но и дает ему возможность свою свободу проявить. Именно с этой целью Бог насадил в раю помимо других деревьев особое, названное в Библии древом познания добра и зла, и сказал человеку: «Не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь» (Быт. 2, 17).

Нарушение Адамом этой заповеди привело к трагическим последствиям, которые поныне действуют в мире и кульминацией которых стала Крестная смерть Сына Божия. Так что вся последующая история человечества это не столько кара Божия человеку, и тем более не месть, сколько крушение того естественного порядка, который был совершенным и блаженным замыслом Творца о человеке и обо всем остальном творении. Единственный запрет в раю был предупреждением Бога о грозившей человеку опасности – о пагубности приобщения ко злу, о смертоносности его познания.

Это вовсе не означает, что у дерева познания были ядовитые плоды. По мнению святых отцов, само по себе это дерево было благом, как все насажденное благим Богом, и плоды его были безвредны. «Плоды не содержали в себе ничего кроме знания, а знание есть благо, если, конечно, его правильно использовать», – говорит об этом райском дереве святитель Феофил Антиохийский. Смертоносным стало непослушание Адама, а следовательно, и его отступление от Бога.

Человек получил заповедь для познания собственной свободы через добровольное послушание или вольный отказ от исполнения воли Божией. В зависимости от своего свободного выбора Адам мог либо укрепить, либо утратить свое единство с Творцом. Преподобный Иоанн Дамаскин определяет предназначение древа познания добра и зла как испытание и упражнение человека в послушании Богу. Если бы Адаму было все позволено, он не смог бы воспользоваться своим даром самоопределения.

Это испытание соответствовало природе человека, сочетающей в себе духовное и плотское начала. Умной силой своей души человек способен приобщаться к Богу всем своим существом, включая тело, через которое он связан с остальным сотворенным миром. Ту часть этого мира, которая воспринимается органами чувств, в Библии как раз и символизирует древо познания добра и зла. Привести к Богу этот мир Адам мог, познавая Божественный замысел о нем, восходя от созерцания видимого творения к его Творцу. Этот путь стал бы познанием добра.

Однако соприкосновение с вещественным миром таило в себе опасность для человека. Как поясняет преподобный Максим Исповедник, все, что доступно ощущению, обладает природной силой, и если человек пользуется ею для своего чувственного наслаждения, то его дух уводится от Бога, а познание, вызывающее «забвение вещей божественных», и есть познание зла. Оно приводит к отпадению от Источника жизни – Бога и приобщению к смерти.

Иерархию жизненных ценностей любого человека может возглавлять одно из двух: либо никем не сотворенный вечный Бог, либо нечто иное – неважно что: сам ли человек с его амбициями, другой ли человек, карьера, деньги, популярность и тому подобное. Когда главным является не Творец, а нечто из сотворенного Им мира, тогда вместо того, чтобы всем своим существом обратиться к Богу, человек с пристрастием погружается в вещественный мир. Он начинает питаться тленной пищей и упиваться временными удовольствиями: славой, материальными благами, властью и прочим, не имеющим в себе вечной жизни. Преподобный Иоанн Дамаскин понимал плоды запретного древа как чувственную и доставляющую удовольствие жизнь человека, которая вводит его в связь с небытием. Как повседневная пища, по мысли преподобного, после ее вкушения подвергается распаду, так же невозможно жить вечно тому, кто питается только чувственной пищей.

Адам должен был довериться предостерегающим словам своего Создателя. Недоверие Творцу изменило человеческую природу, сделало ее смертной. Пока Адам верил, он свободно имел общение с Богом, возрастая в уподоблении Ему – в любви и бесстрастии. По мысли святых отцов, данный в раю запрет был временным, необходимым до тех пор, пока Адам не научится свободно предпочитать Творца как абсолютную ценность всему сотворенному миру. В таком случае, как пишет преподобный Максим Исповедник, Адам «став как бы богом в силу обожения, безвредно и в безопасности вместе с Богом созерцал творения Божии и получил ведение о них как бог, а не как человек».

Через единение с Богом Адам был способен постичь сущность всех созданий: умозрительного и физического миров и себя самого, поскольку никому так не ведомо творение, как его Создателю. Так, через причастность Божественному ведению, познают мир святые. Следовательно, человеку не только не запрещено познавать мир, а наоборот, через это познание он призван выполнить свое предназначение – одухотворить все творение. Но прежде чем приступать к нему, человеку надо окончательно укрепиться в добре, приобщиться к Богу до такой степени, чтобы стать неспособным к падению. Обладая истинным ведением себя самого и всего сотворенного мира, Адам смог бы вовремя распознать, что предлагаемый дьяволом путь является ложным, ведущим не к жизни, а к смерти. Адам же не устоял в хранении заповеди и утратил связь с источником жизни.

«Вечерняя Москва»










© 2010 Издательский Совет Русской Православной Церкви, Официальный сайт